Международная команда генетиков выяснила с помощью ДНК, где и когда одомашнили собак: в Европе, не позднее 18 800 лет назад. Тысячей лет больше, тысячей меньше — какая разница? Оказывается, большая.

Вопрос о собаке — на самом деле вопрос о судьбе революционных идей и изобретений, будь то телеграф или интернет. Приручение собаки во многом похоже на создание персонального компьютера. Что общего у пса и гаджета? То и другое — инструмент, которому можно передоверить требующие времени и сил рутинные занятия. Пока пес днем вынюхивает зверей на охоте, а ночью прислушивается к каждому шороху (чтобы на хозяина никто не напал), у человека высвобождается время подумать.

Других таких инструментов — от огня до колеса — в первобытной истории не так уж и много. И, главное, у огня с колесом нет общих ДНК с «потомками» — зажигалками или покрышками. А у собак есть. Вот ученые и ломают копья по поводу того, откуда эти животные  взялись в разных частях света.

Версия номер один: подружиться с волками догадался какой-то гениальный доисторический дрессировщик. Потом его внуки и правнуки мигрировали с животными, обменивали щенков у соседних племен на другие полезные предметы — и в итоге по миру разъехались потомки одной-единственной волчьей стаи. Другой сценарий, идея которого лежит на поверхности: диких предков собаки приручали в разных точках планеты. На Ближнем Востоке — одних, на территории Китая — других, в Европе — третьих.

Анализ ДНК расставляет все по своим местам —выжили и дали начало всем современным породам, от пекинесов до сенбернаров, только потомки одной небольшой исчезнувшей группы европейских серых волков. Даже вторично одичавшие собаки динго в Австралии (они заселили континент задолго до того, как его открыли европейцы) имеют европейские корни.

Не исключено, конечно, что одомашнивание имело место еще где-нибудь. В пользу такой гипотезы говорит найденный на Алтае в пещере Разбойничья собачий скелет возрастом 33 тысячи лет — его геном меньше всего похож на современный. Но эти «альтернативно прирученные собаки» вымерли тысячи лет назад, не оставив самостоятельного потомства.

Понятно, что история, рассказанная генетиками, — скорее, не о псах, а об их хозяевах: в конце концов, предки динго не сами приплыли из Европы в Австралию — их туда привезли на лодках или плотах. Собачьи гены говорят об истории человеческих миграций то, что не дорассказали гены человека.

Кстати, «возраст одомашнивания» в 18 800 лет говорит еще и о характере дружбы зверя с людьми. Историки были склонны думать, что собака понадобилась человеку не раньше, чем он стал возделывать землю и пасти скот. Но 18 800 лет назад никакого земледелия и скотоводства не было: люди занялись этим в неолите, не раньше десяти тысяч лет назад. Получается, волков приручили все-таки доисторические охотники. И тут возникает вопрос, кто на кого повлиял. Возможно, не будь у человека собаки, способной охранять жилье и поля день и ночь, он и не позволил бы себе роскошь оседлой жизни крестьянина вместо того, чтобы скитаться с копьем по лесам и пещерам. geo_icon