Поначалу шкуры соединяли так: жилы зверей вставляли в отверстия, проделанные подобием шила. Но по мере того как одежда становилась тоньше, возникала потребность в более тонком инструменте. Около 20 тысяч лет назад появилась иголка с ушком. Иные из найденных образцов столь мелки, что, вероятно, для шитья в них вставляли конский волос.

По известному евангельскому выражению, легче верблюду пройти сквозь игольное ушко, чем богатому попасть в царство небесное. Некоторые толкователи этой сентенции утверждают, что имелось в виду не само животное, но канат из верблюжь-ей шерсти. При таком прочтении участь богачей представляется немногим более обнадеживающей... Другие же ученые придерживаются мнения, что речь тут идет не про реальную иголку, а про городские ворота Иерусалима. На ночь их запирали, оставляя открытой узенькую калитку, как раз называвшуюся «Игольным ушком». Какой-нибудь припозднившийся купец в нее протиснуться мог – но без своего каравана. Как бы то ни было, сама метафора доказывает повсеместное распространение иглы в самых бедных слоях общества, для которых и писался Новый Завет.

Древность долго не знала пуговиц, их роль тоже выполняли иголки: такие остроконечные застежки из меди находят уже в самых ранних египетских захоронениях. Их тупой конец обычно украшали каким-нибудь навершием (отсюда и русское «булавка» – от слова «булава», названия древнего орудия, имевшего вид палки с круглым набалдашником). Острие такой застежки могло поранить, и еще в ХIII веке до н. э. на севере нынешней Италии была изобретена безопасная булавка, которую мы теперь упорно именуем английской (кстати, совершенно без всяких на то оснований, ведь позже, в 1849 году безопасную булавку запатентовал житель Нью-Йорка Уолтер Хант. Значит, она скорее «американская»). В Древнем Риме это приспособление, без которого было бы немыслимо носить тогу со всеми ее сложными складками, получило название «фибулы». Вся античность заполнена фибулами, ими закалывали одежду и персы, и римляне, и варвары – и только в средние века эти булавки были вытеснены шпильками, а потом и пуговицами.

Но вернемся к иголке. Уже в Древнем Египте с ее помощью не только сшивали, но и вышивали. С течением времени вышивка распространилась с Востока на Запад, но это, конечно, совершенно другая история. Первые железные иглы найдены не в римском, а в кельтском ареале, – в Манчинге (ныне Бавария), и относятся они к III веку до н. э. Но вообще иголка мало менялась с течением столетий. Технологический прорыв произошел только в середине XIV столетия, когда метод волочения проволоки был механизирован с помощью гидродвигателя. Производство иголок сосредоточилось в Германии и Испании. Оттуда иголки, называвшиеся «испанскими пиками», шли и на экспорт. В Англии, которой с XIX века предстояло стать главным поставщиком игл, их производство началось лишь в 1556 году. В России собственное игольное дело было учреждено по указу Петра I в 1717 году в Рязанском уезде, в двух селах – Столпцы и Коленцы.

У иголки много разных обличий. С появлением швейных машин ушко было перенесено на острый конец, игла для хирургических целей искривилась... Еще в 1670-х годах иглу стали использовать для инъекций, но современный шприц появился только в 1853 году. Теперь уже существуют безболезненные микроиглы, которые не затрагивают нервных окончаний. Такую иголку не то что в стоге сена, а и на гладком-то месте не найдешь.

Игла на протяжении всей своей истории оставалась предметом сугубо прагматическим. Все декоративные функции она передала своей сестре броши. Иначе сложилась судьба предмета, обычно сопутствующего иголке, – наперстка. Он был независимо изобретен римлянами и китайцами на рубеже нашей эры. В разные эпохи и в разных странах его делали из бронзы, камня, глины, дерева, кожи, рога, кости, фарфора. В ХV веке в Нюрнберге придумали дешевые нецельнолитые наперстки, изготовление которых оставалось секретом в течение двух веков.

Техническое усовершенствование этого простого предмета заключалось в том, чтобы не дать иголке соскочить и поранить швею. С этой целью, во-первых, рабочая поверхность наперстка из сферической постепенно становилась гладкой, а во-вторых, покрывалась сетью маленьких углублений (если они нанесены нерегулярно, значит, наперсток изготовлен до середины ХIХ века, когда этот процесс сумели наконец механизировать).

Защитить нежные дамские пальчики от уколов было делом чести мужчин, для которых предназначались все эти расшитые дамами платочки. В результате наперсток – разумеется, не всякий – сделался чуть ли не ювелирным украшением. Для его изготовления применялись черепаховый панцирь, бриллианты, сапфиры, рубины, агат... Серебряные и золотые, с эмалью и чернением, наперстки зачастую становились предметом коллекционирования. И конечно же, изысканная вещица была прекрасным подарком. geo_icon