Ежегодно в конце декабря или в начале января около 200 легковых автомобилей, более 200 мотоциклов и почти сотня грузовиков выезжают на маршрут знаменитого ралли «Дакар». Когда-то машины стартовали в Париже, но последние два года изматывающая гонка начинается в Лиссабоне.

Извивы европейской трассы – лишь прелюдия к основным испытаниям. Покрасовавшись перед европейской публикой на своих пока еще сияющих авто, гонщики на паромах прибывают в Марокко. Впереди у них – почти 9000 км по земле Африки.

Как правило, до финиша добирается меньше половины участников ралли. Тем более впечатляют успехи российской команды «КамАЗ-мастер», много лет выступающей в классе грузовиков. Она уже семь раз поднималась на верхнюю ступеньку пьедестала, а самый звездный ее экипаж – Чагин, Савостин и Якубов – долгое время был бессменным лидером гонки. Увы, в этом году нашим не повезло: на одном из участков пути грузовик Чагина на огромной скорости налетел на груду камней, несколько раз перевернулся и разбился почти до неузнаваемости... Экипаж, слава богу, остался жив, но из борьбы выбыл.

Всему виной здешние ландшафты. Именно благодаря африканским участкам ралли снискал себе славу опаснейшей из гонок. На любом этапе участников поджидают свои сложности, расслабиться некогда, приходится постоянно держать ухо востро.

Территория Марокко на севере Африки изрезана руслами пересохших рек, похожими на лунные кратеры. Правда, на этом жестком грунте «КамАЗу» равных нет: благодаря конструкции подвески, амортизирующей тряску на «трамплинах», можно двигаться по маршруту, не снижая скорость. Труднее на так называемом верблюжьем кочкарнике – эти пространства густо усеяны высокими кочками из плотного песка с кустами верблюжьей колючки на вершинах. Расстояние между колесами грузовика – 4 м, между кочками – около трех. Лавировать между ними грузовику невозможно, то и дело приходится на них наезжать. А такие участки с верблюжьим кочкарником могут простираться на десятки километров...

На мавританской территории наступает черед вязких песков и зыбучих дюн. Эти участки преодолевают, выжимая из двигателя все и используя инерцию разгона. Оказавшись на склоне дюны, десятитонный грузовик либо сползает по песку, либо переворачивается. Во время одной из гонок наш грузовик провалился в глубокую яму, не видимую за барханом. Машина легла почти на бок и завязла. Чтобы выровнять ее, пришлось втроем рыть траншею глубиной в человеческий рост, затем еще одну – по ходу, подкладывая под колеса трапы и с трудом выползая на твердую почву. Потеряли два часа.

В сложных обстоятельствах помогает контакт с местными жителями. Пару лет назад российский грузовик плотно сел посреди мавританских песков – вышла из строя прокладка газового стыка на блоке цилиндров. В условиях пыльной бури с ремонтом провозились 5 часов. Починили, но, пытаясь наверстать упущенное время, экипаж Чагина быстро сжег всю солярку до капли. Правда, на следующий день удалось прикупить полбака у предприимчивых бедуинов, продававших топливо прямо в пустыне – в десять раз дороже. Но отставание от лидеров гонки составляло уже 15 часов, отыграть их на дакарской трассе было невозможно. Тогда на пьедестал впервые взошел другой российский экипаж – Фирдауса Кабирова.

Гонщикам приходится учитывать особенности местной политической обстановки. Бывало, попадали под пули: трасса раньше проходила по району боевых действий в Западной Сахаре – территории, которую оспаривают Марокко и Мавритания. Лишь на время «Дакара» ооновские формирования разминировали полоску пустыни шириной около 10 м, выставляя каменные столбики для обозначения зоны прохода. Из-за поломки один наш экипаж встал и попал в пыльную бурю, которая занесла столбики песком. Пришлось Якубову брать пилотов и среди ночи ехать выручать ребят. Марокканский проводник слезно просил не брать его на мины, но 200 граммов водки под апельсиновую дольку сделали свое дело. К утру добрались до экипажа прямо по минному полю.

Что там говорить – во время соревнований гонщикам не до любования местными красотами. И даже живописное розовое озеро Ретба напоминает им лишь о близости финиша. От него до Дакара остается всего ничего – каких-то 30 км.  geo_icon