Сайты партнеров




GEO приглашает

14 декабря в Концертном зале им. Чайковского Московской филармонии пройдет концерт музыкантов без дирижера — персимфанс, то есть первый симфонический ансамбль. Более 60 музыкантов из Москвы и 20 из Дюссельдорфа исполнят увертюру «Эгмонт» Бетховена, любимого композитора Ленина, и «Октябрь» Иосифа Шиллингера, официального «государственного композитора» революционного времени


GEO рекомендует

В расписании авиакомпании Lufthansa на лето 2018 появилось пять новых маршрутов. Они свяжут Франкфурт с Глазго, Кишиневом, Санторини и Меноркой, а Фуншал на Мадейре с Мюнхеном. Билеты уже в продаже


Италия: гид по островам Тосканского архипелага

Россыпь островов в водах Лигурийского и Тирренского морей между Корсикой и западным побережьем Италии. И каждый остров по-своему красив и своеобразен
текст: Катрин Гигон
ЖИВОЙ ВУЛКАНИЗМ

Возникновение Тосканского архипелага римляне описывали так: некогда богиня любви Венера, выступая из волн морских, обронила семь жемчужин из своего ожерелья. Так появились семь островов, рассеянных среди голубой глади вод двух морей – Лигурийского и Тирренского.

С 1996 года эти холмистые каменистые острова, поросшие дроком и соснами, получили статус морского заповедника – крупнейшего в Европе. И у каждого острова свой характер. 

Вулканически активный Капрая или плоский Пьяноса, на которых стояли старинные каторжные тюрьмы, сегодня живут мирной цивильной жизнью. На другие острова по-прежнему не попасть – по крайней мере, пока не приложишь максимум усилий и не раздобудешь пропуск. Например, на Горгону – самый северный остров архипелага, где до сих пор расположена колония. Или на Монтекристо, прославленный Александром Дюма. Сейчас это заповедник, знаменитый своей флорой и фауной. Настолько уникальной, что без специального разрешения даже подплывать к нему ближе чем на километр запрещено, а уж тем более высаживаться на берег. 

Зато на Эльбу, остров первой ссылки Наполеона, туристы едут непрерывно. Сев на паром в Пьомбино, за час можно добраться до тихого порта столицы Эльбы – города Портоферрайо на скалистом мысе.

Я стою на палубе. смотрю, как медленно всплывает на горизонте и приближается Открытая всем ветрам Эльба. Она манит уютными бухточками, в которые можно попасть только на катере: по земле пришлось бы пробираться через лесные дебри, спускаться по козьим тропам…

Но вот паром огибает северную оконечность острова, и на повороте во внутреннюю гавань показывается Портоферрайо, как говорят италь­янцы, более средиземноморский, чем само Средиземноморье. А еще это самый крупный населенный пункт на всем Тосканском архипелаге – в городе 12 тысяч жителей.

Властитель острова герцог Тосканский Козимо I Медичи в 1548 году окружил город крепостными стенами. Портоферрайо встречает путешественника домами с высокими фасадами, украшенными каменными рельефами и резьбой. На их охристом фоне выделяются зеленые жалюзи. Этот старинный форт, стойко оборонявшийся от оттоманских пиратов, сегодня с готовностью покоряется любому завоевателю. 

В порту множество яхт и парусников. Проходя за гигантскую крепостную стену через Porta a mare  («Мор­ские ворота»), попадаешь в город, плавно устремляющийся вверх широкими лестничными пролетами со стертыми ступенями из розового известняка, вдоль которых выставлены лавровые деревья в кадках. По пути встречаются две церкви, фасадами глядящие друг на друга, – увековеченное противостояние гвельфов и гибеллинов, на протяжении веков определявшее политическую жизнь Тос­каны. 

На вершине холма форт Stella – выстроенные в форме звезды укрепления XVI века. Отсюда открываются фантастической красоты виды – на бесконечную гладь морских вод, на пляжи, на черепичные крыши в зелени спускающихся по склонам садов... О том, что раньше в Портоферрайо выплавляли железо и небо над городом коптили доменные печи, напоминает разве что закусочная Il Castagnacciaio: с 1885 года здесь подают torta di ceci, лепешки из турецкого гороха, любимое блюдо пролетариев былых времен.

Но пора покинуть крепость, чтобы насладиться красотой дикой природы острова, познакомиться с его старинными рудниками и памятными местами, связанными с именем Наполеона Бонапарта.

Наутро с гидом Алессандрой ди Вита отправляемся в Марчану, поселок с узкими средневековыми улочками на склонах Капанне (1019 м над уровнем моря). В Марчану ведет канатная дорога, но мы пойдем пешком. Обозначенная столбиками тропа, проложенная вдоль старой римской дороги, огибает внушительный гранитный массив. Крутой склон горы зарос каштанами. 

У церкви Мадонны дель Монте, сооруженной в XVI веке на месте чудесного явления на скале лика Богородицы, устраиваем привал. Из фонтанчика с изображением горгоны струится свежая вода. Алессандра показывает нам следы кабана: «Просто бедствие. Кабанов завезли лет сорок назад – для охоты. И они ужасно расплодились, ведь хищников здесь нет…» 

Через два часа добираемся до ущелья Serra Ventosa («Ветряный хребет»), где, как и положено, гуляют сильные ветры. В небе у нас над головой сокол сражается с мощными воздушными потоками. Начинаем спуск к Кьесси, рыбачьей деревушке, которая отсюда кажется совсем крошечной. 

Сухой разогретый воздух в лесу пропитан ароматами ладана и земляники. Желтые кусты дрока по обеим сторонам тропинки, синеватый блеск цветущего розмарина. Мы натыкаемся на надгробный камень – могилу пастуха. «Сейчас уже никто на острове не разводит коз, традиция сыроварения, увы, утрачена», – вздыхает Алессандра. 

Прямо перед нами сверкает море, в туманной дали угадываются очертания берегов Корсики. На обратном пути мы делаем небольшой крюк и заходим в вымощенный серой гранитной плиткой поселок Сан-Пьеро-ин-Кампо. Из окрестных карьеров поставляли камень на строительство собора Святого Петра в Риме. С площади-терассы открывается дивный вид на залив Кампо.

На следующий день Направляемся к восточному побережью, к Порто-Адзурро и Каполивери. Здесь с головой погружаемся в геологическую историю острова Эльба. В его недрах обнаружены 150 видов минералов – кварц, пирит, турмалин... Залежи железной руды разрабатывались еще со времен этрусков. Расположенная на самом юге острова гора Каламита, к примеру, так богата магнитным железняком, что, по слухам, на проходящих вдоль побережья судах начинают сходить с ума компасы. 

Проходим по обрывистой горной тропе над мес­течком Коста-дей-Габбьяни, «Берегом чаек» – эти птицы селятся здесь целыми колониями, – и добираемся до шахты-призрака. Это рудник Джинепро, закрытый в начале 1980-х годов. 

Спускаемся в недра шахты на глубину 54 м. Нас сопровождает Франческо Кука, один из смот­рителей. Преодолеваем 360 ступеней, крутых и скользких. Внизу все осталось как прежде: столовая для рабочих, вагонетки на рельсах, шурф и подъемник для руды. Здесь работали до седьмого пота, опустошая гору изнутри. Говорят, что в образовавшейся под землей пустоте может поместиться Миланский кафедральный собор! «Это была золотая жила!» – вздыхает наш проводник. Он надеется, что когда-нибудь рудник Джинепро превратят в музей и откроют для посетителей.

По всему побережью, которое тянется к северу до Рио-Марина, среди буйной зелени и пестрого разноцветья мелькают красноватые вкрапления терриконов – следы интенсивной добычи руды, на земле серой пылью блестит гематит – красный железняк. «У этих мест большое будущее», – уверяет нас юрист Маттео Ригали, убежденный, что в ближайшем будущем Эльбу ожидает расцвет модного в наши дни экотуризма. «Да, здесь все возможно!» – с воодушевлением заключает он. 

Купив землю в заброшенной промзоне, Ригали посадил оливковые деревья, построил ферму, на которой разводит поросят, открыл чудесную гос­тиницу. Он выходит в море на гоццо, традиционной генуэзской рыбачьей парусной шлюпке, и ловит кальмаров. Лодка Маттео стоит на якоре в бухте городка Каво. Его порт принимает только небольшие суда – с осадкой не больше двух метров.

Эльба, Италия

Эльба, Италия

Сегодня Эльба целиком во власти туристов. Их привлекают песчаные пляжи в Марина-ди-Кампо и у залива Бьодола, размеренные курортные будни в Сант-Андреа и Помонте, шум многолюдных площадей и обаяние портовых набережных. Сюда приезжают 1,4 млн человек в год, некоторые местные жители даже обеспокоены: они хотели бы сохранить нетронутым «истинное лицо» острова. 

Карло Эуджени – один из таких активистов. Он лидер местных сторонников движения Slow Food, которое заботится о сохранении кулинарных традиций. Этот человек знает все секреты плодородных долин острова, знаком с лучшими производителями местных сладких вин – алеатико и муската. Он с горечью рассказывает о том, что на Эльбе начали выращивать совершенно чуждый здешней природе, «иностранный» сорт винограда – мерло. Карло учит крестьян, как повысить качество меда и оливок, может часами рассуждать об искусстве приготовления дзерри, местных сардин. 

Праправнук солдата наполеоновской армии, синьор Карло Эуджени не скрывает своего безграничного восхищения французским императором. По его мнению, только Наполеон Бонапарт обустраивал Эльбу на благо ее жителей. «Принято считать, что Наполеон был здесь пленником. Но это не так – он был хозяином острова. Всего за неполных 10 месяцев ссылки, с мая 1814-го по февраль 1815 года он реорганизовал на Эльбе сельское хозяйство, построил дороги, основал больницу, театр, библиотеку... И это он придумал нам флаг: белый с красной полосой и тремя золотыми пчелами!» – с жаром рассказывает Карло. 

На Эльбе Наполеон – повсюду. В его летней резиденции, в Сан-Мартино, невольно возникает ощущение, что опальный император до сих пор там живет (хотя в доме размещается картинная галерея). Кажется, еще секунда – и увидишь, как прохаживаясь по террасе он вглядывается в морские дали… Отделкой этого дома Наполеон руководил лично: резные мраморные орнаменты напоминали ему о египетском походе, пара красных голубков, глядящих в разные стороны, – о былых сердечных ранах, а знаки зодиака на потолке – о тяжелом бремени судьбы. Тайно покидая остров на борту корабля Inconstant («Непостоянный»), поверженный император, родившийся под созвездием Льва, верил: в мире все преходяще, неизменно только великое предназначение его, Наполеона Бонапарта…

Бегство Бонапарта – едва ли не единственный успешный побег в истории тюрем Тосканского архипелага. Порукой тому суровая репутация Пьяносы. Этот остров площадью 10 кв. км прозвали «Алькатрасом Тирренского моря». Хотя здешняя колония была закрыта еще в 1998 году, небольшая группа осужденных все еще остается на острове. По этой причине доступ на Пьяносу по-прежнему ограничен.

Комендант Антонио Кану знакомит нас с исчезнувшим миром островной тюрьмы. Около ста осужденных, преимущественно террористов и влиятельных мафиози, содержались здесь в полной изоляции от внешнего мира под надзором пятисот надсмотрщиков и двухсот карабинеров. 

Стражи порядка жили на Пьяносе с женами и детьми. Разводили скот, выращивали рожь и ячмень. А потом колонию закрыли, и поселок зачах. Расплодившиеся кролики и куропатки опустошили поля, казарма начала разваливаться, потрескалась штукатурка на стенах заброшенных домов…

И все же будущее Тосканского архипелага за Национальным парком – морским заповедником европейского значения. Меры по охране уникальной природы уже изменили облик еще одной бывшей каторги – острова Капрая. Теперь хозяева этого клочка суши (всего 19 кв. км) не охранники с автоматами, а горные козы. Здесь можно прогуливаться по изломанным сланцевым плитам Кала-Росса, исследовать спящие вулканы и прибрежные рифы. А если повезет, вы встретите редких представителей животного мира – муфлонов и хохлатых бакланов. 

Хорошо бы пуститься в путь по морю, минуя крохотные бухточки и развалины римских строений, добраться до острова Джильо, такого же небольшого, как и Капрая, а потом поплыть дальше и бросить якорь у совсем крохотного островка Джаннутри – раз в десять меньше своего соседа… И неважно, куда занесет вас ветром – к острову Эльба или его меньшим братьям. Все они по-прежнему похожи на жемчужины, которые рассыпались из ожерелья прекрасной богини Венеры.

Фото: Shutterstock

11.05.2011