Сайты партнеров




GEO приглашает

26 октября в самом сердце Москвы, в доме Пашкова, журнал Forbes отметил 100-летний юбилей. Мероприятие стало финальным в череде торжеств, посвященных юбилею легендарного бизнес-издания по всему миру


GEO рекомендует

Korean Air названа лучшей авиакомпанией  для бизнес-путешественников по версии Russian Business Travel & Mice Award. Крупнейший южнокорейский авиаперевозчик выполняет рейсы в Москву, Санкт-Петербург, Иркутск и Владивосток


Десятиногие аристократы

текст: Евгений Щигленко
Десятиногие Аристократы

Ракообразные, к которым относятся крабы, пришли на смену трилобитам, вымершим морским членистоногим, более 180 млн лет назад и постепенно стали наиболее массовой группой животных на нашей планете. Упоминания о крабах мы встречаем у древних египтян, ацтеков, инков, они фигурируют и в древнегреческих мифах. Похоже, вид этих странных существ наводил страх на наших далеких предков: во время битвы Геракла с Лернейской гидрой из болота выполз гигантский рак (или краб?) Греки обозначали словом «каркинос» того и другого), которого послала богиня Гера, желая погубить героя. И хотя с чудовищем тоже удалось расправиться, в благодарность Гера вознесла членистоногое на небо. Так, по легенде, появилось созвездие Рака. (Хотя символом созвездия при этом нередко служит изображение краба!)

Ракообразные населяют все океаны и моря от арктических до антарктических, живут в пресных водоемах и на суше, отлично чувствуют себя как на мелководье, так и на многокилометровой глубине. Одни ведут малоподвижный образ жизни, другие, например, Ocypode – краб-привидение – бегают так стремительно, что ухитряются ловить даже мелких птиц. Одни дышат жабрами, другие – легкими. Одни передвигаются исключительно «на своих десятерых», другие – только вплавь… Сегодня науке известно около 35 тыс. видов ракообразных. Из них 8,5 тыс. составляют десятиногие ракообразные, которые подразделяются на две основные группы. У речных раков, креветок, омаров, лангустов тело имеет продолговатую форму, а последний его членик и задняя пара конечностей образуют хвостовой веер, используемый для плавания или опоры. У крабов корпус больше напоминает многоугольник, вписанный в круг, задняя часть подогнута, а хвостовой -веер вовсе отсутствует.

Тело краба покрыто плотным панцирем – так называемой кутикулой, основу которой составляет хитин. Кутикула пропитана известью, что делает ее более прочной. Она образует наружный скелет, который предохраняет животное от неблагоприятного воздействия внешней среды и поддерживает форму его тела. Но такой скелет, при всех его достоинствах, доставляет массу хлопот владельцу. Дело в том, что крабы растут только в момент линьки, поэтому им необходимо время от времени сбрасывать старый панцирь. Кожный эпителий выделяет новую мягкую кутикулу. Старая отслаивается, разрывается, и животное покидает ее. Пустые бледно-коричневые доспехи остаются на дне. А краб, набирая воду, расправляет все складки новой, еще мягкой оболочки, и пока она не затвердела, начинает усиленно расти.

Процесс линьки сопровождается значительной перестройкой обменных процессов организма, требует больших энергетических затрат. Немудрено, что первые несколько часов после смены одежды – самые опасные в жизни взрослого краба. Его тело настолько нежно, что ни защитить себя, ни даже двинуться краб не может. Потому и выбирает он для линьки самые укромные места и спокойное ночное время суток. Окончательно панцирь окрепнет только через несколько дней.

А пока «раздетый» краб – легкая добыча для тех обитателей моря, которым прежде он был не по зубам. И если твердый панцирь и могучие клешни не помеха лишь для крупной трески, бычков, скатов, а также некоторых млекопитающих – сивучей или мангустов-крабоедов, то во время линьки многим «попробовать пора бы, как вкусны и нежны крабы».

Не дремлют и собратья-соперники, желающие занять более высокую ступень на «крабьей социальной лестнице». Вот и приходится, стиснув клешни от обиды, сносить нападки само-званцев и ждать, когда хитин нового панциря-карапакса насытится, наконец, «легирующими» добавками углекислого кальция.

Самцы крабов агрессивны и драчливы. Дракам всегда предшествуют угрожающие демонстрации: крабы приподнимаются на вытянутых ногах, растопыривают клешни, всячески стараясь казаться больше – обычно побеждает более крупный соперник. Непосредственно перед схваткой оба драчуна довольно долго стоят друг перед другом в одинаковых позах, оценивая размеры и настрой противника. Мелкий краб обычно отступает без боя. Самые яростные драки происходят в сезон размножения.

А вот для прекрасной половины крабьего племени линька – момент романтический. Самцы спариваются с только что полинявшей самкой – та, что готовится «сбросить одежды», становится для них самой желанной. Они в прямом смысле «носят ее на руках»: крепко удерживают за основания клешненосных ног, либо прижимают клешнями к нижней части головогруди. Даже угодив в сети к краболовам самец не разожмет объятий. В таком состоянии «влюбленные» могут не есть около недели, поскольку основные орудия добычи пищи – клешни – заняты. В аквариумах крабам предлагали пищу в период спаривания, поднося ее прямо ко рту. Надо отдать должное самцам – от рыбы они не отказывались; а вот самкам в такой ответственный момент было не до еды.

 

Сразу же после линьки у них происходит вымет половых продуктов. У некоторых видов крабов самец прикрепляет к основанию ходильных ног самки клейкую массу сперматофоров, а самка выпускает икру, при соприкосновении с которой сперматофоры распадаются, освобождая сперматозоиды. Оплодотворенная икра прикрепляется к щетинкам брюшных придатков самки и будущее потомство начинает развитие под охраной грозных материнских клешней. Многие крабы выработали такое важное морфофизиологическое качество, как внутреннее оплодотворение. Самки, можно сказать, принимают на хранение половые продукты самцов и впоследствии очень рационально их расходуют. Вымет икры происходит в отсутствие самца, при этом икринки проходят через сперматеку, и каждая из них оплодотворяется, экономно расходуя запас мужского семени. Таким образом самки способны несколько лет пользоваться запасом сперматозоидов для оплодотворения икры после единственной встречи с самцом.

Ответственно подходит к процессу размножения и самка манящего краба, которая перед спариванием изучает жилищные условия нескольких десятков потенциальных партнеров. Самцы выстраиваются у своих нор и призывно размахивают клешнями. Придирчивая самка частично или полностью залезает в каждое логово, чтобы оценить его размеры. Если квартира жениха придется ей по вкусу, она заползет туда и приступит к спариванию.

Подобные аристократические привычки неудивительны, поскольку крабы в прямом смысле слова носители «голубой крови». Дело в том, что вместо гемоглобина, обусловливающего красный цвет крови у высших животных, гемолимфа крабов содержит гемоцианин. Обогащенная кислородом, такая «кровь» имеет синий цвет. «Голубая кровь» обладает удивительными защитными свойствами. Дело в том, что крабы уже в течение миллионов лет обитают в придонной части моря с очень высоким содержанием бактерий. Естественно, что в таких условиях любое повреждение покровов может повлечь за собой вторжение патогенных микроорганизмов. На этот случай природа наделила амёбоциты – единственный тип «кровяных» клеток краба – уникальной способностью: при контакте с бактериями они запускают механизм свертывания гемолимфы. Образовавшийся сгусток закупоривает место повреждения, тем самым предотвращая дальнейшую потерю гемолимфы и защищая животное от заражения.

«Голубая кровь» крабов за счет отличной приспособляемости этих животных к условиям обитания может насыщаться кислородом как через жабры, так и через подобия легких, выработанных сухопутными видами. Органы пищеварения также не дают крабам остаться голодными на суше и на море: эти десятиногие всеядны и питаются как животной, так и растительной пищей, не брезгуют и падалью.

Глаза крабов помимо своей непосредственной функции еще и контролируют возбуждение нейросекреторных клеток и выделение гормонов. Органы внутренней секреции, находящиеся в глазном стебельке, регулируют расположение пигмента в пигментных клетках, процесс линьки, обмен веществ, содержание в крови сахара и кальция.

 

Эволюционная гибкость позволила крабам выработать разнообразные и совершенные приспособления для защиты от врагов. Это и покровительственная окраска, и способность зарываться в грунт при опасности, и классический симбиоз, при котором крабы обитают под колоколом ядовитых медуз или среди игл морских ежей. Бывает, что крабы держат своими специально для этого приспособленными клешнями жгучих актиний.

Некоторые мелководные крабы таскают над собой створку или обломок раковины какого-нибудь двустворчатого моллюска, полностью закрывая свое тело, за что и получили меткое название «стыдливых». Бывает, что крабы одеваются в камуфляж, срезают клешнями различных прикрепляющихся к камням животных – губок, гидроидов, мшанок, колониальных асцидий – и помещают их на спину, где все эти организмы продолжают расти.

Самая приятная для человека особенность крабов заключается в том, что почти всех их можно есть – только некоторые тропические ярко окрашенные виды вызывают отравление при употреблении в пищу. Но еще 250 лет назад, например, жителям Камчатки и в голову не приходило, что эти существа съедобны. Японские предприниматели первыми в мире начали выпуск консервов из крабового мяса ровно век назад, в 1907 году. Новый морепродукт пришелся по вкусу гурманам за пределами Японии и очень скоро стал деликатесом, производство которого не поспевало за постоянно растущим спросом. Для России, например, крабы являются одной из постоянных статей экспорта: согласно официальным данным, на них приходится около 14% выручки от экспорта рыбной продукции, хотя в общем объеме вылова рыбы и морепродуктов доля крабов составляет всего лишь 0,9%.

Высокая цена и постоянный спрос на крабов, а также характерная для Советского Союза идеология «переделки природы» – эти факторы натолкнули ученых на идею одного из самых удивительных проектов XX века. В 1960-х годах из Японского моря в Баренцево перевезли оплодотворенную икру и молодь краба. Всего за 2–3 поколения камчатский краб стал обычным видом в Баренцевом море, расселившись на востоке вдоль побережья Кольского полу-острова и на западе – до Лофотенских островов в Норвегии.

Об этих крабах до сих пор рассказывают множество небылиц и легенд: якобы в Баренцево море они были выпущены по личному указанию Сталина, что они подверглись радиоактивной мутации. Однако ни к вождю народов, ни к радиации крабы, живущие в Баренцевом море, к счастью, не имеют никакого отношения. А вот «невозвращенцами» их назвать можно – многие давно перебрались в норвежские территориальные воды.

11.05.2011