Сайты партнеров




GEO приглашает

26 октября в самом сердце Москвы, в доме Пашкова, журнал Forbes отметил 100-летний юбилей. Мероприятие стало финальным в череде торжеств, посвященных юбилею легендарного бизнес-издания по всему миру


GEO рекомендует

В расписании авиакомпании Lufthansa на лето 2018 появилось пять новых маршрутов. Они свяжут Франкфурт с Глазго, Кишиневом, Санторини и Меноркой, а Фуншал на Мадейре с Мюнхеном. Билеты уже в продаже


Увидеть Лхасу (Николай Пржевальский)

текст: Евгений Щигленко
Пржвальский

Предок Николая Михайловича Пржевальского по отцу был запорожский казак. Семейные предания об отважном запорожце Корниле Анисимовиче запечатлелись в душе будущего путешественника – в казаке ему виделось воплощение отваги, выносливости и предприимчивости. Неслучайно впоследствии он брал казаков во все свои странствия.

Дедом Пржевальского по материнской линии был безземельный крепостной крестьянин Алексей Степанович Каретников. Судя по всему, человек исключительных способностей: взятый на военную службу, он быстро сделал почти небывалую для рекрута из крепостных карьеру, получив не только вольную, но и дворянское звание. Позже Алексей Степанович поступил на гражданскую службу и, выходя в отставку, купил в Смоленской губернии имение Кимборово. Там 31 марта 1839 года и родился его внук Николай Пржевальский.

Отец Пржевальского, умер, когда Коле было семь лет. Мать, получив наследство, построила неподалеку от Кимборова небольшую усадьбу Отрадное. Средств вполне хватало на то, чтобы воспитывать двоих детей – Колю и Володю, который был на год младше. В раннем детстве сказки няни Макарьевны заменяли братьям книги, а в восемь лет Коля научился читать и жадно проглатывал каждую печатную страницу, которая могла найтись в Отрадном. Когда ему исполнилось десять, мать отдала их с младшим братом в Смоленскую гимназию.

Занятия давались ему очень легко – в основном благодаря уникальной памяти. спустя годы, во время учебы в Академии Генерального штаба, Пржевальский удивлял знакомых, предлагая раскрыть знакомую книгу на любом месте и прочитать вслух одну-две строки. После чего цитировал наизусть целые страницы, не отступая от текста. Но даже при таких способностях Смоленская гимназия не много ему дала. «Подбор учителей, – вспоминал Пржевальский, – за немногими исключениями, был невозможный; они пьяные приходили в класс, бранились с учениками, позволяли себе таскать их за волосы... Скажу поистине, слишком мало вынес оттуда… Дурной метод преподавания делал решительно невозможным, даже при сильном желании, изучить что-либо положительно».

Гораздо больше, чем школьные преподаватели, сделал для воспитания путешественника его дядя Павел Алексеевич Каретников – страстный охотник и знаток природы. Он брал племянника с собой на охоту, а когда Коле исполнилось двенадцать, вручил мальчику драгоценный подарок – отцовское ружье. Теперь, приезжая в Отрадное на Рождество, Пасху и летние каникулы, Коля больше времени проводил в поле и в лесу, чем дома. И в дальнейшем он посвящал свободные часы любимому занятию – охоте. Кстати, первая его опубликованная работа носила название «Воспоминания охотника».

Закончив Смоленскую гимназию с отличием в 1855 году, в разгар Крымской войны, Пржевальский решил стать военным. Поступить на военную службу Николаю Пржевальскому удалось только к осени, когда севастопольская эпопея уже закончилась. Определенный унтер-офицером в Рязанский пехотный полк, он с головой окунулся в будни провинциальной армейской жизни.

Служба в армии не принесла удовлетворения Пржевальскому. Нравы офицеров оставляли желать лучшего и, чтобы избежать общения с постоянно пьяными сослуживцами, свободное от службы время Николай Пржевальский проводил за чтением трудов по ботанике, зоологии и географии, чередуя кабинетные занятия с вылазками на охоту или, того хуже, для сбора гербария.

Прослужив пять лет в армии, Николай Михайлович, осознал необходимость изменить свой образ жизни и избрать более обширное поприще деятельности, и решил, что должен непременно отправиться путешествовать».

Целью своих исследований Николай Михайлович избрал неизученные пространства у границ среднеазиатских и дальневосточных территорий, лишь недавно присоединенных к России. Он логично рассчитал, что экспедицию в Центральную Азию будет легче организовать из Сибири. Молодой офицер подал прошение о переводе на Амур, но получил отказ. Тогда он решил поступать в Академию Генерального штаба, чтобы по окончании добиться-таки назначения в Восточную Сибирь.

В 1861 году после упорной подготовки Пржевальский блестяще сдал экзамены в Академию и осенью приступил к занятиям. Рассчитывать ему в Санкт-Петербурге приходилось только на стипендию, и Николай Михайлович жил впроголодь».

Во время учебы Пржевальский написал свою первую географическую работу «Военно-статистическое обозрение Приамурского края». Благодаря ей 5 февраля 1864 года он будет избран действительным членом Русского географического общества. Но это случится чуть позже. А пока в июле 1863 года Пржевальский окончил Академию, был произведен в поручики и направлен преподавать историю и географию в Варшавское юнкерское училище.

В Варшаве Николай Михайлович не изменил своей мечте. Он снова подал прошение о переводе в Сибирь. В ожидании решения начальства готовился к путешествию: изучал книги о Центральной Азии, научился прекрасно препарировать птиц и набивать чучела, а попутно еще и написал учебник всеобщей географии, по которому долгие годы постигали устройство мира российские юнкера.

В конце 1866 года пришел долгожданный приказ о его направлении в Восточную Сибирь. По дороге к новому месту службы Пржевальский встретился в Санкт-Петербурге с уже именитым географом Петром Петровичем Семеновым (40 лет спустя ставшим Семеновым-Тян-Шанским) и изложил ему замысел своего путешествия в Центральную Азию. Николай Михайлович просил содействия у Русского географического общества, но снарядить дальнюю экспедицию под руководством человека, который еще никак не проявил себя, никто не решился. И прежде чем дать денег на экспедицию, корифеи предлагали Пржевальскому «сдать экзамен» на путешественника – самостоятельно и на собственные средства исследовать Уссурийский край, дальнюю окраину, которая лишь недавно была присоединена к империи.

В 1867 – 1969 г.г. совершил свою первую экспедицию по Уссури и ее притокам, озеру Ханка, по побережью Тихого океана и до северных берегов Кореи.

Эта экспедиция показала, насколько тщательным и всесторонним исследователем был этот молодой офицер. Первое всестороннее исследование края принадлежало именно Пржевальскому. С самого начала он определил научный уровень своих походов: Николая Михайловича нельзя было назвать просто путешественником или открывателем новых земель. Он был географом и натуралистом, он был настоящим ученым. И впредь из всех экспедиций он будет возвращаться с подробнейшими отчетами поистине энциклопедического охвата.

Пржевальский правдиво и полно описал жизнь населения Уссурийского края, привез также журналы метеорологических наблюдений. Помимо описаний никем ранее не исследованных земель, сопровождаемых отличной глазомерной картографической съемкой, Пржевальский привез из экспедиции обширный гербарий, представляющий 300 видов растений Уссурийского края. К гербарию был приложен реестр, содержащий, по отзыву академика Карла Ивановича Максимовича, «полные заметки о местонахождении, времени сбора, почве, росте, распространении и т. д.» Не менее впечатляющей была и коллекция чучел добытых птиц. Ученые отмечали, что путешественник привез из экспедиции «единственную в своем роде коллекцию, настолько полно представлявшую орнитологическую фауну этой интересной окраины нашего отечества, что последующие изыскания лишь немного изменили и дополнили полученные Н.М. Пржевальским результаты».

В 1871 - 1873 г.г. Пржевальский совершил следующую экспедицию - в Центральную Азию. Его особенно манили северные окраины Китая и восточные части южной Монголии. Пржевальский наметил маршрут вдоль южной окраины Монгольского нагорья и еще дальше – в глубь Тибета. Однако недостаток средств не позволил Николаю Михайловичу завершить экспедицию в полном объеме. Кратчайший путь домой лежал через Гоби, и Николай Михайлович первым из европейцев пересек эту великую пустыню из конца в конец. 19 сентября 1873 г. путешественники вернулись прибыли в Кяхту, пройдя за 34 месяца 11 800 км. «Путешествие наше окончилось! – восклицал Пржевальский. – Его успех превзошел даже те надежды, которые мы имели, переступая в первый раз границы Монголии».

Николай Пржевальский первым открыл для науки районы Кукунора и Северного Тибета с их горными хребтами, заполнив часть «белого пятна» на карте Азии. Его дневник содержал ежедневные метеорологические наблюдения и данные о температуре почв и воды. Николай Михайлович собрал множество сведений об общественно-политической жизни и быте народов, населяющих Центральную Азию, привез около 10 тысяч экземпляров растений, насекомых, пресмыкающихся, рыб, млекопитающих – в общей сложности более 3500 видов, многие из них были неизвестны науке. Некоторые получили имена Пржевальского и его спутников. Экспедиция смогла исправить немало ошибок, которыми грешила тогдашняя география Центральной Азии. Научные результаты путешествия были столь велики, что их значение было признано за рубежом. Французское министерство народного просвещения вручило Пржевальскому золотой знак L’Ordre des Palmes academiques. А через год Парижское географическое общество наградило Пржевальского золотой медалью за книгу «Монголия и страна тангутов».

В России Николай Михайлович стал среди географов звездой первой величины. Его ставили в один ряд с Иваном Крузенштерном и Фаддеем Беллинсгаузеном, Петром Семеновым и Геннадием Невельским.. Русское географическое общество присудило Пржевальскому большую золотую медаль, а его зоологическую коллекцию приобрела  высшую награду Академия наук.

Это был триумф, однако Николай Михайлович не думал почивать на лаврах. «Я не намерен успокоиться, – писал он в 1874 году, – и в конце будущего 1875 года, лишь только окончу второй том своего писания, снова отправлюсь на два года в Тибет, на этот раз из Туркестана».

В 1876 году Пржевальский собрался в новое путешествие . Он планировал изучить бассейн озера Лобнор, пересечь Тибетское нагорье с севера на юг и все-таки дойти до Лхасы.

Летом экспедиция беспрепятственно добралась до озера Лобнор и подробно исследовала его. По дороге Пржевальскому улыбнулась удача добыть редкостное животное – дикого верблюда, о котором сообщал еще Марко Поло, но после этого не видел ни один европеец. Однако болезнь самого Пржевальского, смерть матери и, наконец, дипломатические осложнения с китайским правительством привели к тому, что экспедиция Пржевальского была прервана.

После лечения и обработки полученных в экспедициях материалов Пржевальский. Он решил закончить прерванное путешествие, несмотря на невыгодную политическую обстановку, сулившую отряду серьезные опасности. В Зайсане в конце февраля 1879 года и собрались участники будущей экспедиции. 21 марта они выступили в Тибет через окраину Гоби – Джунгарскую пустыню.

Именно там Николай Михайлович обнаружил вид млекопитающего, неизвестный дотоле науке – дикую лошадь, получившую затем название «лошадь Пржевальского». Экземпляр, который удалось добыть путешественнику и привезти в музей Академии наук, долгие годы оставался единственным в научных коллекциях мира. Этой сенсационной находкой дело не ограничилось.

Путешественники также открыли неизвестные науке разновидности хомяка (хомячок Роборовского), новый вид беломордого марала, новый вид медведя (тибетский медведь-пищухоед) и даже новый род растений (Пржевальския тангутская), что в XIX веке было уже большой редкостью. Пржевальский нанес на карту открытые им хребет Гумбольдта, хребет Риттера и хребет Марко Поло.

С огромными трудностями, без проводников, временами отбиваясь от набегов северотибетского кочевого племени еграев, преодолевая возвышенности в 5000 метров, караван наконец достиг желанных границ Тибета. До Лхасы оставалось не более 300 километров.

Однако тибетское правительство не разрешило русским въезд в страну. Посольство далай-ламы во главе с высшим светским сановником Тибета объяснило, что, согласно древним правилам, проход в Тибет с севера разрешен только монголам, тангутам и китайцам.

Экспедиция вернулась на Родину по пути, проложенному Пржевальским во время первого азиатского путешествия, встретив в дороге новый 1880 год. Николай Михайлович попытался еще дойти до истоков реки Хуанхэ, но задача оказалась слишком сложной, для нее нужно было снаряжать отдельную экспедицию. 29 октября 1880 года путешественники прибыли в Россию и были награждены военными орденами. Ни одного солдата или казака Пржевальский не обделил вниманием по возвращении, следил за их награждением и повышением в звании.

В 1883 – 1886 годах Пржевальский совершил еще оду экспедицию - из Кяхты на Ургу и далее поперек пустыни Гоби – до истоков Хуанхэ. Исследовал открытые ими озера в верховьях Хуанхэ, изучил северные горы Тибета.

По прибытии в Петербург в январе 1886 года Пржевальский был произведен в генерал-майоры и назначен сверхштатным членом военно-ученого комитета Главного штаба. Научные учреждения и ассоциации разных стран избрали Пржевальского своим почетным членом, наградили его золотыми медалями, а 29 декабря 1886 года на годовом торжественном собрании Академии наук великому путешественнику была вручена золотая медаль, специально отчеканенная в его честь.

До путешествий Пржевальского в Центральной Азии не было ни одного астрономически определенного пункта. Николай Михайлович определил их 63. На карте появились неведомые прежде горные цепи – Алтынтаг, Хурху. Он открыл хребты Северо- и Южно-Тэтунгский, Южно-Кукунорский, Загадочный (позднее названный хребтом Пржевальского), Гумбольдта и Риттера, Марко Поло и Колумба, Бурхан-Будда и Шуга, Баян-Хара, Кукушили, Дум-буре и Танла, Московский и Цайдамский, Русский и Кэрийский. Впервые на карте были точно обозначены открытые или детально исследованные им озера Лобнор, Кукунор, Незамерзающее, Русское, Экспедиции, реки Тарим, Черчендарья, Хотандарья, истоки Желтой реки...

Благодаря Пржевальскому европейская наука впервые познакомилась с бытом и общественными отношениями лобнорцев, мачинцев, дунган, тангутов, северных тибетцев. Антропологи утверждали, что если бы Николай Михайлович не оставил никаких иных результатов путешествий, кроме своих заметок о различных народностях, то и тогда он имел бы полное право на звание великого путешественника.

Пржевальский нашел 7 новых родов и 218 видов растений. Николай Михайлович открыл десятки новых видов животных, среди них – дикую лошадь, дикого верблюда, тибетского медведя. Его зоологические коллекции, по свидетельству современников, «не имеют себе равных, да наверно и долго еще не будут иметь». Чрезвычайно ценными для науки оказались климатологические и метеорологические наблюдения путешественника. Наконец Пржевальский был превосходным руководителем. Ни один из членов его рискованных экспедиций не погиб, несмотря на то, что путешественники часто оказывались в чрезвычайных обстоятельствах.

Ощущая приближающуюся старость, Николай Михайлович во что бы то ни стало стремился встретить свой полувековой юбилей в дороге, а главное – увидеть наконец недоступную и манящую столицу таинственного Тибета.

В марте 1888 года Пржевальский закончил описание четвертого своего путешествия. Проект новой экспедиции был одобрен правительством, под него были получены огромные деньги – 80 тысяч рублей. Этой суммы хватало на прекрасную экипировку и содержание мощного отряда в 27 человек. «Головой ручаюсь, что буду в Лхасе», – говорил Николай Михайлович. Однако, в пути Пржевальский заболел - брюшной тиф оказался опасным для человека его лет.

Утром 20 октября великий путешественник скончался. Согласно последней воле Николая Михайловича, его похоронили на берегу Иссык-Куля. Над могилой поставили черный крест, к которому прибили доску с надписью «Путешественник Николай Михайлович Пржевальский. Родился 1839 года марта 31. Скончался 1888 года октября 20».

Он не дожил до 50 лет. И так и не увидел всю жизнь манившей его Лхасы.

11.05.2011