В узкой погребальной камере номер 14 слишком тесно для шести человек. Но всем не терпится взглянуть на могилу неведомого покойника. Всего пару дней назад здесь на пятиметровой глубине еще лежал его скелет ростом 1,70 метра, с широким жемчужным ожерельем на шее и золотым полумесяцем в правой руке. Его возраст – примерно 1800 лет.

Сам скелет археологи уже извлекли из могилы, и теперь археолог Марсиал Монтеца аккуратно счищает кисточкой песок с металлического наплечного щита, на котором покоился усопший. Поможет ли эта вещь раскрыть тайну его личности?

Под жгучими лучами солнца воздух в погребальной камере накалился, как в парилке. Стоит невыносимая духота. Главный археолог Вальтер Альва обмахивается своей соломенной шляпой. «Что это – позолоченная медь?» – спрашивает он сдавленным голосом. Его младший сын Бруно прижимает к носу бейсболку, а старший – Игнасио, или просто Начо, смахивает со лба взмокшие волосы. Троица с напряжением следит за тем, как под кистью Монтецы на щите мало-помалу проступают контуры кошки размером с ладонь. Вид у нее хищный: уши стоят торчком, когти выпущены. Эта эмблема украшает плоский щит шириной с размах плеч, обрамленный узором в виде расходящихся щупалец.

«ЩУПАЛЬЦА ОСЬМИНОГА!» Монтеца кивает в ответ, и Альва-старший не может сдержать радости: «Кошка! Осьминог! Золотые блестки! Это он – наш четвертый правитель!»

За этим загадочным правителем археолог охотится целых 20 лет с тех пор, как обнаружил в Сипане внутри глинобитной пирамиды гробницу «Сипанского правителя» – самого могущественного владыки народа моче, который еще называют «мочика». Моче были первым народом на севере Перу, распространившим свое влияние далеко за пределы исконной территории. Примерно за 800 лет, в период с I по IX век, моче заселили узкую полоску суши между Тихим океаном и Андами, оставив после себя десятки величественных пирамид, сложенных из кирпича.

В гробницу Сипанского правителя, умершего предположительно в III веке, его подданные положили настоящие сокровища: скипетры, ожерелья, щиты и маски из чистого золота, изящные керамические изделия, погремушки, ножи и браслеты, инкрустированные бирюзой и жемчугом. Никогда прежде в Южной Америке не находили такое богатое захоронение.

Находка гробницы «латиноамериканского Тутанхамона» в 1987 году стала мировой сенсацией. В 1993 году, когда его мумия вернулась в Перу из Германии, куда ее отправляли на реставрацию, тогдашний перуанский президент встречал древнего Сипанского правителя оружейным салютом, как настоящего главу государства.

С тех пор Вальтер Альва и его сыновья сами стали живой легендой перуанской археологии. Родоначальник династии Вальтер всегда появляется на раскопках в соломенной шляпе и безупречно выглаженной рубахе. Его сыновья, Бруно и Начо, пошли по стопам отца. С детства их окружали груды черепков и мумии. Немудрено, что теперь они и сами проводят раскопки наравне с отцом.

Эта семейная сага началась в феврале 1987 года. Тогда до Вальтера, еще служившего директором Археологического музея Брюнинга в Чиклайо – столице департамента Ламбайеке, дошли слухи о том, что местные расхитители гробниц, так называемые «хуакерос», тащат мешками драгоценности из близлежащей пирамиды у поселка Сипан. Альва сразу понял, что расхитители напали на какое-то крупное захоронение эпохи Моче. Он срочно прибыл в Сипан в сопровождении полиции, чтобы пресечь разграбление пирамиды. Между грабителями и полицейскими завязалась перестрелка. Один из преступников был убит. По словам Альвы, в тот момент он чувствовал себя «как Индиана Джонс, хотя и дрожал от страха». Так началась его миссия по спасению наследия перуанской культуры «доинкского периода».

Пока Альва и его сотрудники эвакуировали сокровища из первой гробницы, они обнаружили еще 12 захоронений эпохи Моче, наполненных погребальной утварью. В ходе многолетней работы по изучению этих находок Вальтеру Альве, наконец, удалось собрать фактические данные о культуре Моче. Прежние представления об этой цивилизации были по большей части основаны на домыслах.Читать дальше >>>