На этой неделе героем интернета стал восьмидесятикилограммовый самец галапагосской черепахи с острова Эспаньола, секс-гигант, отец примерно 800 детей, то есть уже почти божественный предок 40% черепашьей популяции этого острова. Полвека назад галапагосские черепахи острова Эспаньола почти вымерли, их оставалось буквально несколько штук, а теперь их больше двух тысяч – программа восстановления вида, которую ведет Галапагосский национальный парк вместе с крупнейшими мировыми зоопарками и исследовательскими центрами, работает.

Диего родился на острове Эспаньола в южной части архипелага в начале прошлого века, в тридцатых годах оказался в зоопарке Сан-Диего, а в 1976 году в рамках программы восстановления популяции галапагосских черепах вернулся на родину. Тогда от эспаньольского подвида осталось всего три самца, считая нашего героя, и 12 самок. Теперь же их около двух тысяч.

Пишут о Диего все, кому не лень, с самыми сальными подробностями: оказывается, во время спаривания самки галапагосской черепахи молчат, а самцы аккомпанируют барабанной дроби мычанием, похожим на коровье.

Есть и разоблачения: оказывается Диего – не самый плодовитый самец-производитель среди черепах, больше всего потомков у предка с индексом Е5 (у Диего индекс У15).

До сих пор самой знаменитой галапагосской черепахой был Одинокий Джордж. Представитель другого подвида, этот самец галапагосской черепахи с острова Пинта остался последним из своего рода. Его поместили в заповедник на другом острове, поселили с двумя самками, каждая из которых отложила яйца – но гибрид оказался нежизнеспособным, и потомства у Одинокого Джорджа так и не появилось. В 2012 году Джордж мирно скончался от старости, прожив больше ста лет, и с ним вымер его подвид галапагосских черепах. Джордж считался символом прикладываемых усилий по восстановлению этого вымирающего вида, но теперь ему на смену пришел Диего, потому что, очевидно, последний представитель вымершего вида – гораздо худший символ, чем счастливый отец 800 черепах.

Проблема в том, что на каждом из галапагосских островов, расположенных в примерно тысяче километров от Эквадорского побережья живут свои подвиды черепах, некоторые из которых скрещиваются с «соседями», а некоторые – нет. Черепахи с Пинты – вымерли, черепахи с Эспаньолы, самого южного острова архипелага, отлично себя чувствуют, благодаря, в частности, Диего.

В вымирании черепах виноваты, разумеется, европейцы. Во-первых, после того, как испанцы случайно открыли острова в XVI веке, пираты и китобои охотились на черепах и собирали их яйца, значительно проредив поголовье. Во-вторых, они завезли на острова чужие виды – крыс, свиней, кошек, муравьев и коз. И все они оказались врагами черепах.

Свиньи, кошки и крысы пожирают черепашьи яйца. Черные крысы, завезенные в трюмах пиратских парусников, пожирают маленьких черепашек (это взрослый самец галапагосской черепахи может весить больше двухсот килограммов, а детеныш вылупляется совсем беззащитным и весом менее ста граммов). Муравьи – тоже чужаки на островах – тоже опасны для черепашьих кладок. А козы конкурируют с черепахами за корм, эффективно уничтожая растительность на островах.

Из-за хищников, собственно, Диего и живет в вольере с шестью самками. Биологи размножают черепах в неволе, чтобы спасти молодняк от котов и крыс и выпускают уже подрощенных. Что же до коз, то их, видимо, ждет глобальное уничтожение: в заповеднике заявлена программа уничтожения инвазивных видов, а козы – самые крупные и удобные мишени. geo_icon