"Сколько ехать?" – спрашивает наш водитель у местного жителя. – «Да недолго». – «Ну сколько километров? Примерно? Хоть образно?» – «Образно – километров пятьсот. Говорю же, близко».

На Дальнем Востоке все так. Как-то в глухом углу уссурийской тайги я разговорился с мелким начальником. «Все на месте сижу, вот, правда, в позапрошлом году слетал на Запад. – Ну? Куда же? – Да в Брянск».

От камчатских жителей то и дело слышишь щегольское, чтоб поразить новичка: «Россия там, где кончается Камчатка». В первый раз бросаешься записывать, в десятый машешь рукой – да ладно вам... Хотя что ладно, если чудеса тут начинаются сразу. 

Уже из аэропорта Петропавловска-Камчатско-го видны два вулкана со снежными вершинами – Корякский и Авачинский. Ясно, что прилетел в небывалое.

Над Авачинским вьется дымок – фумарольная активность (приятно произносить это, приобщаясь к новизне). На полуострове более 160 вулканов, нет больше таких мест на Земле. 28 действующие, в том числе самый высокий вулкан Евразии – Ключевская сопка (4750 м).

Петропавловск расположен по дуге вдоль Авачинской губы – окруженной сопками бухты, способной вместить весь флот мира. Может быть, только Сан-Франциско сравнится с городом по выигрышности рельефа. При этом следов деятельности местных властей не заметно. Запущенность баснословная – при баснословном же богатстве земли и моря. Одну десятую процента прибыли от рыбы и икры пустить бы на дороги, по которым рыбу и икру возят, но куда там.

Зато у здания администрации стоит щит со стихами:

«Мы вместе, и это – главное,
Продолжим традиции славные!
Камчатке рыбацкой быть,
И городу нашему жить!»

Впрочем, о камчатской рыбе и рыбаках мы поговорим отдельно, в следующий раз. Ближе к выходу из Авачинской бухты – кладбище кораблей. Расположение символичное – у самой судоверфи, некогда крупнейшей на Дальнем Востоке. Теперь корабли ходят чиниться в южнокорейский порт Пусан, там дешевле, надежнее, быстрее.

В центре, где тянется вдоль бухты асфальтовая дорожка – городской променад, стоят три монумента: камень с цитатой из Беринга о прибытии сюда в 1740 году на кораблях «Св. апостол Петр» и «Св. апостол Павел»; тут же сами бронзовые Петр и Павел; Ленин. Апостолы больше Беринга раза в четыре и раза в четыре меньше Ильича. История в пластике.

 

На Камчатке всю остальную Россию называют «материк» («Где жена? – На материк уехала»). Хотя как ни смотри на карту – не остров же, а всего лишь полуостров. С другой стороны, толку-то, что полуостров: с Камчатки на Чукотку надо лететь через Москву. Напрямик пробраться нельзя, дорог нет. Железных – потому что сейсмическая опасность, шоссейных – потому что нет. На всю область (вместе с Корякией) размером с Германию, Австрию и Швейцарию вместе взятые – примерно 110 км асфальтированных дорог (не считая внутригородских). Летом 2006 года ансамбль «Истоки» из Пенжинского района добирался до Петропавловска на фестиваль коренных народов двадцать дней.

Из центра областной столицы – полчаса до океана. Там не столько красиво, сколько величественно. Одно сознание, что дальше только Америка, впечатляет. К пляжу черного вулканического песка подходит трава с бесчисленными ирисами. Но дорога к месту отдыха – ухабистая грунтовка. Впечатления растрясаются на обратном пути.

В начале того еще века Северянин сочинил, а Вертинский спел: 
«А когда придет бразильский крейсер,
Лейтенант расскажет вам про гейзер…
Он покажет вам альбом Камчатки,
Где культура только лишь в зачатке».

По асфальту мы едем от Петропавловска до Мильковско-Большерецкой развилки. Дальше грунтовка, а всего до Эссо, центра Быстринского района, – 530 км. Как и было сказано, недолго и близко.

В этнографическом музее в Эссо стоит указатель: Петропавловск-Камчатский – 530, Москва – 7500, Анкоридж – 1953, Токио – 2130. Соотношения заданы. В России география всегда была важнее, чем в других государствах.

 

Термальная активностьЧитать дальше >>>