В ноябре 2006 года российский космонавт Михаил Тюрин сыграл во «внеземной гольф». Выйдя в открытый космос с борта Международной космической станции, он ударил клюшкой по мячику, отправив его в полет вокруг Земли. По расчетам специалистов, после трех суток обращения на орбите мячик весом 3 г и диаметром 43 мм должен был войти в плотные слои атмосферы и сгореть.

Оно и к лучшему. Для спутников и пилотируемых космических кораблей представляет опасность любой предмет весом более 1 г (или более 1 см в поперечнике), ведь летит он с приличной скоростью – до 12 км/с. А представьте себе более крупные объекты – выработавшие свой ресурс спутники и их обломки, которыми засорено околоземное пространство... Их траекторию приходится постоянно отслеживать с Земли, чтобы избежать столкновений с аппаратами, находящимися на орбите. С 19 октября 1957 года, когда СССР запустил первый спутник, в космос в общей сложности выведено 30 000 объектов. Большинство из них давно сгорели в плотных слоях атмосферы. Около 600 до сих пор работают. А примерно 10 000 превратились в весьма опасный орбитальный мусор.

Количество летающих вокруг земли предметов размером более 1 см доходит до 70 000, а их общий вес – 3500 тонн. Число более мелких фрагментов на порядок выше. Из-за столкновений ставших неуправляемыми летающих объектов, а также в связи с выведением на орбиту новых спутников количество мусора неуклонно растет. Иногда в отработавших свой срок космических аппаратах взрываются остатки горючего (прежде всего из-за перепада температур, вызванного быстрой сменой дня и ночи). За полвека космической эры зафиксировано почти две сотни таких взрывов, и каждый раз после них в пространстве рассеиваются тысячи новых осколков.

Орбитальный мусор стал новым фактором рис-ка при полетах в космос. И такие риски надо учитывать. По официальным данным, первый серьезный инцидент произошел в сентябре 1991 года, когда американскому космическому челноку пришлось маневрировать, избегая столкновения с остатками советского спутника «Космос-955». 24 июня 1996 года 10-сантиметровый осколок третьей ступени французской ракеты Ariane-4 врезался в мачту-стабилизатор французского же спутника Cerise. От этого повреждения Cerise так и не оправился. В -2003-м Международной космической станции пришлось отклоняться почти на 2 км, чтобы не столк-нуться с итальянским спутником MegSat-0.

Столкновений пилотируемых аппаратов слава богу не было, но той же МКС по нескольку раз в год приходится лавировать между летающими «рифами». Только в 2005 году российские космические войска более 30 раз предупреждали об опасных сближениях орбитальных аппаратов с МКС.

Еще одна неприятная новость – на борту выработавших ресурс военных спутников находится в общей сложности около полутора тонн ядерного топлива (урана-235, плутония-238). Этих военных «пенсионеров» переводят на орбиты захоронения высотой 800–1100 км, где они должны летать до тех пор, пока не снизится их радиоактивность – то есть сотню-другую тысяч лет. Остается надеяться, что за это время ни один не рухнет на Землю. А такое возможно: в 1978 году потерявший управление советский военный спутник упал в безлюдной местности на территории Канады. О радиоактивном заражении не сообщалось, но известно, что СССР пришлось выплатить Канаде более 6 млн долларов компенсации.

На высоте более 800 км атмосфера разрежена настолько, что едва-едва тормозит предметы. Их надо как-то «подтолкнуть» к плотным слоям атмосферы. Но как это сделать? Пока справляться удается только с теми космическими аппаратами, с которыми не потеряна связь, – их спускают с орбиты и топят в отдаленных областях Мирового океана. Наиболее известной такой операцией стал управляемый спуск нашей станции «Мир» в 2001 году. Ежегодно с орбиты Земли уводят около 50 космических аппаратов. Но запускают-то их больше. Пока арифметика не слишком обнадеживающая.