Грохочущий индийский поезд везет меня в Дели. Велосипед прячется от контролеров под лавкой, потеснив пухлые баулы моих соседей. Вообще-то двухколесные транспортные средства положено сдавать в багаж. Но мне удобнее, спокойнее и дешевле, чтобы велосипед ехал со мной.

В Дели пересаживаюсь на электричку и еду в Чандигарх. Оттуда пара дней пути на велосипеде – и вот я в городе Шимла. Мое путешествие начинается именно здесь – в бывшей летней столице Британской Индии, а ныне – административном центре штата Химачал-Прадеш.

Степенностью и даже некоторой чопорностью Шимла действительно напоминает Соединенное Королевство. Особенно в историческом центре города, который пешеходы отвоевали у автомобилей. Исключение сделано только для пожарных машин – они ночуют прямо перед зданием муниципалитета. В случае пожара из центра удобнее нестись в любой конец города.

Главная пешеходная зона города, ее Арбат и Бродвей, называется Молл. Здесь расположены шикарные магазины и рестораны. Параллельно, но ниже ярусом (город построен на склоне холма), тянется Нижний базар, он же «Молл для бедных». Здесь благообразием старой доброй Англии и не пахнет. Привычная Индия с носильщиками-кули, дешевыми лавками и священными коровами, подъедающими с асфальта разбросанную апельсиновую кожуру. Гуляющий по городу праздный турист может так никогда и не узнать о существовании Нижнего базара. Да и завсегдатаи последнего редко выбираются наверх. Город спланирован так, будто живет сразу в двух не пересекающихся измерениях.

За пределами химачальской столицы начинаются настоящие Гималаи. Узкая дорога вьется вдоль бурного и мутного Сатледжа, пытаясь повторять его контуры. Вверх и вниз, влево и вправо. Этаким зигзагом я и въезжаю в Киннаур – восточный округ штата Химачал-Прадеш.

Традиционно Киннаур был связан с Тибетом сильнее, чем с Индией. После раздела Британской Индии на два государства – Индию и Пакистан – и ухудшения индо-китайских отношений Киннаур оказался частично изолирован. Что не так уж и плохо, поскольку местным жителям удалось сохранить свою самобытность и традиции. Древние индийские тексты называли жителей Киннаура – киннеров – полубогами. И сами боги, согласно легендам, выбрали эти места для своего проживания.

Одно из священных мест Киннаура – храм Бхимакали в Сарахане. Говорят, раньше здесь совершали человеческие жертвоприношения. Бхимакали – это Дурга, жена Шивы-разрушителя. В Индии, если вам встречается неизвестное женское божество, это наверняка Дурга. Она жа Кали, она же Деви – у богини десятки разных имен. Она олицетворяет шакти – женскую энергию, созидательную или разрушительную. Сарахан – одно из более, чем 50 священных «мест силы», разбросанных по всей Индии. Сегодня, правда, слово «шакти» частично потеряло свой первоначальный смысл и обозначает любую энергию. Простая электрическая лампочка – тоже шакти.

Войти в храм Бхимакали можно лишь босиком и в оранжевой пилотке, которую выдают на входе. Оранжевый – священный цвет. Обереги на стене храма – не банальные перцы чили и лимончики, защищающие от сглаза простых индусов, а апельсин и горные травы. Пышно разодетая Бхимакали восседает на втором этаже башни как мама в окружении детей – прочих богов индуистского пантеона.

Места здесь удивительно красивые. Цветущие яблони, за-снеженные горы и черепичные крыши киннаурских домов навевают мысли не об Индии даже, а о средневековой Японии.

Снова в путь, углубляюсь все дальше на восток. Качу по горной дорожке – не шире трех метров. С одной стороны вертикальная стена, с другой – пропасть. Ни разметки, ни ограждений. Кое-где отсутствует и асфальт. Меня с ревом обгоняет автобус, у которого на лобовом стекле написано: «Боже, спаси меня!» А рядом: «Бог – это все». И на бампере – изображение демона для защиты от злых сил. Я судорожно вжимаюсь в каменную стену. Внизу, в пропасти, уже лежат разбившиеся автобусы, грузовики, а возможно и велосипеды.Читать дальше >>>