Предок Николая Михайловича Пржевальского по отцу был запорожский казак. Семейные предания об отважном запорожце Корниле Анисимовиче запечатлелись в душе будущего путешественника – в казаке ему виделось воплощение отваги, выносливости и предприимчивости. Неслучайно впоследствии он брал казаков во все свои странствия.

Дедом Пржевальского по материнской линии был безземельный крепостной крестьянин Алексей Степанович Каретников. Судя по всему, человек исключительных способностей: взятый на военную службу, он быстро сделал почти небывалую для рекрута из крепостных карьеру, получив не только вольную, но и дворянское звание. Позже Алексей Степанович поступил на гражданскую службу и, выходя в отставку, купил в Смоленской губернии имение Кимборово. Там 31 марта 1839 года и родился его внук Николай Пржевальский.

Отец Пржевальского, умер, когда Коле было семь лет. Мать, получив наследство, построила неподалеку от Кимборова небольшую усадьбу Отрадное. Средств вполне хватало на то, чтобы воспитывать двоих детей – Колю и Володю, который был на год младше. В раннем детстве сказки няни Макарьевны заменяли братьям книги, а в восемь лет Коля научился читать и жадно проглатывал каждую печатную страницу, которая могла найтись в Отрадном. Когда ему исполнилось десять, мать отдала их с младшим братом в Смоленскую гимназию.

Занятия давались ему очень легко – в основном благодаря уникальной памяти. спустя годы, во время учебы в Академии Генерального штаба, Пржевальский удивлял знакомых, предлагая раскрыть знакомую книгу на любом месте и прочитать вслух одну-две строки. После чего цитировал наизусть целые страницы, не отступая от текста. Но даже при таких способностях Смоленская гимназия не много ему дала. «Подбор учителей, – вспоминал Пржевальский, – за немногими исключениями, был невозможный; они пьяные приходили в класс, бранились с учениками, позволяли себе таскать их за волосы... Скажу поистине, слишком мало вынес оттуда… Дурной метод преподавания делал решительно невозможным, даже при сильном желании, изучить что-либо положительно».

Гораздо больше, чем школьные преподаватели, сделал для воспитания путешественника его дядя Павел Алексеевич Каретников – страстный охотник и знаток природы. Он брал племянника с собой на охоту, а когда Коле исполнилось двенадцать, вручил мальчику драгоценный подарок – отцовское ружье. Теперь, приезжая в Отрадное на Рождество, Пасху и летние каникулы, Коля больше времени проводил в поле и в лесу, чем дома. И в дальнейшем он посвящал свободные часы любимому занятию – охоте. Кстати, первая его опубликованная работа носила название «Воспоминания охотника».

Закончив Смоленскую гимназию с отличием в 1855 году, в разгар Крымской войны, Пржевальский решил стать военным. Поступить на военную службу Николаю Пржевальскому удалось только к осени, когда севастопольская эпопея уже закончилась. Определенный унтер-офицером в Рязанский пехотный полк, он с головой окунулся в будни провинциальной армейской жизни.

Служба в армии не принесла удовлетворения Пржевальскому. Нравы офицеров оставляли желать лучшего и, чтобы избежать общения с постоянно пьяными сослуживцами, свободное от службы время Николай Пржевальский проводил за чтением трудов по ботанике, зоологии и географии, чередуя кабинетные занятия с вылазками на охоту или, того хуже, для сбора гербария.

Прослужив пять лет в армии, Николай Михайлович, осознал необходимость изменить свой образ жизни и избрать более обширное поприще деятельности, и решил, что должен непременно отправиться путешествовать».

Целью своих исследований Николай Михайлович избрал неизученные пространства у границ среднеазиатских и дальневосточных территорий, лишь недавно присоединенных к России. Он логично рассчитал, что экспедицию в Центральную Азию будет легче организовать из Сибири. Молодой офицер подал прошение о переводе на Амур, но получил отказ. Тогда он решил поступать в Академию Генерального штаба, чтобы по окончании добиться-таки назначения в Восточную Сибирь.

В 1861 году после упорной подготовки Пржевальский блестяще сдал экзамены в Академию и осенью приступил к занятиям. Рассчитывать ему в Санкт-Петербурге приходилось только на стипендию, и Николай Михайлович жил впроголодь».Читать дальше >>>