Олег Юрьевич, почему именно Челябинск?

Это чистая случайность. Метеориты падают довольно равномерно, я не могу выделить какой-то город, которому бы особо не везло. Дело ведь в том, что когда подобные объекты падают куда-то в тайгу, об этом так в прессе не пишут. Другая история — жилая зона. Если говорить о статистике падений, то можно насчитать десятки случаев в год. Заметных из них — один или два.

Почему ученые ничего не знали о падении?

Просмотрели. У нас ведь нет службы по мониторингу неба. Но и в США, его, видимо, не заметили. Коллеги из НАСА не предупреждали нас о падениях, и, я не думаю, что они сделали это специально. Сложность в том, что этот астероид шел со стороны Солнца, поэтому увидеть его было очень и очень сложно. Тут нужна серьезная техника и другие методы, каких в России пока нет.

Как обнаружить угрозу?

В нашем институте есть специальные программы, которые отслеживают как раз движение тел по орбитам. С крупными астероидами проще, их легче найти и придумать, что делать дальше. А вот с мелкими (до нескольких десятков метров) возникают трудности: заметить их сложно. Но они могут нанести вполне серьезный ущерб. Учитывая разные проблемы, мы вырабатываем методики противодействия.

Какие есть методы борьбы с метеоритами? В фильме «Армагеддон», например, его уничтожали прямо в космосе...

Это критичный случай. Вообще способов несколько: разрушить угрозу, увести ее на другую орбиту и эвакуировать население.

Какому методу следуют в России?

Честно? Никакому. Мы стоим в самом начале пути борьбы с падением космических тел. Не хватает денег. Таких случаев как сегодня, к сожалению, нужно как минимум пять, чтобы на это начали обращать должное внимание. Саму проблему ведь признали тоже совсем недавно. ООН создала рабочую группу по противодействию угрозам из космоса лишь пять лет назад.

Кто занимается метеоритами в России?

Таких институтов много: Институт прикладной астрономии в Санкт-Петербурге, Государственный астрономический институт при МГУ, Коуровская обсерватория на Урале. Но это не значит, что эти учреждения полностью посвящают себя только одной проблеме. В каждом из них работают конкретные группы. Но главного института, который бы занимался только падениями небесных тел, нет.

Есть ли вероятность, что нам нужно ждать и других метеоритов вслед за нынешним?

Нет, падения — события совершенно независимые друг от друга. Никто не знает, когда произойдет следующая встреча Земли с астероидом.

Метеориты могут летать «стаями»?

Вполне, но это разные явления. Если это одиночный метеорит, то пока он находится в космосе, его называют астероидом. Это камни или железо, которые летают в Солнечной системе по орбите. Если они пересекутся с о орбитой Земли, то происходит падение метеорита. Совсем другое — метеорный дождь. Это комета, рыхлое образование из снега или грязи. Хвост этой кометы — испарение веществ из которых она состоит. Как только все испарится совсем, остается «рой» мелких объектов. Эта «звездная» каша летит по направлению к Земле. Но для нас она совершенно безопасна. Такие дожди прилетают из космоса несколько раз в год. Когда вы видите звездопад в августе, это не что иное, как те самые мелкие кусочки из кометы. Они сгорают в атмосфере, и долететь до Земли им не суждено.

Что произошло в Челябинске?

Это был один метеорит, размером до нескольких десятков метров. Сказать точнее пока невозможно. Нужно найти обломки и их изучить, опросить очевидцев. Сказать что-то только по внешним характеристикам (яркий хвост, сильный хлопок при падении) мне пока сложно. В интернете появилось мнение, что в челябинском метеорите помимо железа или камней был и газ.

В кино нас неоднократно пугали необычными и опасными свойствами метеоритов? Жителям Челябинска ничего не угрожает?

Слава богу, метеорит упал там, где людей не было. Но рассказы о биологической угрозе из космоса — выдумка сценаристов. Этому не стоит доверять. geo_icon