Китайский город Урумчи иногда называют воротами в Тибет. Отсюда через Синьцзян-Уйгурский автономный район КНР можно добраться до самой, на мой взгляд, загадочной страны на земле – Тибета. Путь нелегкий, но настойчивых странников вознаградит сторицей.

Однако летели мы в Урумчи в компании не мечтательных странников, а армянских коммерсантов. Для большинства пассажиров в салоне самолета авиакомпании S7 Урумчи – не ворота в Тибет, а базар. В этот город съезжаются торговцы со всего бывшего Советского Союза. Русская речь на улицах слышна почти так же часто, как уйгурская или китайская. Вывески большинства магазинов – на трех языках. Безупречным этот «коммерческий русский» не назовешь, но догадаться о смысле торгового предложения можно: «Комплектное оборудование для самогонящего пива», «Питье молочного продукта, пакуя оборудование», «Выдувной аппарат бутылки – мороженая машина»...

Но проблемы пивоварения, производства тары и расфасовки продуктов нас не занимают. У нас своя забота – колеса. Для велоэкспедиции по Гималаям как минимум нужны велосипеды. А их-то у нас и нет – в последний момент подвели московские спонсоры. Оставалось уповать лишь на то, что качество китайских велосипедов окажется «не слишком китайским». В противном случае наше путешествие по Гималаям растянулось бы надолго или вообще могло бы не закончиться.

Поблуждав по городу, нашли магазинчик, где нам на заказ собрали два вполне приличных велосипеда. Пожилой интеллигентный хозяин, как мог, постарался нам объяснить, что и как регулировать и что делать в случае возможных поломок.

Слух о том, что двое русских собираются на велосипедах в Тибет, уже разнесся по городу. В магазине к нам подошел молодой китаец. Он давно мечтал о таком путешествии и искал компанию. Показал свой шикарный велосипед с разными навесными устройствами, назначения которых мы так и не поняли. Кроме того, парень запасся картами местности и составил подробный график поездки. Вот так, основательно, должен готовиться к походу профессионал. Веломаршрут по Тибету считается самым сложным и опасным в мире. На этом фоне мы выглядели зелеными новичками, плохо понимающими, с какой стороны браться за насос и для чего нужны переключатели скоростей. Мы не представляли всех трудностей пути, но знали точно, что поедем. Парень пообещал с нами связаться, но в итоге так и не позвонил.

Выйдя из магазина, мы наткнулись на предсказателей, расположившихся рядком на улице Гуанмин. Они выглядели очень эффектно в своих средневековых китайских нарядах. Интересно, что приготовила нам судьба в ближайшие месяцы?..

Мы не стали спрашивать – все равно ответят по-китайски...

Поезд Урумчи–Кашгар набит под завязку людьми и пузатыми перетянутыми веревками баулами. Кто-то спит прямо на полу, кто-то жует, кто-кто курит, кто-то играет в карты. Ехать больше суток. Упакованные велосипеды трясутся в багажном вагоне, мы трясемся в общем – экономим, как всегда. Спать можно, лишь уронив голову на столик и уткнувшись в грудь дородной уйгурки.

Ее дети, наполнив пластиковую бутылку водой, играют ею в волейбол. Время от времени бутылка падает на головы дремлющих пассажиров. Посмотрев на эти забавы, какой-то парень начинает швыряться мусором и попадает в проходящего полицейского. Тот без лишних слов хватает хулигана за шкирку и вытаскивает из вагона. Становится спокойнее.

Проводница периодически выгребает из-под лавок мусор, но это ведет только к временным успехам. Общий вагон – это безостановочно действующий цех по переработке конфет, лимонада, сигарет и упаковок китайской лапши в горы пластиково-бумажных отходов...

Вылезаем в Кашгаре, откуда начнем свой поход. Город известен уйгурским рынком, старинными мечетями и статуей Мао Цзедуна, одной из самых больших в Китае.Читать дальше >>>