Ранняя осень, Вена. В уличных кафе еще сидят туристы в футболках, а наверху, в Венском лесу, уже стоят холода. Без теплой куртки не обойтись. Клаудия Бибер и Франц Хёльцль из местного ветеринарного университета петляют на микроавтобусе по буковой роще. Им надо проверить деревянные домики, в которых летними днями отсыпаются их подопечные — мелкие грызуны сони-полчки, ведущие ночной образ жизни. К середине сентября многие летние жилища уже опустели. Их обитатели перебрались на «зимние квартиры», зарывшись в норы между корнями деревьев на глубину до 70 сантиметров.

Франц Хёльцль снимает с дерева домик номер 201. Сразу видно: внутри кто-то есть. Он погружает в листву руку в защитной перчатке — и извлекает наружу пять серых пушистых комочков. Каждый перекладывает в отдельный холщовый мешочек. Теперь им предстоит пройти стандартную проверку. Исследователи определят по имплантированному под кожу микрочипу их идентификационные номера. Замерят семенники у самцов. Возьмут соскоб со слизистой оболочки пасти, несколько волосков шерсти. И анализ помета. Благо напуганные зверьки производят его в избытке. Напоследок — взвешивание.

Клаудия Бибер кладет самца под номером 73 039 в термопакет и взвешивает. 111 граммов — записывает в дневнике Франц Хёльцль. «За последние две недели зверек набрал 12 граммов», — комментирует он довольным тоном. Похоже, этот экземпляр хорошо подготовился к холодному и голодному сезону зимней спячки.

Вот уже несколько лет ученые наблюдают за популяцией сонь-полчков в пригороде Вены. Их цель — раскрыть тайну этого загадочного состояния сезонного оцепенения, характерного для многих видов животных. В том числе для некоторых млекопитающих: плацентарных, сумчатых и яйцекладущих. Даже для тропических лемуров. «Вероятно, это свойство сформировалось на очень раннем этапе эволюции», — рассказывает Томас Руф, еще один специалист из Венского ветеринарного университета.

С виду кажется, что пушистые грызуны просто спят, уютно прильнув друг к другу, чтобы переждать холодную зиму. Но с биологической точки зрения зимняя спячка — это не просто долгий сон. А уникальное состояние, в котором перестраиваются жизненно важные функции организма. Обмен веществ замедляется до предела, организм словно балансирует на грани жизни и смерти. Но при этом воспринимает малейшие колебания температуры окружающей среды — вплоть до десятой доли градуса. И адекватно на них реагирует.

Сони-полчки — идеальный объект для изучения таких физиологических изменений. Эти юркие грызуны — рекордсмены по зимней спячке. Они проводят в этом состоянии целых восемь месяцев. И экземпляр номер
73 039 не станет исключением.

Скоро он прекратит кормиться и забьется глубоко в норку. Напоследок, перед окончательным погружением в сон, функции его организма активизируются: пульс и дыхание участятся, расход кислорода возрастет на 80 процентов. А через час все процессы жизнедеятельности как по команде резко пойдут на спад. Еще через несколько часов зверек впадет в «торпор». Так биологи называют состояние полного оцепенения и бесчувственности. Пульс замедлится с 300 до восьми ударов в минуту, дыхание станет редким. И перестроится на особый ритм: серия быстрых вдохов с длительными перерывами — до часа при сильных холодах.

На клеточном уровне остановятся все энергоемкие обменные процессы. Организм перестанет сжигать глюкозу. Вместо нее для выработки энергии будут использоваться накопленные за лето жировые запасы.

Невероятно, но факт: обмен веществ у всех видов животных, впадающих в зимнюю спячку, замедляется одинаково. Они расходуют равное количество кислорода на один грамм массы тела. То есть активность организма, независимо от вида и размера животного, снижается до минимального порога, необходимого для поддержания жизни.

Через несколько часов после погружения в спячку тело у сони-полчка остывает — до плюс 0,7 градуса при нулевой температуре в логове. Еще более крепкой «закалкой» отличаются арктические суслики, которые выдерживают охлаждение тела до минус 2,9 градуса.Читать дальше >>>