Город Кемь, раннее утро. Поезд на Мурманск ушел только что. Валит снег. Густой и медленный, как кисель. Кажется, что где-то рядом взорвалась аптека и с неба падают куски ваты. Я сижу в закусочной «Уют» на вокзале. Пережидаю снегопад. Посетителей никого. В грильнице на железной «карусели» – куриная тушка и дюжина крылышек. Если долго смотреть, похоже на балет в заколдованном театре. Куриный хоровод.

Один за другим появляются два персонажа. Хитрый немой попрошайка подходит к буфету и вдруг видит меня. С радостным мычаньем бросается навстречу. Здоровается обеими руками, хлопает по плечу. Я киваю и улыбаюсь в ответ – обознался человек. Немой уходит. Но через мгновение снова появляется. И просит денег. На тебя пролили столько радости и благодушия, что отказать – чистое свинство.

Следом появляется милиционер. Я понимаю, что это мираж в погонах младшего лейтенанта. У него неестественно красивое лицо, чистая кожа и белоснежные зубы. Человек из Голливуда.

– Вы свободны? – спрашивает милиционер хорошо поставленным голосом.

Я озираюсь. Буфетчица ушла на кухню. Значит, он ко мне…

– Пока вы не подошли, был свободен, – и я медленно поднимаюсь из-за стола.

– Понятым будете?

– Буду, – быстро соглашаюсь я и думаю: «Это – кино, камеру спрятали за окном, милиционер – артист Безруков.»

Мы идем. Вокзал пахнет вымытыми полами. В коридоре линейного отделения стоят два сотрудника в форме и злой командировочный с портфелем под мышкой. За ним, оранжевым пятном на синем фоне, путеец в жилетке – первый понятой.

– Уже не надо, – говорят милиционеры. – Он подписал акт.

– Всего-то административное правонарушение, а нервов!.. – восклицает «голливудский» лейтенант. – Вам спасибо, можете идти.

Я иду к окошку дежурного по вокзалу. На таких станциях оно всегда похоже на аквариум. С моей стороны холодные синие стены, а там, внутри, горит яркий желтый свет, цветы по стенам, словно водоросли, сейфы и ящички, как раковины. Пока я завтракал, в аквариуме сменились обитатели: час назад там «плавала» этакая сомиха, а сейчас – золотая рыбка, рыжая девушка с неприступным выражением лица

– Можно позвонить? – интересуюсь я.

– Можно, – рыжая просовывает под стекло телефонную трубку.

Подходит мужчина, остриженный бобриком, в свитере с толстым воротником и с яркой дорожной сумкой на плече. По виду – иностранец, но по-русски говорит прилично. Ему рыжая улыбается – не так, как мне. От суровости и следа не остается. Пока я слушаю длинные гудки, иностранец, справляясь о завтрашних поездах на Питер, рассказывает рыжей, что он норвежец, экспедитор. Грузовик сломался, водитель поехал в Выборг за подшипником ступицы, а сам он уже второй день парится в автомастерской где-то на ГЭСовских улицах. В аквариуме бедного норвежца жалеют, рыжая тает на глазах, словно карамелька. Быстро пишет на листке расписание поездов до северной столицы и от себя добавляет:

– Покушать можете в нашей закусочной.

– Спасибо, – говорит иностранец и отходит.

– Угостить вас чашкой чаю? – спрашиваю я. – Как гостя?

– Угостить гостя! – смеется норвежец. – Но лучше кофе.

– В закусочной только растворимый, и сахару намешают больше, чем самого кофе, – говорю я.

В «Уюте» под танец курицы в гриле знакомимся ближе. Его зовут Ярле Осе, 40 лет, семь последних он работает в России, сопровождает автогрузы из Выборга до Печенги. Я предлагаю исследовать Кемь вместе.

«К.Е.М.»
Читать дальше >>>