Каждое утро, входя в свой рабочий кабинет и включая компьютер, Паоло Маццали надеется на известие о космической катастрофе. Сухощавый итальянец с ухоженной бородой — сотрудник немецкого Института астрофизики общества Макса Планка в Гархинге под Мюнхеном. И охотник за сверхновыми. Он выслеживает в космосе гибнущие звезды, стремясь разгадать секреты их ослепительной агонии. Взрывы звезд — одно из самых грандиозных космических явлений. И главная движущая сила круговорота рождения и смерти миров во Вселенной. Ударные волны от их взрывов расходятся по пространству как круги по воде. Сжимают межзвездный газ в гигантские нити и дают импульс к образованию новых планет и светил. И даже влияют на жизнь на Земле. «Почти все элементы, из которых состоим мы сами и наш мир, возникли благодаря взрывам сверхновых», — говорит Маццали.

Невероятно, но факт: кальций у нас в костях и железо в кровяных тельцах, кремний в чипах наших компьютеров и серебро в наших украшениях — все это зародилось в горниле космических взрывов. Именно в звездном пекле атомы этих элементов спаялись воедино, а потом мощным порывом были выброшены в межзвездное пространство. И сам человек, и все вокруг него — не что иное, как звездная пыль.

Как устроены эти космические ядерные печи? Какие звезды заканчивают свою жизнь взрывом? И что служит его детонатором? Эти фундаментальные вопросы уже давно волнуют ученых. Астрономические приборы становятся все точнее, программы компьютерного моделирования — все совершеннее. Вот почему за последние годы исследователи смогли разгадать многие cекреты сверхновых. И раскрыть удивительные подробности того, как живет и умирает звезда.

Такой научный прорыв стал возможен благодаря увеличению количества наблюдаемых объектов. Раньше астрономам только по счастливой случайности удавалось заметить в космосе яркую вспышку умирающей звезды, затмевающую свет всей галактики. Сейчас автоматизированные телескопы проводят систематический мониторинг звездного неба. А компьютерные программы сопоставляют снимки, сделанные с интервалом в несколько месяцев. И сигнализируют о появлении на небосводе новых светящихся точек или усилении свечения уже известных звезд.

Еще есть целая армия астрономов-любителей. Особенно их много в Северном полушарии. Даже с помощью маломощных телескопов им зачастую удается зафиксировать яркие вспышки гибнущих звезд. В 2010 году любители и профессионалы вели наблюдение в общей сложности за 339 сверхновыми. А в 2007 году «поднадзорных» было целых 573. Проблема лишь в том, что все они находятся в других галактиках, далеко за пределами Млечного Пути. Это затрудняет их детальное изучение.

Как только в космосе обнаруживается новый яркий объект с необычными характеристиками, весть о находке мгновенно распространяется по интернету. Так произошло и в случае со сверхновой 2008D. Буква «D» в аббревиатуре обозначает, что это уже четвертая сверхновая, открытая в 2008 году.

Новость о том, что 9 января группа американских астрономов зафиксировала в космосе сверхмощный выброс рентгеновского излучения, застала Паоло Маццали в Токио, где он читал лекции. «Узнав об этом, — говорит он, — мы сразу отложили все дела и на три месяца сосредоточились на изучении этого объекта». Днем Маццали держал телефонную связь с коллегами в Чили, координируя наблюдения за космическим фейерверком при помощи одного из установленных там супертелескопов. А по ночам консультировался с европейскими учеными. До сих пор он с восторгом вспоминает об этой напряженной работе и бессонных ночах. Тогда астрономам выпал редчайший шанс проследить за процессом взрыва звезды почти с самого начала и до конца. Обычно гибнущая звезда попадает в объективы телескопов только через несколько дней после начала агонии.Читать дальше >>>