Кто мог предвидеть, что спустя 10 лет после Зимней Олимпиады 1984 года полумиллионный город окажется в кольце военной блокады? «Добро пожаловать в Сараево!» – гласит ироническая надпись на сувенирных картах, которыми торгуют в городских книжных лавках. Жирная красная черта линии фронта проходит по жилым кварталам, за ней ощетинились стволы пушек...

История отвела боснийской столице незавидную роль символа трагедии. В Сараеве террорист Гаврило Принцип застрелил австрийского престолона-следника, дав повод для первой мировой войны. Так получилось, что в ХХ столетии мир вспоминал о существовании этого города лишь три раза: дважды из-за войны, еще раз – благодаря спорту.

Как и весь проект «социалистическая Югославия», город пережил пору расцвета той памятной олимпийской зимой 1984-го. Пожалуй, в Боснии и Герцеговине попытка маршала Тито создать не знающее национальных преград южнославянское общество удалась больше, чем в других республиках федерации. Здесь разные народы, их религии, их культуры и традиции переплетались, сосуществовали и смешивались так причудливо и тесно, что многие считали: власти выбрали столицей Олимпиады Сараево, чтобы ускорить успешное завершение небывалого эксперимента. В каком другом городе мира в паре сотен метров друг от друга стоят католический храм, православная церковь, мечеть и синагога?

После новой войны ностальгия по празднику стала еще сильнее. Едва город оправился от разрушений, его кандидатуру снова попытались выдвинуть в олимпийские столицы. Инициатива не вызвала энтузиазма у чиновников МОК. Сначала уберите от стадиона «Кошево» выросшее там кладбище, разминируйте горнолыжные трассы на горе Белашница...

Речка Мильяцка большую часть года соответствует своему названию — она мила и несерьезна. Почти пять веков назад мост соединил два главных торговых квартала Сараева – Латинлук, где селились богатые купцы-христиа-не, и Башчаршию, восточный город мастеров, где обитали кузнецы, гончары, чеканщики, портные и прочий ремесленный люд. Назвали мост Латинским. От его гранитного парапета юный, хлипкого вида Гаврило Принцип и стрелял в эрцгерцога и его жену. Отлитых из металла отпечатков ног, отмечающих на тротуаре место, где стоял террорист, теперь нет. Куда-то исчезли в дни осады Сараева. И только табличка напоминает: «Отсюда в июне 1914 года…».

 

 

Закрылся и находившийся по соседству музей воспитавшей стрелка националистической организации «Млада Босна». На другой, «латинской» стороне Мильяцки все собираются, да никак не восстановят памятник убиенной монаршей чете. Может, потому что эрцгерцог и эрцгерцогиня не были популярны ни во времена возникшего после первой мировой Королевства Югославии, ни тем более в правление Тито. Теперь у Латинского моста зимой и летом верткие брюнеты торгуют матрешками и «женскими русскими рукавицами» – на поверку те оказываются вовсе не русскими, а главное – не спасают от холода.Читать дальше >>>