Я ненавижу теоретизирование и не способен говорить о фотографии в отрыве от моей работы. Но как только речь заходит о GEO, картина упрощается, композиция становится строже и чище, а на передний план с неостановимостью айсберга выплывает главный жанр – репортаж. И Сергей Максимишин – ведущий фотограф русского, и не только русского, если на то пошло, GEO. Это не попытка загнать автора в рамки. Это жанровая и профессиональная характеристика.

GEO – международный фотобренд и недостатка в желающих посотрудничать никогда не испытывал. Но своих фотографов найти трудно, это товар штучный. Уже потому, что труд их нелегок.

Зачем ехать за тысячи верст непонятного киселя хлебать, если можно не выходить из уютной студии? В крайнем случае отправиться на показ мод или в ночной клуб. Умеючи, деньги можно заработать неплохие.

На наше и наших читателей счастье отдельные оригиналы все еще хотят и умеют рассказывать фотоистории, которые не снимешь походя, по пути от дома в ближайшую булочную. Найдя таких авторов, мы любим их верно – вместе гоняем чаи в редакции, платим не оскорбляющие достоинства мастера гонорары и готовы часами обсуждать, что бы такое еще придумать, чтобы обеим сторонам это было в кайф.

В последние два года Сергей Максимишин не исчезал с нашего горизонта больше, чем на пару недель. Я этим глубоко удовлетворен. Надеюсь, доволен и Максимишин, найдя издание, говорящее с ним на одном языке. Хотя трудности перевода периодически имеют место. Тогда он с петербургской холодностью обвиняет меня в литературном подходе к фотографии, а я напоминаю о максимализме, частично отраженном в его гуцульской фамилии. Видимо, каждый из нас прав по-своему. Но важнее точки совпадения фотографа и GEO. Попробую их сформулировать. Может, кстати, пригодится тем, кто еще только мечтает увидеть свои снимки на страницах журнала.

А) что бы ты ни снимал – это всегда история о людях. Даже если они за кадром. Сергея в этом убеждать не нужно. На конкурсах его работы прямиком идут в номинации social report или, по крайней мере, daily life. Для простоты назовем все это Жизнью. Работая с Максимишиным, остается только обсудить акценты и потом получить мгновения той реальности, которая интересна нам. И ему. Это по-настоящему мудрая жизненная стратегия –  добиваться успеха, занимаясь тем, что тебе интересно. Максимишин из таких счастливцев.

Б) настоящая репортажная фотография – не иллюстрация к тексту, не довесок к информации, выраженной словами. Она – как телевизионная картинка – и есть информация. Она самоценна. От запальчивого утверждения «фотография важнее текста» удержусь, для журнала «важнее» то и другое. Максимишин это понимает, хотя, казалось бы, что ему слова, только место на странице занимают. Но он ценит хороший текст. Черта не лишняя, поскольку имеется еще пункт В.

В) фоторепортаж – не просто набор снимков на заданную тему. Это фильм в нескольких стоп-кадрах, и нужно быть сценаристом и режиссером в одном лице. Услышав очередное бодрое предложение «Скажите, что нужно, я сниму», я скучнею и теряю интерес к беседе – фотограф уверен, что думать он не обязан. Максимишин начинает думать о сюжете до выезда на съемку, и думает он ясно. (Кстати, по образованию физик.) Вот почему он автор, а мы продюсеры и оставляем за собой только право на обсуждение задачи, а потом на окончательный монтаж сюжета.

И наконец: скучная фотография никому не нужна. А она неизбежно получится скучной, если автору безразличен объект. Или не хватает мастерства. Или если он плохо, лениво думает.

Мастерство, талант и ум Сергея Максимишина очевидны. И его явно цепляет бескрайнее поле деятельности, которое предоставляет фотографу Россия. GEO повезло, что большую часть времени Максимишин работает здесь. И нашей «самой неснятой» стране в мире, между прочим, тоже. Ситуация ведь парадоксальная: проще найти хорошие фотографии с тонущего в океане атолла, чем из многих уголков России.

Автор назвал альбом «Последняя империя. Двадцать лет спустя». Для меня это «Русский альбом» Максимишина. По стилистике, по чувству того, что в документальной фотографии актуально, а что нет, – это самый «западный» альбом, снятый русским фотографом. (Из тех, что я видел, конечно. А кавычки оттого, что западный мастер так не снял бы, просто не понял бы происходящего.) Это неудивительно, поскольку Сергей Максимишин справедливо ощущает себя частью не локального, а международного фотографического контекста. 

На происходящее вокруг Сергей смотрит с той остраненностью (В.Б. Шкловский), которая не позволяет снимку стать тривиальным. «Незамыленный» взгляд – это дар божий (психотип) или результат того, что фотограф любопытствует, активно думает и перемещается в пространстве (то есть, опять-таки психотип)? Я не знаю. Но одаренных фотографов много, а высоких профессионалов, как Максимишин, мало.

С удовольствием констатирую: в GEO снимки Сергея Максимишина появляются часто. А будут еще чаще. Хорошего слишком много не бывает. geo_icon