Кристиан никогда не приходил на встречу одноклассников. Говорили, что он считает эту затею идиотской. К тому же наш бывший одноклассник серьезно болел.

После школы мы потеряли друг друга из виду, а ведь когда-то проводили вместе все свободное время. Он жил в соседнем доме. Открывая мне дверь, его мать каждый раз теат­рально воздевала руки к небу: «Ах, он опять дыми-и-и-и-т!»

Кристиан сидел на полу у себя в комнате. Длинные волосы падали ему на колени. Тут же – сборник стихов, кисет с табаком, машинка для набивки сигарет. Накурено так, что сквозь клубы дыма не сразу разглядишь вращающиеся бобины магнитофона.

После внезапной смерти отца и младшего брата, страдавшего мышечной атрофией, Кристиан и его мать словно заключили договор о невмешательстве в дела друг друга. Они почти не разговаривали.

Он вообще был немного чудной. В классе его прозвали Маятник – разволновавшись, он начинал раскачиваться, словно хотел сорваться с места, но не мог.

Таким он мне запомнился. И вот, спустя 32 года, я опять стою на пороге его дома, потому что хочу узнать одну вещь, о которой никогда не решался спросить…

Он здоровается и протягивает мне тапочки. «Извини. В моем доме должна быть стерильная чистота». Вот уже 25 лет Кристиан страдает язвенным колитом – хроническим воспалением толстой кишки. Со временем к этой болезни добавилось еще и воспаление суставов – ревматоидный артрит. Это так называемые аутоиммунные заболевания, когда «взбесившиеся» иммунные клетки нападают на ткани собственного организма.

И все эти годы Кристиан принимает таблетки, подавляющие агрессию его иммунной системы. Вот он стоит у двери: тело перекошено, правая рука скрючена, лицо от постоянного приема кортизона одутловатое…

Парадокс в том, что именно иммунная система охраняет нас. Она затрудняет вторжение в организм опасных бактерий, вирусов, грибков и паразитов. «Чужаков» она распознает, скажем так, по тому, что они несут на своей поверхности – по белковым и углеводородным компонентам, которые называют антигенами. (Пусть вас не обманывает название: ничего общего с генами – носителями наследственных свойств – у антигенов нет.) Войдя в контакт с антигенами, иммунная система бьет тревогу: инфицированное место краснеет, жжет, наконец, опухает и начинает болеть. Место воспаления – это поле битвы: там защитные клетки окружают и уничтожа­ют возбудителей болезни.

Это в теории. В жизни же все больше и больше случаев, когда защитная система организма человека дает сбой. Причины могут быть какими угодно: дефект генов, хроническая перегрузка иммунной системы. Или, допустим, она подавлена медикаментами, которые мы принимаем. Тогда иммунная защита теряет равновесие, нарушается, «впадает в безумие».

Число аллергических и аутоиммунных заболеваний стремительно растет. Вот цифры только по Германии. В 1960 году нейродерматитом (хроническим воспалением кожи) болел каждый тридцатый ребенок, в наши дни – почти каждый шестой. 7% детей страдают аллергической астмой, а каждый седьмой немец – аллергическим ринитом (сенной лихорадкой). Псориаз (чешуйчатый лишай) диагностирован у 1,6 млн человек, ревматоидный арт­рит – у 800 000, хроническое воспаление кишечника – у 300 000, диабет I типа – у 200 000, рассеянный склероз – у 120 000 человек…

Механизм этих с трудом поддающихся лечению заболеваний медики много лет объясняли тем, что защитные клетки путают чужеродные белки с тканями собственного организма и, словно обезумев, начинают их разрушать. Явление назвали иммунной гиперреакцией, но яснее общая картина не стала. Поняв это, иммунологи вернулись к подходу Пауля Эрлиха, утверждавшего еще в  1905 году: организм никогда не нападает на самого себя.

Все началось весной 1981 года. Кристиан только-только стал директором библиотеки в маленьком городке. Дела шли хорошо, он был увлечен работой. И вдруг начались боли в животе. С душевным равновесием у него и раньше не все было в порядке, но первый приступ – это был шок! «Судороги такие, что по полу катаешься. Каждые пять минут бежишь в туалет, а выходит из тебя одна лишь кровь и слизь. Ты теряешь силы и волю к сопротивлению. Просто высыхаешь. Вертишься волчком на постели и не понимаешь, что с тобой происходит».Читать дальше >>>