Иерархия бывает не только у людей. Даже мыши в клетке первым делом выясняют, кто кого главней, и потом каждая ведет себя сообразно статусу. Однако «статус» зависит вовсе не от силы или совокупности заслуг, а от состояния крохотного участка мозга – прелимбической зоны  (PL) медиальной префронтальной коры.

Биологи из Шанхая доказали: если впрыснуть мыши в эту область мозга немного вируса, куда добавлены специальные гены, то последние становятся первыми. Или наоборот. Мышь может подвинуться в иерархии вверх или вниз, не делаясь ни сильней, ни слабей.

Подробности эксперимента описывает журнал Science. Группа доктора Хай-Лань Ху из Института нейронаук в Шанхае разработала для мышей несколько тестов, которые проясняют, кто над кем доминирует. К примеру, мышей приучали проходить сквозь узкую трубу – а потом запускали сразу двоих с разных сторон. Они сталкивались посередине, и та мышь, чей статус был ниже,  вынуждена была пятиться назад, чтобы пропустить «высокостатусную». 

Еще один способ прояснить иерархию – сравнить площадь участков, которые мыши пометили как свою территорию.

В этой системе почти без сбоев действовал принцип «вассал моего вассала – мой вассал»: если мышь за номером три пятится от мыши номер два, то и «номеру первому» она наверняка уступит.

Кое-кто из мышей отдал жизнь во имя науки сразу после тестов. Их срезы мозга свидетельствовали: у «лидеров» пирамидальные нейроны в зоне PL обмениваются импульсами куда активней, чем у «лузеров». 

За обмен импульсами отвечают синапсы –  места соприкосновения нервных клеток. Обычно они снабжены «вентилем»-рецептором. Сигнальные молекулы – например, AMPA – выполняют роль водопроводчика, который регулирует силу потока, раскручивая или закручивая «вентиль». Если две нервных клетки соединены синапсом, стараниями «водопроводчика» связь между ними может стать лучше или хуже. Этот эффект называют пластичностью синапсов.

Чтобы у одних мышей синапсы заработали вовсю, а у других заглохли, ученые ввели им разные версии вируса лихорадки Синдбис (со встроенными генами Ras и Rap, которые регулируют состояние AMPA-рецепторов). Укол затрагивал только медиальную префронтальную кору, и ученые специально убедились, что интересующие их нервные клетки благополучно перенесли операцию. 

Когда мышей заново запустили в трубу, ситуация поменялась. Прооперированные «лузеры» заставляли пятиться здоровых «лидеров», а прежние «лидеры» после операции уступали здоровым «лузерам». Те, кто поднялся по иерархии наверх, уверенно метили больше пространства, а те, кто опустился – меньше.

Как именно укол меняет статус? Хай-Лань Ху c коллегами допускают, что зона мозга, на которую они воздействовали, отвечает за целый букет социальных инстинктов: контроль над страхом и агрессией, анализ чужого поведения и социальных норм. Вирус обострил эти способности, не делая мышь сильней – но другие сразу увидели в ней превосходящего соперника. geo_icon