Новости партнеров


GEO приглашает

11-12 августа на фестивале Geek Picnic в Москве автор бестселлера «Все лгут», data scientist и колумнист The New York Times Сет Стивенс-Давидовиц впервые в России расскажет о том, что поисковики и социальные сети знают о каждом из нас. Cкидка 10% на покупку билетов по промокоду GEO


GEO рекомендует

Мороженица E801 сама смешивает ингредиенты, постепенно охлаждая их. Собственная холодильная система E801 почти не отличается от машин производственного уровня: благодаря работающему на хладагенте компрессору она замораживает равномерно, а значит, десерт сохранит нежную однородную текстуру


Новости партнеров

Искусство Врачевать

текст: Неле Хусман
Восточная Медицина

Я в панике. Все началось три недели назад: ни с того ни с сего воспалился ноготь на среднем пальце руки. Врач прописал мне антибиотики, я пью их по сей день, но они не помогают. Пришлось отправиться в клинику, где хирург успокоил меня и глубоко надрезал кожу, чтобы вытек гной. Но вместо одного нарыва на пальце появилось еще несколько. Мне сделали биопсию, результаты оказались отрицательными. Следующим шагом может стать удаление ногтя, и еще неизвестно, чем все закончится.

И вот в людном кафе на Манхэттене я делюсь горем со своей подругой Мелани. Видимо от страха голос мой звучит пронзительно, потому что дама за соседним столиком решает вмешаться в нашу беседу. «Не нужно вам удалять ноготь. Отправляйтесь в Чайна-таун к моему китайскому врачу. Он вас вылечит», – заявляет моя новая знакомая уверенным тоном.

Я слушаю с недоверием рассказ о том, что у нее была опухоль на правой щиколотке величиной с кулак, которую собирались удалить в клинике. При этом пациентку честно предупредили, что возможны осложнения – нарушение двигательной функции ноги. Решив не рисковать, женщина пошла к китайскому врачу. Через год опухоль исчезла – помогло лечение травами в сочетании с иглоукалыванием и массажем цигун. И я получаю нарисованную на салфетке схему, как найти доктора Питера Юаня в Чайна-тауне Нью-Йорка.

Мир постепенно открывает для себя Традиционную китайскую медицину. Суть этих методов лечения обобщена более двух тысяч лет назад в трактате «Ней Цзин». Главная книга китайских лекарей составлена между 300 и 100 гг. до н. э. в форме диалога императора Цинь Шихуанди с врачом Чжи Бо.

Согласно китайской философии, наше здоровье, так же как и вся Вселенная, – это постоянная борьба за равновесие. В организме действуют противоположные силы, такие как тепло и холод, радость и грусть. Все силы делятся на мужские (ян) и женские (инь). Преобладание одной силы проявляется в большей или меньшей активности определенного органа. Такой дисбаланс может блокировать поток жизненной энергии ци, идущей через организм по своим путям – меридианам.

В отличие от европейской медицины, которая борется с болезнью как с врагом, уничтожая антибиотиками бактерии, вырезая опухоли и так далее, традиционная китайская медицина ищет способы укрепить иммунную систему. Организм сам способен справиться с недугом. Иглоукалывание – акупунктура – и лекарственные травы должны помочь ему вернуть нарушенное равновесие.

Китайцы ходят на прием к врачу каждые два-три месяца – для профилактики. Небольшой дисбаланс лекари ликвидируют за один сеанс. Каждый раз врач определяет состояние организма пациента и в соответствии с этим назначает лечебные травы и акупунктуру, разрабатывает индивидуальную программу лечения.

В 1970-х китайская пресса много писала о проводимых в стране операциях без анестезии – с использованием тонких акупунктурных игл. Пациенты оставались в сознании и при этом не чувствовали боли. С тех пор иглоукалывание стало распространяться на Западе прежде всего как метод обезболивания – его эффективность доказывали и клинические испытания.

А вот механизм действия китайских трав и по сей день почти не изучен. В отличие от западных медикаментов, в них не заинтересованы мощные фармацевтические лобби, финансирующие дорогостоящие исследования. Несколько лет назад австралийские медики провели эксперимент, в котором участвовали 116 пациентов с синдромом раздраженного кишечника. Одним давали плацебо (пустышку), другим – стандартную китайскую микстуру из 20 трав или индивидуально подобранную смесь натуральных препаратов. Через 16 недель лечившиеся травами чувствовали себя заметно лучше принимавших плацебо. А еще через 14 недель только те пациенты, для которых была разработана индивидуальная программа, могли говорить о стабильном улучшении.

Во второй половине дня я приезжаю в Чайна-таун и отыскиваю нужное здание на Мотт -стрит. Свирепого вида китаец за стойкой при входе никак не реагирует на мое приветствие. Тесный лифт медленно поднимает меня на восьмой этаж. По обе стороны длинного освещенного неоновыми лампами коридора стеклянные двери в офисы. Проходя мимо одной, я мельком вижу плавающих в аквариуме золотых рыбок. В помещении, которое снимает доктор Питер Юань, для таких причуд просто нет места. Его клиника выглядит так же, как и многие другие в Чайна-тауне: в приемной стоит огороженная ширмой кушетка для пациентов. Кабинет врача забит книгами, ящиками, разложенными для просушки травами, старыми газетами и бумагами. Из известных мне предметов – только тонометр и весы. В смотровой стоят еще две кушетки, разделенные пластиковой занавеской, как в ванной. Ковер в пятнах, использованные акупунктурные иглы валяются прямо на полу. А дальше святая святых китайского лекаря – кладовка, в которой доктор Юань хранит на полках сотни трав в пучках, перевязанных бечевкой. Здесь он готовит настойки и кремы, таблетки и смеси для травяного чая.

Я жду в приемной. Сердце стучит. Боже мой, куда я попала? Входит доктор Юань, крепкий мужчина с высокими скулами, ухоженными усами, смуглой кожей и ясными глазами. «Что случилось?» Рассказывая, я разматываю повязку. «Слишком глубокий надрез», – бормочет он на ломаном английском. Потом меняет тему: расспрашивает о пищеварении и менструальном цикле. Затем проверяет пульс и просит показать язык, измеряет давление и с серьезным видом смотрит мне в глаза: «Я могу вам помочь. Но вы должны будете помочь мне». То, как китайский врач ставит диагноз, принципиально отличается от методик западных врачей. Он не делает биопсию и не ищет в лаборатории бактерии и вирусы, зато осматривает пациента с ног до головы. У меня красные пятна на лице, не совсем чистая кожа и зуд в некоторых местах. «Это признак «ши ду», влажного яда», – говорит доктор Юань. Осмотр языка может рассказать о многом. У меня он с желтоватым налетом и слегка опухший – признаки проблем с пищеварением и обменными процессами. После беременности и кормления грудью у меня почти два года не было менструации, к тому же, я страдаю запорами.

Не последнюю роль играет и запах человека. «При болезни почек от человека пахнет соленой рыбой», – невзначай сообщает доктор Юань. А от меня чем пахнет? Он колеблется, прежде чем сказать правду: оказывается, мое дыхание отдает несвежим мясом – признак дисбаланса в печени. Анатомии в нашем понимании для китайской медицины вроде бы и не существует. Если печень с точки зрения западных врачей определяется своей физической структурой, то для китайцев важны, прежде всего, ее функции: она не только очищает кровь, но и отвечает за плавное течение жизненной энергии ци по организму.

Важным моментом диагностики является и «чтение» пульса. Китайские врачи различают, по меньшей мере, 28 его видов. Пульс бывает коротким, узловатым, быстрым, тугим, сильным, скользящим, пустым или большим – вот лишь некоторые эпитеты, характеризующие различные виды дисбаланса в организме. В моем случае пульсация определяется как «хуа май» – дословно это не переводится. «Проблемы крови, которая не может течь плавно», – пытается объяснить доктор Юань. По его словам, через нарыв на пальце с гноем из моего организма выходят накопившиеся ядовитые вещества.

Ложусь на кушетку. Доктор ставит мне по две акупунктурные иглы в уши, руки и ноги. Приносит чашку, наполненную дымящейся горячей жидкостью ярко-желтого цвета – я окунаю в нее палец. При этом врач рассказывает, как он помог женщине с раком молочной железы – она не хотела удалять грудь. Уже шесть лет у нее не находят онкологии. Пациентке, страдающей диабетом, он спас ногу от ампутации, хотя два пальца уже были черными.

На визитной карточке доктора Юаня значится, что он лечит от 40 различных болезней. Среди этих недугов астма, артрит, алкоголизм, понос, запор, псориаз, болезнь Паркинсона, диабет, депрессия, зубная боль и бесплодие. Как раз там, где западные врачи не могут добиться особых результатов, есть надежда на традиционную китайскую медицину. Ведь до сих пор нет эффективных лекарственных средств против вирусов. Применение ТКМ на начальном этапе болезни Паркинсона может замедлить и даже приостановить ее развитие. ТКМ помогает и при бактериальных инфекциях, возбудители которых устойчивы к часто используемым антибиотикам.

Мой домашний врач, доктор Маргарет Левин, смотрит на меня строго: «Китайская медицина? Да это же надувательство!» Наукой на самом деле совсем не доказано, что китайская медицина вообще эффективна. Даже общепризнанный болеутоляющий эффект акупунктуры для западных врачей остается необъяснимым. «Сделайте лучше еще раз биопсию», – советует мне Маргарет. Стоит заговорить с нашими врачами о ТКМ, обязательно столкнешься со скептическим отношением. Правда, в Китае уже появляются первые больницы, в которых западные и восточные врачи работают вместе. И все же: рискую ли я своим здоровьем, соглашаясь на лечение непонятными травками?

Доктор Юань убедительно объясняет, как я должна «помочь ему». Он посыпет нарыв на пальце лечебным порошком и перевяжет его. Вода, и уж тем более грязь, ни в коем случае не должны попадать на рану. Понятно: бактерии могут вызвать дальнейшее воспаление. Но это не все. Мне следует по возможности перейти на вегетарианскую пищу и прежде всего отказаться от говядины и морепродуктов – в них больше всего гормонов, антибиотиков и ядов из окружающей среды. Куска бифштекса достаточно, чтобы палец загноился еще больше. Алкоголь тоже противопоказан.

Вместе с пятью пакетиками трав, приготовленными для меня, доктор Юань вручает мне глиняный чайник. В нем я ежедневно в течение часа должна заваривать смесь трав. Горький темно-коричневый отвар пью утром и вечером. В коричневых капсулах – порошок, который должен помочь от хронических запоров. Но главное – я должна прекратить прием антибиотиков. Причем немедленно, чтобы травяной чай начал действовать.

До этого предупреждения я думала, что буду лечиться у китайского врача параллельно – не помешает. И только теперь понимаю, насколько важным будет принятое мной решение. Склонившись в сторону восточной медицины, уже после первого этапа лечения я замечаю, что не ошиблась. Боли в среднем пальце утихают, я намерена выполнять указания доктора Юаня. А друзья с сомнением качают головой. Муж вообще отказывается комментировать происходящее. Мы отправляемся в давно запланированную поездку в Мексику. Там у нашей трехлетней дочери начинается понос. «Неизвестный вирус, нужно подождать, – говорят врачи в Мехико. – Пройдет само собой, но ребенку надо много пить».

Когда мы возвращаемся в Нью-Йорк, я беру девочку с собой к доктору Юаню. После двух недель поноса малышка вялая и худая, на попке язвочки. «Что случилось с ребенком?» – ужасается китаец. Он осматривает ее и исчезает в своей потайной комнате. Возвращается со скрученной «сигарой» из трав, зажигает и начинает водить над кожей. На следующий день стул почти в норме. Муж растерянно почесывает затылок.

Через некоторое время я чувствую, что простудилась: в горле першит, из носа течет. Доктор Юань вылечивает меня с помощью массажа цигун. Все симптомы сразу исчезают. Просто невероятно. Приходится долго упрашивать доктора, чтобы тот объяснил мне действие хотя бы нескольких из 20 трав, которые он смешивает для моего чая – китайские врачи не любят раскрывать карты. Часто их знания и навыки – семейное ноу-хау. Доктор Юань – врач в восьмом поколении. Он бережно хранит старую китайскую рукопись, медицинский трактат своего прапрапрадеда.

Еще ребенком Юань выучился у отца всему, что связано с акупунктурой. Экспериментировал на собственном организме: ставил себе иглы, часто ходил в горы собирать травы, и если не был уверен в каком-то растении, сначала испытывал его действие на себе.

В травяную смесь, которую он составляет специально для меня, входит среди прочего корень уральской солодки – чтобы организм очистился от токсинов. Пория – это растение у нас называется «древесный гриб» – снижает уровень «внутренней влажности»: избытком ее, по словам доктора, страдают люди, которые едят много мяса. Пория очень питательна и даже, вроде бы, стимулирует умственную деятельность. «Будете есть ее регулярно, проживете до 100 лет», – говорит Юань.

В чае я замечаю и корень ремании – растения с маленькими розовыми воронкообразными цветками. Он охлаждает кровь, стабилизирует женское начало инь – противоположность мужского ян – и считается полезным для печени. Если употреблять корень в сыром виде, он очищает от токсинов мочевой пузырь. Но для меня доктор Юань выпаривает и высушивает корень в общей сложности девять раз: так он, по его словам, будет поддерживать слабые почки.

Способов приготовления порошков и травяных сборов очень много. В их основе лежат старинные семейные рецепты, а также результаты собственных экспериментов. В ход идут даже ядовитые растения: приготовленные определенным способом, они могут оказывать лечебное действие.

В китайской медицине очень ценится развитая интуиция и высокое мастерство, поэтому выбор врача – дело важное и непростое. «Это как в музыке. Недостаточно выучить ноты, чтобы сыграть симфонию Бетховена», – говорит доктор Юань. К сожалению, распознать шарлатанов и бездарей бывает сложно. «Как ни странно, лучших докторов нередко находят в самых низах общества, – рассказывает Питер Юань, – они тихо и спокойно делают свою работу, не претендуя на славу и бешеные гонорары».

Без личной рекомендации выбор врача, работающего по методикам ТКМ, – дело намного более рискованное, чем обращение к западному cпециалисту. Ведь объективных критериев, которые бы позволили определить, хорошо ли доктор готовит чайную смесь, правильно ли определяет акупунктурные точки, просто нет. А уж при серьезных заболеваниях нужна предельная осторожность. Вера в ТКМ не должна затмевать тот факт, что на этой ниве попадаются и псевдомедики, греющие руки на чужой беде.

Тем временем мой средний палец зажил. Через полгода наконец-то позволено раз и навсегда снять повязку. Молодая кожа под ней так чувствительна, что при поглаживании нервный импульс отдается в щеку!

В интернете я читала страшные истории людей с похожими проблемами. Возможно, прибегнув к помощи традиционной китайской медицины, мне даже удалось избежать ампутации пальца.

Но через две недели меня вновь охватывает тревога – воспалился ноготь на большом пальце. Я делаю биопсию у дерматолога. И снова по результатам лабораторных исследований не выявлены ни бактерии, ни вирусы. Мне опять рекомендуют принимать антибиотики широкого спектра действия. Нет уж, спасибо, лучше я обращусь к доктору Юаню. И через несколько недель воспаление постепенно проходит.

Спустя месяц выскакивает гнойничок на ноге, потом еще один – на ухе. По мнению доктора Юаня, все это следствие внутренней интоксикации. Благодаря его помощи, волдыри стремительно исчезают. Прошел почти год, а я все еще езжу в Чайна-таун. Мой врач говорит, что потребуется как минимум еще год, чтобы полностью обеззаразить мой организм. Расходы на лечение методами китайской медицины моя страховка не покрывает, но здоровье дороже. И даже если я не понимаю всего, что делает доктор Юань, я ему полностью доверяю.

11.05.2011