Новости партнеров




GEO приглашает

В День всех влюбленных, 14-го февраля, на экраны выходит серия итальянских короткометражек «Italian Best Shorts 2: любовь в Вечном городе». Семь романтических мелодрам и комедий об отношениях с миром, друг с другом и с самим собой


GEO рекомендует

Greenfield запускает коллекцию чайных капсул для машины Nespresso. Сорта черного, зеленого и травяного чая с фруктовыми нотками, вкусом лесной земляники или малины со сливками, или гранатом для индивидуального заваривания


Потому что они существуют

текст: Владимир Полеванов
Команда Экспедиции

 

Когда знаменитого полярного исследователя Амундсена спросили, почему человек пытается рискуя жизнью достичь полюсов, Амундсен ответил: «Потому что они существуют». Стремление достичь истоков рек, помимо научных и прикладных целей, имеет в своей основе и эту нашу генетическую потребность – дойти до края и заглянуть за горизонт.

России повезло. Четыре из десяти крупнейших рек мира наши – Обь, Енисей, Лена, Амур. Амур мы, правда, делим с Китаем.

Исток – дело тонкое

За исток обычно принимают пункт, где река впервые обнаруживается в форме ясно выраженного потока – в виде ключа, начала ручья на болоте, выхода на поверхность у нижнего края ледника и т. д. Но это теория. На практике истоками рек могут считаться и точка слияния двух рек, и исток более длинной составляющей, и исток реки с большей площадью водосбора. Вот почему вопрос о том, какая река самая длинная в мире, долгое время оставался без ответа. В 1940–1950-х годах на звание лидера претендовала Миссисипи. Ее длина, если считать от начала ее притока Миссури, составляет 6420 км. Потом «вспомнили», что Нил вовсе не берет свое начало от слияния Белого и Голубого Нила, а только получает здесь свое название. Белый Нил вытекает из озера Виктория, а в него впадает река, которая в верховьях называется Рукарара, а дальше – Кагера. Таким образом, получается водный путь в 6671 км. И по сей день многие считают Нил (с Кагерой) самой длинной рекой в мире. Но ведь есть еще Амазонка. 

Сегодня ее главным истоком называют реку Мараньон, вместе их протяженность составляет 6400 км. Хотя считать Мараньон главным истоком Амазонки – не более чем традиция. Амазонка начинается от слияния Мараньона и Укаяли, а главным истоком Укаяли следует называть исток реки Апуримак. Длина Амазонки от этой точки – 7030 км, и именно она является самой длинной рекой в мире, не имея себе равных ни по длине, ни по площади водосборного бассейна – 7,18 млн кв. км, ни по годовому стоку – 6930 куб. км. Воистину – царица рек!

 

Как сказал бы товарищ Сухов, «исток – дело тонкое». На мой взгляд, истоком реки логичнее всего считать наиболее длинный путь, который может пройти до устья капля воды, выпавшая в наиболее высокой части сформировавшегося русла. Исходя из этого определения, получается, что истоки многих великих рек определены неверно. Прежде всего, это относится к Лене и Енисею.

Истоком Лены считают болото в 15 км от перевала Солнце-падь и в 10 км (по прямой) от берега Бай-кала, расположенное на высоте 1470 м. Здесь в 1997 году была установлена часовня. В действительности истоком Лены явля-ется безымянный правый приток, берущий начало в долине Байкальского хребта на высоте 1680 м – на целых 200 м выше. Исток с часовней просто «удобен». К нему от цент-ральной усадьбы Байкало-Ленского заповедника на мысе Солнечном тянется тропа по ручью Солнцепадь, по которой водят туристов.

Ситуация с Енисеем более запутанная. В БСЭ указаны целых три истока: от слияния Большого и Малого Енисея (3487 км), от истока Большого Енисея (4092 км, именно это указано в справочниках) и даже от истока Селенги, крупнейшего правого притока Байкала – 5075 км. Но в последнем случае озеро-море Байкал лишается своего статуса и становится частью Енисея. Вряд ли это правильно.

«Официальный» исток Енисея из озера Кара-Балык находится на высоте 1780 м. Между тем настоящим истоком является Кок-Хем (Голубой Енисей) – правый приток озера Кара-Балык в Саянских горах. Исток Кок-Хема в районе пика Топографов – самый высокий (2550 м) и самый длинный путь капли енисейской воды в Северный Ледовитый океан. Тогда длина Енисея составляет не 4092 км, как принято считать, а 4123 км.

Байкал: «козырной туз» России

 

Когда я сформулировал цель – дойти до истоков великих рек, начав, естественно, с русских, – команда была уже сформирована. В нее вошли: Валентин Сивяков, геолог из Улан-Удэ, отличный организатор и таежник; Андрей Подрябинников, любитель экстремальных спусков на горных лыжах; Евгений Любимов, в числе первых спустившийся на горных лыжах по северному склону Эльбруса. О себе, любимом, можно писать долго, но буду лаконичен: 20 лет искал золото на Колыме. Сейчас снова ищу и нахожу золото, а в свободное время путешествую по малоисследованным регионам нашей планеты.

Это постоянные члены нашей команды, были и ассоциированные. Ответственным за охрану нас от медведей был Эраст Бутаков, который 14 лет назад за 73 дня обошел озеро Байкал по периметру. В Саянах нашим проводником был местный житель по имени Батор.

Коль скоро мы упомянули Байкал, не могу не сказать о нем. Это больше чем озеро. Бросок к Тихому океану, который совершили наши предки в конце XVII века, был бы оправдан уже одним только обретением самого глубокого озера мира (1637 м). Впервые Байкал нанесен на карту в 1667 году по распоряжению воеводы П. Годунова.

Если десятки войн XX века шли за нефть, то главной проблемой XXI века будет битва за воду. И здесь Байкалу нет равных. Бай-Куль – «Богатое озеро» в переводе с тюркского – вмещает около 24 тыс. куб. км воды. Такой же примерно объем содержится в Великих Американских озерах и Балтийском море вместе взятых. Байкал – самое большое хранилище пресной воды планеты – 20% мировых запасов. Понадобилось бы 400 лет для того, чтобы через Ангару вытекла вся байкальская вода, и это при условии, что в него не поступило бы в течение этого времени ни одной капли воды.

А если предположить, что для питья и приготовления пищи человеку хватит 5 литров в сутки, то человечество могло бы прожить на одной только байкальской воде 2000 лет.

Космические масштабы! Если мы вступили в век борьбы за воду, то Байкал – «козырной туз» России.

 

Страшный мыс

 

Наш бросок к истокам Лены и Енисея начался в Москве с покупки сублимированных продуктов – каш, борщей, мяса и птицы. Нужно было обеспечить 31 человеко-день автономным питанием. Обычные продукты весили бы не меньше 60 кг, «сублиматы» потянули на 4–5 кг, что серьезно облегчило нам жизнь.

Утром 11 июля мы приземлились в Иркутском аэропорту. 300 км до Малого Моря у остро-ва Ольхон на Байкале, погрузка в арендованный на 4 дня корабль «Фрегат» – и вот уже утром 12 июля мы в сплошном тумане высаживаемся у мыса Шартлай. Далее в нашем плане значилось: подъем по Шартлайской «тропе» (которой не оказалось) к перевалу, поиски истока реки Лены и спуск по ручью Рытому до Байкала, где нас должен ожидать «Фрегат» не позднее 24 часов 00 минут 14 июля.

Услышав о планируемом спуске по Рытому, члены команды «Фрегата» поглядели на нас как-то печально, словно прощаясь… Мыс Рытый и ручей Рытый считаются у местных жителей проклятыми. По преданию, здесь живет злой дух Байкала Ухэр-нойон, который не любит, когда его покой нарушают. Легенда гласит: давным-давно на мысе Рытый сражались богатыри и шаманы эвенков, бурят и яку-тов – выясняли, чья же это земля. Битва закончилась ничем. Никто не победил и не был убит. Разбуженный Ухэр-нойон в гневе уничтожил страшным селем сам предмет спора – плодородную землю Рытого, перемешав ее с огромными камнями.

Почти до 1980-х годов проводился обряд умиротворения Ухэр-нойона. Раз в три года шаман доходил глубокой ночью до священного дерева и всю ночь камлал на перевернутом черном котле. Потом эта традиция была нарушена, и теперь злой дух Байкала хронически недоволен всем на свете и срывает зло на людях. Чтобы хоть как-то умаслить его, существует «спецобряд» посещения мыса Рытый. Запоминайте! Сойдя на берег, следует упасть на правое колено – показать Ухэр-нойону, что вы его уважаете. Затем нужно ублажить его запахом свежесваренной баранины. Мясо разрешается съесть, а кости положено сжечь, мысленно попросив прощения у духа. Тогда он не будет вам вредить…

В наше время исследователь Александр Бурмейстер обнаружил на Рытом остатки каменной стены, которая в местной печати получила громкое название «Байкальский Стоун-хендж». Правда, фотографию развалин Бурмейстер не сделал, приходится верить ему на слово. Отечественные исследователи аномальных яв-ле-ний навесили на проклятый мыс и ручей Рытый всех «паранаучных» собак. Утверждается, что здесь существует геопатогенная зона, что сюда регулярно приземляются летающие тарелки, отмечается повышенный уровень радиации, в стоявшем на мысе зимовье регулярно бушевал «полтергейст», наконец, что на мысе Рытый имеется искривление пространства-времени и происходят контакты с пришельцами. Ну, прямо как в фильме «Сталкер» по роману Стругацких!

С научной точки зрения все выглядит более реалистично. Ручей Рытый примерно 20 км течет в узком и глубоком каньоне. После дождя вода здесь мгновенно, за 10–20 минут, поднимается на 3–5 м. Мирный ручеек превращается в ревущего зверя. Если у путешественника нет навыков скалолазания и набора скальных крючь-ев, чтобы выбраться по крутому склону, то шансов уцелеть почти никаких. А откуда скальные крючья и навыки скалолазания у простых охотников? Один пропал без вести, второй, третий… Злой дух Байкала!..

«Рытый не пропустил»

 

Несмотря на туман мы оказались там, где хотели – на берегу Байкала в районе мыса Шартлай на высоте 456 м над уровнем моря. Вперед, к истокам!

Через пару часов туман рассеялся.Часа полтора мы пробирались вверх по медвежьим и оленьим тропам, любуясь видами ручья Шартлай. Свежие медвежьи следы попадались постоянно, заставляя нервничать Эрика Бутакова, нашего «человека с ружьем». Медведи хороши на картине «Утро в сосновом бору», а в жизни с ними лучше не пересекаться. С пулей в сердце медведь пробегает до 50 м и в состоянии задрать охотника. Смертельно раненый, он заползает в кусты, притворяется мертвым, и если охотник забывает сделать контрольный выстрел, медведь последним ударом убивает преследователя, и только после этого умирает – вероятно, с чувством глубокого удовлетворения... Поэтому Эрик, чтобы спугнуть зверя, периодически что-нибудь кричал и всячески шумел. А потом пошел дождь, с Байкала в долину заполз туман, кончились все тропы, даже звериные. Подъем становился все круче, в воздухе закружились снежники. Все чаще встречались «живые» осыпи. По шатающимся скользким камням под дождем мы лезли вверх – все равно палатку поставить негде. Ни одного ровного места! Крутой склон из крупных глыб.

Через 11 часов пути, не раз обругав себя, что залезли черт знает куда, мы наконец ступили на перевал. И тут же маленькое чудо: рассеялся туман, стих дождь и лучи солнца ударили по темно-синему предзакатному небу. Природа признала нас, дав возможность поставить палатки и развести костер. И хотя вскоре дождь пошел снова и лил всю ночь и весь следующий день, но палатки уже стояли. В пути невольно становишься язычником, и мы поблагодарили духов гор.

Утром 13 июля, поразмыслив, мы поняли, что до настоящего истока Лены нам не дойти. По плану мы должны были достичь его еще вчера, но помешали непогода и отсутствие троп. Оставалось найти второй исток и вернуться назад не по Рытому, а по Шартлаю, а затем по берегу Байкала выйти к кораблю в установленный срок. В противном случае нас бы начали искать и спасать.

 

 

Утром 13 июля мы нашли второй исток Лены. Он оказался чуть ниже под перевалом. Озерцо диаметром 3–4 м под горой на высоте 1550 м. Фотография на память – и мы направляемся к мысу Шартлай. Спускаться по «живой» осыпи под дождем, когда каждый камень покрыт мхом-смазкой, а вода подмывает их снизу, было еще труднее, чем идти вверх.

В горах секундная потеря внимания может привести к вывиху или перелому ноги. Вертолет здесь не сядет, чтобы вынести пострадавшего, нужны шесть обученных людей и неделя времени. Все это мы отчетливо представляли и дошли без эксцессов.

Через 9 часов мы уже стояли на берегу Байкала, а на следующий день двинулись к месту, где нас ожидал «Фрегат». 20 км невероятно красивого, но сложного пути. Береговые обрывы приходилось преодолевать тремя путями: скалолазанием, пешком по байкальской воде и, в худших случаях, подъемом вверх на 50–100 м с последующим обходом по берегу. На подходе к мысу Рытый нас-таки ждали медведи. К счастью, мы заметили друг друга примерно за 300 м. После двух выстрелов вверх, немного подумав, медведи уступили дорогу.

В 22.00 мы ступили на палубу «Фрегата». Команда, узнав, что мы не пошли по ручью Рытый, не удивилась. Здесь просто говорят: «Рытый не пропустил». И мы отчалили.

15 июля мы пересели в поджидавший нас УАЗик. Истока Лены на высоте 1680 м мы не достигли. Нужно было взять запас времени на погоду и отсутствие тропы. Ну что ж, все еще впереди!

Даешь Енисей!

 

Енисей дался почти по плану. 16 июля мы добрались до реки Сенцы, проехав 800 км по федеральной, но сплошь размытой дождями дороге. Приятная остановка – рыбный рынок на высоком обрыве Байкала у Култука. Все, чем богато великое озеро, здесь есть, включая омуля во всех видах, хариуса и т. д. Тут же пиво, пирожки и прочее. Душевное место! И сам Окинский район Бурятии, по которому мы добирались в Туву – исток Енисея находится именно там – заслуживает самых добрых слов. В России вообще, а на Дальнем Востоке особенно, почти повсеместно одна и та же картина: замусоренные поселки и деревни, сто лет не ремонтированные дороги, поваленные «пьяные» столбы и столь же порой пьяные местные жители. И все это – на фоне прекрасной природы. Забор поправить и мусор убрать – минутное дело, но десятилетиями, веками не находят эту минуту. И – как луч солнца в дождливый день – Окинский район с центром в поселке Орлик. Ухоженные дома, чистые дороги, стада коров, лошадей и яков. Сколько езжу по стране, а такого второго района не припомню. Швейцария какая-то!

17–18 июля на ГАЗ-66 по пролазу, который здесь громко именуется дорогой, мы ехали к Чойганскому перевалу, где нас ждали лошади. 70 км преодолели за 20 часов. Ощущение в кузове ГАЗ-66 примерно такое, как если бы ты находился внутри консервной банки, которую привязали к хвосту бешено несущейся собаки…

19 июля, встретившись с нашим проводником в Саянах – Батором, на восьми лошадях преодолеваем перевал и пытаемся верхом добраться к первой точке нашего маршрута – озеру Зеленому. Бесполезно. Потеряв 3 часа на поиски «лошадиной» тропы, спешиваемся у Чойганских горячих минеральных источников и – вперед с вертикальной отметки 1600 м до 2000 м к озеру Зеленому. Для людей тропа, слава богу, есть. Базовый лагерь разбили у озера Зеленого. Оно и вправду зеленое. Кругом снежники, с мощных обрывов время от времени скатываются огромные камни, но лагерь поставлен удачно.

 

20 июля стало подарком судьбы: весь день светило солнце, неземную тишину гор нарушали лишь звуки летящих камней, пение птиц и журчанье ручьев. Вышли утром и, пройдя 10 км пути и 550 м превышения, в 14.30 были на истоке Кок-Хема, он же истинный исток Енисея. Великая река начинается на высоте 2550 м (по GPS) в отрогах пика Топографов у перевала, который мы, считая себя первооткрывателями, так и назвали – Исток.Выпили коньяку за здоровье Енисея и друг друга, прикрепили к камню привезенную из Москвы титановую табличку с надписью: «Исток р. Енисей. 18 июля 2006 года». На такую дату мы рассчитывали, но жизнь внесла коррективы, и добрались мы до истока 20 июля. Табличку переделывать было нечем.

Казалось, мы тут первые. Никаких следов – ни людских, ни звериных. Даже птицы не чирикали. Снег, журчащие ручьи, альпийские желтые маки, развалы камней и тишина…

Спуск к лагерю занял 4 часа. Весь путь к истокам Енисея оставил фантастическое ощущение. Мы вчетвером повидали Альпы, Кавказ, Черский хребет, Памир, Тянь-Шань… Но такой красоты, как в Большом Саяне, не припомнили. Поля жарков, горных маков и гвоздик среди прогалин в снегу, водопады, гнейсы и граниты, причудливо препарированные природой, ручьи и полузамерзшие озера, сверкающие в оправе гор... Зрелище завораживающее!

Что в сухом остатке?

Не так уж мало. По сути, географическое открытие. Енисей стал длиннее на 31 км (4123 км, вместо 4092 км), а его исток выше почти на 800 м (2550 м вместо 1780 м). Найден новый путь к истокам Лены – по долине Шартлая. И хотя настоящего истока Лены мы не достигли, все же установили, что второй исток на 80–100 м выше «мнимого». А главное, наша команда готова к новым броскам. Все еще впереди.

11.05.2011
Связанные по тегам статьи: