Людям следует учиться худеть у обезьян, советуют американские ученые из университета Ратгерса в Нью-Джерси и Дартмутского колледжа в Нью-Гэмпшире. Орангутангов Pongo pygmaeus с острова Борнео роднят с нами биохимические механизмы, позволяющие запасать и расходовать жир в случае долгого голода. Но если обезьянам пользуются ими на все сто, то человечеству, которое все реже голодает, грозит совсем другая беда - ожирение. Поэтому ученые рассчитывают, что наблюдения за голодными обезьянами помогут решить проблемы сытых людей.

Результаты исследования, растянувшегося на пять лет, опубликовал журнал Biology Letters. По версии авторов, современные орангутанги придерживаются той же диеты, что и люди  многие тысячи лет назад.

Любимая еда и главный источник белков для орангутангов – фрукты. Однако наесться ими вволю животные могут только раз в три-четыре года: почва на Борнео не слишком плодородна. Обезьяны уже привыкли к непостоянным урожаям, и как только фрукты начинают появляться на деревьях, сразу все съедают, стараясь насытиться впрок. От переедания они быстро толстеют, запасая жиры и белки, и этот лишний вес помогает им выжить в голодные годы.

В фекалиях животных исследователи обнаружили кетоны – признак того, что организм сжигает жиры. А когда жир заканчивается, орангутанги начинают “переваривать” собственные мышцы. У людей этот процесс считается одним из самых разрушительных последствий анорексии. Но для орангутангов это не патология, а обыденность. За счет листьев и коры, где белков содержится совсем немного, орангутанги умудряются балансировать на грани белкового голодания и сохраняют нужное количество мышц.

Изотопный анализ азота в обезьяньей моче продемонстрировал, насколько жесткой может быть диета: орангутангам хватает всего 1,4 граммов белка в сутки на килограмм веса. Для 70-килограммовой особи это эквивалентно 100 граммам белковой пищи за день.

Вынужденная перемена рациона (куда по необходимости добавляются кора и листья) повлияла и на строение челюсти. Коренные зубы стали больше, а мышцы – сильнее: совсем как у людей. Сравнение эмали на зубах орангутангов и троглодитов, наших доисторических предков, показало, что и древний человек, похоже, тоже сталкивался с затяжным дефицитом пищи. Тяжелое наследие этих времен - стремление нашего организма запасать жир при любом удобном случае, даже если перспектива голода заведомо не грозит.

За последние полвека количество борнейских орангутангов уменьшилось в несколько раз – в основном из-за вырубки лесов. Сейчас в мире осталось менее ста тысяч этих обезьян: 50 тысяч на Борнео и 7300 на Суматре. За пределами Индонезии они не водятся. geo_icon