Сайты партнеров




GEO приглашает

26 октября в самом сердце Москвы, в доме Пашкова, журнал Forbes отметил 100-летний юбилей. Мероприятие стало финальным в череде торжеств, посвященных юбилею легендарного бизнес-издания по всему миру


GEO рекомендует

В расписании авиакомпании Lufthansa на лето 2018 появилось пять новых маршрутов. Они свяжут Франкфурт с Глазго, Кишиневом, Санторини и Меноркой, а Фуншал на Мадейре с Мюнхеном. Билеты уже в продаже


Рона-Альпы

текст: Татьяна Щербина
Лион - "Город Света"

Монблан – самая высокая точка Европы. Рона – самая полноводная и бурная река Франции, питающая Средиземное море. Те, кто рождались на берегах Роны, в окружении вечнозеленых склонов и вечноснежных вершин, будто стремились им уподобиться. Возможно поэтому регион Рона-Альпы – родина великих изобретателей и просто изобретательных людей.

Лион – Люмьер

Лион – древний город, основанный еще до нашей эры. Во времена Римской империи он назывался Лугдунум и был столицей Галлии. Теперь Лион – второй по величине город Франции. Его историческая часть прекрасно сохранилась и занесена в Список всемирного наследия ЮНЕСКО.

В XV веке, когда ткачей во Франции стало больше, чем покупателей хлопка, лионцы не растерялись и привезли из Китая технологию изготовления шелка. Посадили тутовые деревья, листьями которых питается шелкопряд (ими и теперь окаймлены лионские тротуары), и стали шелковыми монополистами. Сегодня от шелковой традиции остались платки фирмы Hermes и длинные крытые переходы между домами – трабули: их строили специально для того, чтобы рулоны шелка при переноске не намокали под дождем. Если знать трабули (всего их 350) по старому городу можно передвигаться с комфортом, прячась под навесами от солнца и дождя.

Изобретательность у местных жителей в крови. Бедного живописца Антуана Люмьера увлекал прогресс, поэтому он отдал сыновей, Огюста и Луи, в технический колледж, а сам сменил кисть на фотоаппарат. Чтобы снять кадр, Антуан покрывал стеклянную пластину эмульсией и вставлял ее в аппарат. Съемка занимала не секунду, как теперь, а многие часы. Секрет светочувствительности нашел сын Антуана, Луи – и в 1882 году Люмьеры открыли заводик по производству фотопластин, положив начало любительской фотографии – спустя 10 лет завод выпускал 18 млн пластин в год. 

Луи изобрел пластину для цветного фото, граммофон с плоской мембраной вместо колокола, протез кисти руки, панорамную фотографию и еще массу вещей, оставшихся в тени его главного изобретения – кинокамеры и кино. Есть и некоторая мистика в том, что Люмьер (Lumiere), всю жизнь экспериментировавший со светом  в фотографии и кино, носил фамилию, означающую «свет». Кроме того, его родной Лион прозвали «городом света» – каждый год 8 декабря лионцы зажигают во всех окнах свечи. Этой традиции уже больше полутора веков. Возможно, именно благодаря ей властям города пришла в голову идея освещать ночью фасады домов, и в Лионе возник «План света» (Plan Lumiere). Потом это нововведение распространилось по Франции и всему миру.

Второй после братьев Люмьер знаменитый лионец – Антуан де Сент-Экзюпери. Мало кто знает, что летчик и прославленный писатель тоже был изобретателем: ему принадлежат 15 патентов в области авиации. Его имя носит лионский аэропорт.

 

Божоле

Недалеко от Лиона, в долине Роны, растут виноградники Божоле. С вином региону не слишком повезло. Виноградники большие, а урождается один сорт гамэ, в то время как великие вина, как их называют во Франции, делают из трех других сор-тов, да и среди ординарных вин Божоле – не в первых рядах.

В начале 1960-х виноделам Божоле пришла в голову счастливая мысль: устраивать праздник нового вина по всей Франции, а потом и по всему миру. Le Beaujolais nouveau est arrive! («Новое Божоле пришло!») – формула, которую знают теперь и в Москве. Рекламная кампания была придумана настолько удачно, что во многих странах люди считают божоле лучшим французским вином.

Гренобль

Столицу французских Альп разбомбили американцы в конце второй мировой войны, охотясь на немцев, которые звали Гренобль маленькой Сибирью. 

Гренобльские изобретатели почему-то персонально не прославились, хотя это город, где ученых больше, чем булочников – 17 тысяч. Здесь был разработан плоский экран компьютера и сделаны последние открытия в области нанотехнологий... Но обычный турист отмечает другие гренобльские изобретения: дофинский гратен – картошку, запеченную со сметаной, и инфраструктуру города, приспособленную под нужды инвалидов, в том числе трамвай без подножки. Рона-Альпы – вообще пионер в этой области, если инвалид захочет путешествовать, ему – сюда. Горный массив Гранд-Шартрез и вуаронские просторы – редкий во Франции заповедник дикой природы.

Вуарон – Шартрез

Однажды монахам, знавшим все окрестные травы, передали таинственный рецепт эликсира долгой жизни. Брат Жером Мобек составил эликсир, а потом на его основе и менее крепкий ликер «Шартрез», состоящий из 130 трав и меда. После этого два века монахи не знали покоя, скрываясь от преследователей, которые хотели выкрасть секрет. В конце концов король получил рецепт, но вернул обратно: королевские аптекари сочли его непонятным.

А секрет изготовления знали только два монаха ордена, которые передали его другим двум монахам перед своей смертью. Так продолжается по сей день: зеленый (55 градусов) и желтый (43 градуса) «Шартрез», а также сам эликсир (71 градус), делают два монаха в дубовых бочках и медных чанах своего заводика в Вуароне. Монастырь их тоже находится неподалеку, в Шартрезском природном парке. В этих местах производств мало, и все они – маленькие, зато знаменитые: в Вуароне, например, производят лыжи Rossignol.

Шамбери

Жан-Жак Руссо, переехавший из Женевы в Шамбери и проживший на окраине города в поместье Шарметт «единственный счастливый период в своей жизни», настолько проникся экологическим, как сказали бы теперь, сознанием, что дальше всю жизнь порицал прогресс (а какой уж особенный прогресс был в середине XVIII века!), считая, что страсть к роскоши истощает Землю. Здесь Руссо написал свой бестселлер – роман в письмах «Новая Элоиза». Это были письма к его возлюбленной, с которой они встретились в Шамбери.

Руссо считал, что весь свой «магазин идей» он обрел именно здесь. Теперь в Шарметт – дом-музей, где два раза в неделю играется костюмированный спектакль: посетитель как бы попадает в XVIII век в гости к самому Жан-Жаку. На удивительных кроватях спали тогда люди: коротких, с десятком подушек – почти сидя. Потому что боялись позы смерти: лежат только покойники.

Жители города – страстные любители шоколада. В Шамбери всегда его ели больше, чем где бы то ни было. Здесь были изобретены знаменитые савойские трюфели и еще десяток шоколадных лакомств. Кондитерская, где появились первые трюфели, сохранилась в первозданном виде – единственное уцелевшее деревянное здание в Шамбери. И там продолжают делать конфеты.

Анси

В Анси построили велосипедную дорогу в Альбервиль (третий после Шамони и Гренобля олимпийский город). Ее длина – 35 км, машинам въезд запрещен. Регион переходит на велосипеды: на любой из многочисленных стоянок можно взять велосипед, а на любой другой оставить.

Левый берег озера – демократичный: кэмпинги и апартаменты, правый – дорогие отели. Один из них расположен в бывшем аббатстве Таллуар XVII века. Хозяйка отеля, словенка, понимает по-русски, а один из акционеров – актер Жан Рено. Здесь останавливались Черчилль, Никсон, а Поль Сезанн прожил почти полгода – написал в этих местах свою знаменитую картину «Озеро Анси» и множество акварелей. Отель – это и картинная галерея, и концертный зал, а летом здесь устраивают фейерверки на воде. В погребе можно найти вина столетней выдержки – таких в мире осталось всего несколько бутылок.

 

Межев

Анси – это уже Верхняя Савойя, рядом есть пара подъемников, но настоящая высота начинается в Межеве. Весь Межев застроен шале – деревянными домами, и кажется пряничным городком. Дизайн – альпийский: двери, даже металлические двери лифтов, разрисованы цветочками, всюду разложены гобеленовые подушечки, звенят колокольцы расписных карет, запряженных лошадьми.

Строгое правило: кучером может стать только межевский фермер. Это чтоб сторонние люди не зарились на легкий заработок, а сельское хозяйство, переживающее в эпоху глобализации тяжелые времена, развивалось. По историческому центру (Межеву 800 лет) передвигаться можно либо пешком, либо в каретах. Здесь всего-то 4,5 тысячи жителей, а туристов – в 10 раз больше. Наряду с Куршевелем это самый роскошный горный курорт. В Куршевель едут на ярмарку тщеславия, в Межев – скрыться от телекамер и пересудов.

В Межеве это закон: не предавать публичности имена своих гостей. В 1960-е еще не бегали от папарацци и поклонников: Эдит Пиаф, Роже Вадим, Жан Кокто были шумными завсегдатаями Межева и прозвали его «21-м округом Парижа». Здесь сплошь дорогие бутики, 91 ресторан – несколько с мишленовскими звездами, а один, принадлежащий Марку Вейра, и вовсе культовый. Французы могут не знать певцов и писателей, но поваров-звезд знает каждый ребенок.

В 1926 году Арман Аллар изобрел лыжный костюм и открыл магазин одежды. Теперь этот каменный дом, самый высокий в Межеве, – символ городка. Аллар не соглашается продавать свою марку больше нигде, а среди горнолыжников она стала знаком отличия, и богатые люди залетают сюда на своих самолетах, чтобы купить что-нибудь от Аллара.

В Межеве есть и религиозные памятники, которые построили еще до ротшильдовского вливания. На свои деньги межевский священник возвел 14 часовен, посвященных крестному пути Христа. Во французах с успехом уживаются «святое» и плотское. Несмотря на бонвиванство, приставка «сан» (святой) в названиях встречается через раз. Во Франции всегда сначала возникает что-нибудь «святое», а земное идет следом.

 

Шамони-Мон-Блан

Вот она и вершина – Монблан (4807 м), «последняя ступень земной лестницы», как писал Дюма. Здесь кто только не черпал вдохновение: Гюго, Ламартин, Марина Цветаева, Рильке, английский художник Тернер... Зимой здесь полно горнолыжников, летом – альпинистов.

До середины XVIII века и речи не было о том, чтоб подниматься к вершинам. Крестьяне считали, что высоко в горах живут злые духи. Название второй после Монблана вершины (-4465 м) – Проклятая гора. Потому и проклятая, что духи забираются повыше. О Монблане, «Белой горе», жители не думали вовсе. Там вечные снега, никакие духи не выживут. Подозрения насчет злых духов были не напрасны. Сколько лавин сходило и сходит в Шамони! Большой каменный крест стоит на месте, где в 1991 году лавина стерла с лица земли 14 домов.

Священное слово в этой долине – гид. Не обычный гид, а проводник в горах. О них написаны книги, сложены легенды. Неудивительно, что альпинизм возник именно здесь. Есть и более высокие вершины – Эльбрус, Эверест, но Шамони первым наладил инфраструктуру. В 1860-м Наполеон III посетил Шамони и велел построить дорогу (сам добирался тропами – Монблан притягивал и его). В 1901-м пошел первый поезд.

Монблан щедро вознаграждает тех, кто о нем заботится, и местные жители часто выступают меценатами. Матисс, Шагал, Леже, Брак и другие художники получили во вторую мировую войну большой заказ – построить современную церковь, сделать роспись и витражи. Церковь назвали Нотр-Дам, теперь это уникальное произведение, стоящее на отшибе, заставляет туристов стать паломниками. Церквей во Франции давно не строят, но в горах безопасность техническую не лишне укрепить духовной. Ведь именно здесь Земля сходится с Небом.

11.05.2011
Связанные по тегам статьи: