Новости партнеров


GEO приглашает

Бесплатный проезд на городском транспорте и скидки на посещение городских достопримечательностей —  карта Jerusalem City Pass сэкономит вам время и деньги


GEO рекомендует

Бренд Röndell дополнил ассортимент посуды из нержавеющей стали эргономичным набором  Savvy - RDS-940


Новости партнеров

Сикхи под Калугой

текст: Дмитрий Соколов-Митрич
Сикхи под Калугой

Сикх по имени Раджиндер уже четвертый год реанимирует в Овсянникове сельское хозяйство. Помогают ему сикхи Рана, Гога, Бабу, Сипа и еще двести местных жителей.

Пока Радж и его команда не надели национальные одежды, ни за что не скажешь, что они сикхи. О принадлежности к этому народу говорит лишь стальной браслет на правой руке – символ чистоты помыслов. Даже бороды у калужских сикхов нет. Люди как люди. 

Рана похож на Махатму Ганди – он высокий и худой. Гога – на Фредди Меркьюри, только одет похуже. Сипа – вылитый Ленин, но черный и без бороды. А Бабу ни на кого не похож. Зато у него своеоб-разный стиль общения. Бабу никогда не разговаривает громко и издалека. Он подходит почти вплотную и говорит, как будто по большому секрету – тихо, еле слышно. 

Это такой у сикхов юмор. Они вообще большие шутники. У всех без исключения сикхов, например, одна и та же фамилия – Сингх. Это слово означает «лев». Радж Сингх, Гога Сингх, Рана Сингх, Сипа Сингх, Бабу Сингх… Представьте себе, что все русские на планете носят фамилию Львовы. Разве не смешно?

– С Новым годом, – пробормотал у самого уха Бабу.

– Чего это он? – спрашиваю у Раджиндера. – Осень ведь на дворе.

– Сегодня у всех сикхов Новый год, – отвечает Радж. – Дивали. Праздник огней. В этот день Рама победил Равану. История темная и запутанная. Равана сначала был хорошим. Он 10 тысяч лет предавался суровой аскезе, и в награду Брахма наделил его даром неуязвимости от богов и демонов. Но Равана не оправдал высокого доверия и узурпировал власть над небесами, землей и подземным миром. Он основал на Ланке царство, сверг с небес богов и заставил их себе прислуживать. Чтобы избавиться от тирании, бог Вишну, по просьбе остальных богов, родился на земле в облике смертного – Рамы. В битве Рама победил перешедшего на «темную сторону» Равану, пронзив ему сердце стрелой Брахмы, и с триумфом вернулся домой. Радостные предки Раджиндера Сингха встречали его с факелами. День триумфа называется Дивали – Праздник огней.

В доме, где живут Радж, Гога, Рана, Бабу и Сипа Кумар, с утра на подоконниках горят лампадки. Даже искрящаяся на потолке электропроводка – очень в тему. 

Сикхи начинают готовиться к празднику: надевают белые одеяния, завязывают на головах бордовые тюрбаны, а на окнах рисуют два меча и стрелу посередине.

– Это наш национальный символ, – объясняет Гога. – А на окне – чтобы все знали, что здесь живут сикхи.

– Так ведь здесь Россия. Все равно никто не поймет.

– Поймет, не поймет – это не важно. Наше дело – нарисовать.

Рана возвращается из деревни с бутылкой самогона. Водку сикхи как-то сразу невзлюбили, а вот самогон пришелся по душе. Но пьют его только по очень большим праздникам – типа Дивали.

Как стемнело, быстро захмелевшие сикхи высыпали на улицу и начали палить в воздух из карабинов «Сайга» – за неимением фейерверков.

А потом вернулись в дом – стали смотреть индийские фильмы. Именно смотреть, потому что услышать звуковое сопровождение было невозможно. Каждое движение героев комментировалось так бурно, что со стороны казалось, будто по ящику показывают не кино, а футбол. Веселые ребята.

 

Родину любить в Индии тоже не выгодно

В шесть утра Гога, Рана, Сипа и Бабу были как огурчики и шли на работу. С Раджем, который вчера со всеми вел себя как равный, они теперь почтительно здоровались и называли его шахом. Дисциплина у сикхов действительно военная.

Раджиндер Сингх приехал в Москву 12 лет назад. Родители очень не хотели его отпускать. Жилось ему в Индии неплохо. Мама – директор школы. Папа – тоже директор школы. Брат уехал в Америку, и теперь у него там своя бензоколонка. Сестра тоже уехала в Америку и теперь у нее там свой муж. А сам Радж, получив в Индии высшее образование по специальности агроном, уехал в Россию. Все родственники думали, что он сбрендил.

– А на самом деле мне просто девушки в России очень понравились, – признается Раджиндер. – Одна из них очень скоро стала моей женой.

Свой бизнес в большой и холодной стране он начал с нуля. Сперва торговал на рынке одеждой. Испытал на собственной шкуре все радости нарождающегося капитализма. Чудом выжил. К середине 1990-х у него уже было четыре магазина: три в Москве, один в Ярослав-ле. Потом Радж занялся строительным бизнесом: покупал в Подмосковье участки земли, строил на них дома и продавал. Наконец, стал совсем богатым и умным и основал компанию, специализирующуюся на IP-телефонии.

– Вообще-то в Индии считается, что сикхи не рождены для бизнеса, – говорит Радж. – Там говорят, что мы думаем не головой, а руками. В этом есть доля правды. У нашего народа ручной труд действительно почетен. Особенно земледелие. Ну и военное ремесло, конечно. У нас шутят: сикх сначала ударит палкой по башке – а потом думает, зачем он это сделал.

– А чем вообще сикхи отличаются от остальных индийцев?

– У вас в России до революции очень воинственными считались казаки. Они вроде как русские, но не совсем. Примерно так же отличаются и сихки от индусов. Мы одной крови, но у нас разная религия и образ жизни. Наш народ более свободолюбивый. Мы не признаем разделения на касты. И вера наша проще, чем у индусов. Мы считаем, что каждый должен искать Бога в собственной душе – для этого не нужны ни ритуалы, ни аскетический образ жизни.

 

 

Религиозное движение сикхизма зародилось в XV веке в провинции Пенджаб на границе с Пакистаном. Основателем новой религии был гуру Нанак, которого сикхи («ученики») до сих пор почитают как духовного вождя и учителя. Прежде чем увлечь за собой людей, гуру Нанак много путешествовал. Посетил духовные центры в Индии, совершил паломничество в Мекку. В итоге пришел к выводу, что «нет на земле индусов и нет мусульман». Найдя недостатки и у тех, и у других, Нанак решил создать новую религию. В результате сикхизм вобрал в себя как индийские, так и мусульманские традиции.

– Нас в Индии всего 2%, а в армии – больше половины, – гордо говорит Радж. – Защищать слабых – это у нас в крови. Смелые, но простые сикхи уже полтысячелетия защищают хитрых, но слабых индусов.

– От кого?

– Провинция Пенджаб – как раз на границе с исламским миром. Мимо нас на Индию всегда совершали набеги арабы, пуштуны, иранцы…

– А почему мимо?

– Потому что сикхи защищали родину по-умному. Они не вставали на пути у противника, когда тот шел на Индию. Они преграждали ему дорогу на обратном пути – когда вражеское войско было уже уставшее и деморализованное из-за долгих грабежей. Мусульман сикхи убивали, слабых и бедных индусов отпускали, а награбленные сокровища оставляли себе.

– Это правильно. А то еще неизвестно, наградят тебя после войны или нет. Власти обычно своих защитников не очень балуют.

– Вот-вот. Сколько мы их ни за-щищали, индусы нас все равно не -лю-бят. – Похоже, Радж начал говорить о насущном. В речи стал мелькать русский матерок. – В Индии про сикхов  вспоминают, только когда надо родину защищать! А в мирное время тут же все заслуги забывают. Например, электричество в Пенджабе – самое дорогое в стране. Поэтому время от времени сикхи напоминают о своих правах, демонстрируя сепаратистские настроения.

– Наверное, примерно так же чеченцы рассказывают европейцам про русских...

– Не, русские – хороший народ. Бедный, но смелый. Ничего не боятся. Даже увольнения.

  

Купи свинью. Не тронь корову

Село Овсянниково находится всего в 250 километрах от Москвы. Но ощущение по прибытии сюда возникает такое, будто ты оказался на другой планете после нескольких сокрушительных звездных войн. Из семидесяти семей, которые жили в Овсянникове еще пятнадцать лет назад, остались лишь четыре. 

В чистом поле зияют глазницами несколько десятков панельных коттеджей. Их возводили накануне перестройки, чтобы удержать на селе молодых специалистов. Даже канализацию провели. Не помогло. 

В одном из таких домов теперь и поселился Раджиндер. Пришлось сделать капитальный ремонт, а заодно починить в селе канализацию и выпрямить водонапорную башню.

– Сначала я хотел купить землю в Ярославской области, – рассказывает Радж. – Но там власти сказали: «Мы москвичей к себе не пускаем». Я им говорю: «Да вы на меня посмотрите. Какой я москвич?» А они отвечают: «Мы не националисты. Нам все равно, кто ты там по паспорту. Главное дело, что прописка у тебя московская».

 

В Калужскую область Радж попал случайно. Друг пригласил отдохнуть. Пока отдыхали, познакомились с местными чиновниками. Те и предложили купить разорившийся колхоз – все равно земля пустует.

– Радж, а зачем тебе вообще это все понадобилось? У тебя и так бизнес процветал. Устойчивый, разнопрофильный и непыльный. А теперь приходится в поле грязь месить.

– Бизнес у меня и сейчас процветает. Пока я здесь, в Москве им управляют люди, которым я доверяю на все сто. Зачем мне это понадобилось? Зов крови, наверное. Я же говорил, что сикхи должны или руками работать, или родину защищать. Войны в России нет, защищать некого. Значит, надо землю пахать.

В российской глубинке Раджи-н-дера Сингха шокировали два явления – озимые посевы и алкоголизм:

– Даже представить себе не мог, что пшеница может расти под снегом, – говорит Радж. – Я учился на агронома, но нам об этом не рассказывали. И когда землю здесь покупал, составлял бизнес-план из расчета одного урожая в год. Второй стал для меня приятным сюрпризом.

Неприятным сюрпризом стало для Раджа поголовное пьянство местного населения. Он всерьез опасался, что придется сворачивать бизнес. Люди работали до первой зарплаты – и тут же уходили в запой. На вопрос, зачем столько пить, колхозники отвечали, что пьют от скуки и безработицы.

– Я им говорю: «Была безработица. Больше нет безработица. И скучно больше нет. Зарплата есть. Давай, бросай потихоньку водка, бросай». Некоторые послушались. Двести человек набралось. Пока хватает. Но скоро может не хватить. Что делать – не знаю. Хоть сам новых рожай!

  

Как только дела у сикхов пошли в гору, стали приходить на поклон директора соседних колхозов: «Купи и нас, а то мы пропадем». Один за одним Радж приобрел еще четыре колхоза. Всего за три года он вложил в это дело полтора миллиона долларов. Год назад все инвестиции окупились. Теперь у сикхов в Калужской области шесть с половиной тысяч гектаров земли, полторы тысячи голов свиней, тысяча коров, полсотни единиц техники, мясоперерабатывающий завод и двести работников. Кроме Гоги, Раны, Сипы и Бабу, все русские. Сикхи выполняют роль не то менеджеров, не то полиции. Смотрят, чтобы колхозники не пили и не воровали.

Я спрашиваю, в чем секрет успеха. В ответ Радж лишь разводит руками.

– Я вообще не понимаю, как можно в России быть бедным, пока здесь живут свиньи.

–Не понял. Какие свиньи?

–Обычные. Которые хрюкают. Свинья – это мощный инструмент бизнеса. Выращивать свиней выгоднее, чем торговать наркотиками! Если сельский житель хочет разбогатеть, ему нужно просто купить свинью. Остальное – вопрос времени и труда.

Радж достал калькулятор:

– Вот смотри. Десятидневный поросенок стоит две тысячи рублей. Покупаем свиноматку. Раз в три месяца она рожает примерно по пятнадцать поросят. В год – шестьдесят получается. Каждого можно продать за те же две тысячи рублей, покупателей много. Получается сто двадцать тысяч рублей с одной свиноматки в год. Съест она за это время максимум на три тысячи – даже если корма не выращивать, как это делаем мы, а покупать готовыми. Отопление свиньям не нужно. Уход – минимальный. Сто двадцать тысяч при пяти тысячах вложений! Прибыль бешеная. А если этих поросят не продавать через десять дней, а выращивать на мясо – еще выгоднее. Так что разориться, занимаясь свиноводством, невозможно. Но если не работать, а пить – тогда, конечно, даже свинья тебя не спасет…

– А коров ты, наверное, держишь себе в убыток?

– Это еще почему?

– Они ведь в Индии священные животные. Их убивать нельзя.

– А мы и не убиваем. Мы молоко продаем. Бычков, правда, иногда приходится отвозить на мясокомбинат. Религия этого не позволяет, но что делать. Бизнес есть бизнес.

  

Сикхи лучше немцев

Местной жительнице Марии Волченковой 76 лет. Сегодня утром она сама наколола кубометр дров.

– Это я еще сдала немного, – говорит Мария Кузьминична. – Сын у меня погиб два года назад. А то бы я тут вообще такого жару напустила. Сасрикал, Бабу, сасрикал.

– Что она сказала? – тихо спрашиваю я у Гоги.

– Это «здравствуй» по-нашему. Она уже все знает.

Тем временем Бабу по своему обыкновению подошел к Марии Кузьминичне почти вплотную.

– Мария, говори, что я плохой, – буркнул Бабу.

Старушка рассмеялась.

– Хорошие ребята, очень хорошие, – подтвердила другая Мария, Изотова. Соседка. – Работают с утра до ночи. Нашим бы у этих индейцев поучиться.

– Не индейцев, а индийцев.

– Да какая разница. И еще они первые, кто за последние двадцать лет нас не обманул. Даже немцы обманывали, а эти – нет.

– А что немцы?

– Ну, они тут тоже бывали. На положении хозяев. Год или два, я уже не упомню. А потом ушли, и мы не видели их больше. Но немцы только с ружьями ходили. А эти работают. Эти лучше.

– Мария, мы тоже с ружьями ходить умеем, – вдруг громко сказал Бабу. – Хочешь, буду возле твоего дома с ружьем ходить?

Мария Кузьминична опять рассмеялась. Потом, вдруг посерьезнев, спросила у Раджиндера.

– Радж, а что там у вас, сикхов, после смерти получается?

– У нас после смерти перерождение. Я могу стать русским, а ты – сикхом. А Бабу немцем может стать. А если сильно повезет – коровой.

– Это я не хочу, – вздохнула Мария Кузьминична. – Я хочу снова собой родиться. Бывает?

– Наверное, – ответил Радж. – Но, если честно, я сам считаю, что все не так.

– А как?

– Вот у вас, у русских, после смерти Божий суд. А мне кажется, Божий суд – он уже в этой жизни происходит. Точнее – в ее второй половине. Если человек плохой, Бог его наказывает после сорока лет. Здоровье пропадает, собственные дети ненавидят, бизнес разоряется. А если человек жил хорошо, то и старость у него счастливая.

– Это точно, – вздохнула Мария Кузьминична.

Возможно, вот так и зарождаются новые религии.

09.01.2009