Мыши – почти идеальное животное для генетических исследований: они малы, неприхотливы и быстро плодятся. Но самое главное – мышиный геном на 95% схож с человеческим, так что многие наши болезни, за возникновение которых отвечают гены, обнаруживаются и у этих грызунов. Можно увидеть мышей, трясущихся от болезни Паркинсона, есть мыши-диабетики с повышенным содержанием глюкозы в крови.

Отыскивая способы борьбы с недугами, ученые создают новые виды мышей при помощи генной инженерии. Например, особи вида «Бетховен», подобно великому композитору, с возрастом начинают хуже слышать или вовсе глохнут. На примере этих мутантов генетики изучают молекулярные механизмы болезней, создают новые лекарства и разрабатывают методики лечения.

В силу плейотропного (множественного) эффекта измененный ген может влиять сразу на несколько признаков, в развитие которых он вовлечен, и вызывать не одну, а множество вариаций. Заметить эти различия без дополнительных исследований и специальной аппаратуры сложно. Между тем данные о непредвиденных мутациях крайне важны.

Для изучения генетических особенностей подопытных мышей при Национальном исследовательском центре медицины и окружающей среды в пригороде Мюнхена (ФРГ) была создана специальная клиника. В ней работают генетики и врачи, которые совместно проводят осмотр грызунов. В обследовании каждой мыши участвуют 17 специалистов. Аппаратура для мышиной диспансеризации почти не отличается от человеческой: рентгеновское оборудование, ультразвук, аппарат ЭКГ и другие. Разве что некоторые приборы приспособлены к малым размерам пациентов. Вначале мышей взвешивают и проверяют на отклонения от нормы. Эти сведения вместе с прочей информацией фиксируются в базе данных. Потом животные проходят осмотр у хирурга, дерматолога, невропатолога, окулиста... У них берут анализ крови, изучают работу иммунной, дыхательной и гормональной систем, подверженность аллергии, восприимчивость к боли, проводят генетическую экспертизу и изучают обмен веществ. Обработанные на компьютере результаты (более 240 позиций) позволяют выявить имеющиеся у мышей заболевания и сопоставить их с аналогичными отклонениями у человека.

Выведение новых пород подопытных мышей со временем стало создавать некоторые проблемы. Содержание искусственных видов влетает в копеечку. Животным, включая временно «освобожденных» от экспериментов, необходимо жизненное пространство, пища, уход. И количество их с выведением новых видов возрастает. Партия мышей каждого вида, которых по просьбе их создателей обследуют в мюнхенской клинике, состоит не менее чем из 60 особей. А поскольку многих из этих мышек специально выводят больными, и здоровьем они не блещут, зверьки могут погибнуть, прежде чем принесут пользу науке.

Выход нашли в криоконсервации – замораживании спермы или эмбрионов животных в жидком азоте. Их можно размораживать в любое время, когда понадобится продолжить исследования. Криоконсервация – явление новое и пока мало распространенное. Однако в нескольких городах Европы созданы и работают лаборатории Европейского архива мышей-мутантов (European Mouse Mutant Archive, EMMA). Одна из основных задач архива – сокращение количества экспериментальных животных.

После поступления в центр ЕММА мыши проходят осмотр и генетическую экспертизу. Затем сотрудники определяют, годятся ли животные для криоконсервации. Делается это так: часть спермы, предназначенной для архивации, замораживается, а потом вновь извлекается из жидкого азота, чтобы оплодотворить мышиные яйцеклетки. Если в результате на свет появляется потомство, то приступают к архивации остальной спермы.

Количество единиц хранения постоянно растет. Европейский архив мышей-мутантов уже собрал около тысячи видов, среди которых есть и трансгенные – то есть полученные переносом генов из другого организма.

«Заархивированные» мыши ждут, когда придет их время. Есть они не просят, и клетку за ними чистить не надо. geo_icon