Новости партнеров


GEO приглашает

В Киеве, в американском культурном центре America House проходит выставка «Шик-модерн» молодой украинской художницы Пацци Пеннелло (Pazza Pennello). На картинах, написанных акрилом в стиле поп-арт, запечатлены товары и бренды, хлынувшие на постсоветское пространство после падения железного занавеса


GEO рекомендует

Hisense — китайский бренд с почти 50-летней историей выходит на российский рынок и представляет линейку лазерных телевизоров, холодильников, стиральных машин и кондиционеров


Новости партнеров

Павловские Охоты

текст: Дмитрий Соколов-Митрич
Павлово

Гусиные бои – естественное явление природы, замеченное человеком и вынесенное на публику. Брачный период у гусей всегда сопровождается битвами.

Последние несколько лет Павловские гуси бились в селе Малявине. В этом году традиции пришлось изменить. Рядом с селом расположена птицефабрика, а гусятники страшно боятся птичьего гриппа. И хотя в Нижегородской области он пока зарегистрирован не был, владельцы решили от греха подальше стравить своих гусей в Павлове – на полянке напротив кладбища.

До революции гусиные бои были столь же популярны в России, как сегодня хоккей или «Евровидение». Но после 1917 года очень немногие регионы сохранили эту традицию.

– Сегодня вы увидите семнадцать поединков, – объявляет представитель районного отдела культуры. – И каждый из них – это не просто бой. Каждый из них – настоящая битва за любовь!

Мужики-гусятники скептически ухмыляются и огораживают красной лентой круг. Уже собралось несколько сотен зрителей. В стороне – целый «Шанхай» из плетеных коробов. Из каждого доносится отчаянное гоготание. В коробах – гуси со всей Нижегородской области.

Гусей-противников вместе с самками достают из коробов и выпускают в круг. Гусыни начинают истошно гоготать, подзадоривая своих «мужиков». Первые минуты три самцы просто ходят по рингу, наконец, вцепляются друг другу в крылья. Гусиный бой не такой яркий, как, например, петушиный, но гораздо более драматичный. Редко когда длится меньше получаса, а порой затягивается на несколько часов. Мощным клювом бойцовый гусь ломает противнику крыло, а свободным крылом наносит мощные удары.

– Выигрывает не тот, кто сильней, а кто лучше переносит боль, – говорил гусятник-аристократ Исаев – А боль-то они друг другу доставляют адскую. Если бойцовый гусь схватит человека даже через телогрейку – огромный синяк останется. А тут – по живому друг друга щиплют. Да и крылья у них будь здоров.

– А почему у вас одних гусей по именам кличут, а других просто «гусь»? – спрашиваю Исаева.

– Так имя еще заслужить надо! До пятого выигранного боя обычно гусю имени не дают. Разве что по родовой линии называют: бизоны, ермаки, президенты...

С каждым новым боем на круге появляются все более взрослые гуси, и зрелище становится все более захватывающим. Противники сцепляются сразу и намертво. Вот двое шестилеток в пылу сражения выползли за ограду и мутузят друг друга не хуже бойцовых собак. Пух и перья летят в стороны, застревают в клювах.

Проигравшим считается тот, кто либо первый обратится в бегство, либо трижды схватит противника клювом за глаза, либо вцепится ему в лапу. Последнее считается самым страшным проступком. За это следует пожизненная дисквалификация, а значит – прямая дорога на жаровню. Единственный шанс реабилитироваться – если кто-нибудь из охотников согласится выставить против нарушителя своего гуся: «партия в партию». Если проштрафившийся гусь снова проиграет, его хозяин отдает всех своих гусей.

Пятидесятая минута боя... Шестидесятая... Наконец, хозяева объявляют ничью. Это возможно по обоюдному согласию, если явного лидера боя нет, а поединок грозит закончиться летальным исходом.

 «Гоша кушать жрать хочет!»

Надежда Николаевна Чилина – святая женщина. У нее маленькая зарплата, проблемы в семье, но жизненной энергии хватит на четверых.
Это потому что у нее тоже есть своя охота – опекать всех местных «охотников». Надежда Николаевна возглавляет районный Центр народных ремесел.

– Канареечники, лимонники, саночники, замочники, тараканники... – Чилина перечисляет все местные страсти минуты две. Становится ясно, что если писать обо всех, то получится толстая книга. Одержимость павловцев всевозможными хобби действительно какая-то феноменальная. Впору изучать в этих местах геомагнитную активность земной коры.

– Надежда Николаевна, давайте остановимся на первых двух – канареечниках и лимонниках.

Чилина нехотя соглашается. Канарейки в Павлове – это не просто желтые птички, которые легко имитируют звуки. Павлово – это канареечная столица России. Именно сюда в XVIII веке этих птичек привезли впервые, а уж потом они распространились по всей России.

Местные канареечники – это тоже отдельная порода людей.

Виктор Богатырев и супруга его Раиса Федоровна – типичные ее представители. Они познакомились 50 лет назад благодаря своему увлечению и прожили всю жизнь, как кенарь с канарейкой – душа в душу.

Виктор Михайлович вывешивает на стену одну клетку за другой. Через минуту стена оживает и поет на 30 голосов.

Любые посторонние звуки канареечник воспринимает как смертоносное излучение. Дом Богатыревых разделен плотной стеной на две половины. В той, что выходит окнами на улицу, живут хозяева. Та, что в огород – для птиц. В отдельном помещении попугаи. Заходим и слышим: «Гоша кушать жрать хочет!!!» Раиса Федоровна виновато улыбается и пожимает плечами: «Сначала кто-то из гостей научил его говорить: «Гоша жрать хочет!» Я его решила перевоспитать: «Гоша скажи: «Гоша кушать хочет!» И вот чего добилась».

Еще одно зло для канареечного движения – это «CD-терапия». Ленивые жители больших городов тренируют своих кенарей при помощи дисков с записями канареечного пения.

– Это дает определенный эффект, но никогда не приведет к рекордам, – считает Богатырев. – Феноменального пения можно добиться только при «ручной работе».

Джунгли на печном отоплении

– Ах вы, мои хорошие! Вы мои желтенькие! Как сегодня спали? Замерзли поди тут на окне, проголодались? Сейчас я вас накормлю, да, да, накормлю... – это Антонина Павловна Сколкова разговаривает с лимонными деревьями. Вот уже минут двадцать.

Антонина Павловна – лимонница. Кто такие лимонницы? Это люди с психологией бабочки.

–  Они живые, – говорит Антонина Павловна про лимоны, которые в ее доме висят гроздьями. – С ними надо общаться – иначе обидятся и завянут. А знаете, какое счастье, когда встаешь утром и видишь, что вылезли листочки, или цветы появились, или плоды завязались. Вся жизнь вокруг этого вертится.

– И еще не во всяком доме лимоны будут жить, – вступает в разговор ее дочь Елена Бубнова. – Если человек тяжелый, ни одного лимона не вырастит. Проверено тысячу раз. Сколько саженцев мы знакомым в Москву отправляли? Все зачахли.

Выращивание лимонов – не просто блажь, а доходный бизнес.

– С одного дерева я собираю 20 лимонов в год, – говорит еще одна лимонница, Евдокия Звездина. – А деревьев у меня 15. Плодоносят дважды в год. Когда собираешь урожай, такой запах стоит в доме, что соседи специально приходят подышать. Я иногда покупаю лимоны в магазине, но еще ни разу не встречала вкуснее, чем собственные. Когда мать-лимонница жива была, я все время бурчала, зачем ты этой ерундой занимаешься, а теперь и сама заболела. Вот уже седьмой год пошел. Не дом, а джунгли.

Павловские лимонники утверждают, что в деревянных избах лимоны растут лучше. И печку они любят. С тех пор как газ в дома провели, многим пришлось строить для лимонов специальные домики-плантации.

11.05.2011