Любовь — вещь иррациональная, и полюбить по заказу нельзя, вроде бы подсказывает нам здравый смысл. Еще в 1995 году с этим решил поспорить психолог Артур Арон из университета штата Нью-Йорк в Стоуни-Брук (США), чья научная статья вышла под слегка туманным заголовком «Эксперимент по выработке межличностной близости: процедура и некоторые предварительные наблюдения».

Суть сводилась к простой идее: пару незнакомых (или как минимум малознакомых) разнополых людей можно заставить влюбиться друг в друга за 45 минут.

Шла пятая неделя курса общей психологии, когда Арон объявил своим студентам, что те имеют шанс поучаствовать в необычном эксперименте. 80 процентов присутствующих немедленно согласились, заполнили анкеты — и две недели спустя явились в лабораторию практически в полном составе. Здесь их разделили на пары и усадили общаться по заранее спланированному сценарию.

Психологи разработали специальный список из 36 вопросов, которые каждой паре предстояло задавать друг другу. Традиционные «где ты родился» или «какую музыку слушаешь» в этом списке отсутствовали. Вместо этого полагалось интересоваться у партнера вещами как минимум странными.

«Когда последний раз ты пел в одиночестве?»

«Хотела бы ты прославиться и как?»

«Кого из знаменитостей ты бы позвал на ужин?»

Если вопросы из первой дюжины могла показаться причудливыми или абсурдными, то вопросы из третьей — провокационными или даже оскорбительными.

«Смерть кого из близких стала бы для тебя самым большим потрясением?»

Что происходит обычно во время свидания? Двое за столиком в кафе обсуждают кино, погоду или сессию — но конечная цель этих разговоров на отвлеченные темы узнать друг друга получше. Но «узнать получше» не значит «добыть больше анкетных данных». Нам хочется, чтобы собеседник раскрылся. Сбросил немного брони, необходимой в обыденной жизни, чтобы держать дистанцию с незнакомцами.

Социолог Эрвин Гоффман еще в 1960-е придумал термин «гражданское невнимание». Это способ не сойти с ума в мегаполисе, где каждый за день сталкивается вплотную с десятками чужих людей. Если кто-то зашел в лифт вместе с нами, мы едем с этим человеком бок-о-бок — но делаем вид, что его рядом нет. Не улыбаемся, не заводим разговор о погоде. На пляже кучки полураздетых людей расстилают коврики в метре друг от друга, но ведут себя так, как будто между ковриками железная стена.

Даже когда сказать что-нибудь незнакомцу необходимо — попросить соседа по маршрутке передать деньги за проезд или заказать у официанта кофе — стена по-прежнему на месте, просто в ней прорезали узкое зарешеченное окошко, сквозь которое можно обмениваться только стерилизованными репликами. Любое отступление от ритуала вызывает дискомфорт. Если официант внезапно спросит, как часто вы поете в одиночестве — человек за столиком первым делом опешит. А потом позовет менеджера.

36 вопросов Арона и соавторов — это тщательно продуманный бронебойные снаряды для невидимых стен. Каждый обнажает какую-нибудь уязвимость: мы по-разному волнуемся за близких и смущаемся своего пения в пустой квартире.

Чужакам такие вопросы запрещены. Поэтому от самого факта, что нам их задают в условиях психологического эксперимента, мы испытываем чувство сближения. Если человек спрашивает такое — он никак не может быть чужим. Причем ответы не так важны, как сама возможность услышать такой вопрос — и возможность задать его незнакомому человеку, глядя ему в глаза. Сама эта ситуация заставляет подсознательно воспринимать собеседника как кого-то очень близкого.

По истечении 45 минут пары разделяли и заставляли заполнять финальную анкету: прежде всего, нужно было оценить степень близости с партнером по семибалльной шкале. Средний результат — 4,06 балла — получился почти на балл выше, чем у контрольной группы, где пары все 45 минут вели беседы на произвольные темы, от кино до погоды.

Через 20 лет эксперимент повторила на себе колумнист «Нью Йорк Таймс» — с оговоркой, что выбор пары не навязан экспериментатором, это был просто симпатичный малознакомый юноша. Она не без удовольствия констатировала, что все сложилось.

Вопросник Арона, который сближает людей за 45 минут, соблазнительно воспринимать как волшебную палочку, работающую почти без сбоев: сажаешь за столик, спрашиваешь — и влюбленность с большой вероятностью гарантирована. Но можно вспомнить, что самих психологов интересовали более универсальные выводы о человеческой природе — про невидимые барьеры как реальную вещь и про уязвимость, выставленную напоказ, как средство сближения. Если просто не бояться скинуть немного брони, а еще научиться видеть невидимые стены и ломать их теми средствами, которые лучше подходят к каждой конкретной ситуации — то, может быть, не придется зубрить вопросник наизусть, а влюбиться выйдет ничуть не хуже. geo_icon