Стальной паук размером с автобус стоит среди рифа. Его многотонные ноги прикованы цепями ко дну. Вокруг — камеры слежения и паутина из шлангов и проводов. Сверху как пуповина тянется толстый воздуховод. Стальная махина пыхтит, извергая фонтаны пузырей, словно пытается из всех сил вырваться из подводного плена.

Но риф держит ее крепко. Металлический панцирь уже оброс веерами горгонарий, губками и раковинами. В сочленениях стальных ног нашли себе приют раки и трубчатые черви. В тени под днищем скрываются от хищников стаи рыб.

Он словно врос в коралловый риф. Издали его можно было бы принять за корпус давно затонувшего корабля, если бы не круглые горящие иллюминаторы на боку. За одним из них видны... два человека. Они приветственно машут руками.

Эта подводная конструкция — их дом, их космическая станция в неизведанном, враждебном человеку пространстве Мирового океана. Здесь, на глубине, среди мигающих индикаторов и семейных фотографий они едят чипсы и ведут научные наблюдения.

«Аквариус» — единственная в мире подводная научная станция, на которой исследователи могут жить автономно несколько недель. Ее построили в 1986 году и дважды модернизировали. С 1998 года она закреплена на глубине 20 метров — на укромном коралловом рифе Конч, примерно в пяти километрах от архипелага Флорида-Кис. Подводная лаборатория принадлежит Национальному управлению океанографических и атмосферных исследований США. На ней могут одновременно работать шесть человек.

Кто здесь только не бывает. Специалисты по поведению животных проводят долгосрочные программы по исследованию режима миграции рыб. Экологи год за годом отслеживают изменения видового состава обитателей рифа. Американские астронавты отрабатывают здесь технику высадки на астероиды и передвижения в условиях невесомости. Сейчас на борту «Аквариуса» — биохимики Кристоф Мартенс и Нильс Линдквист. Их задача — изучить, как воздействует глобальное потепление на коралловые рифы в тропиках.

Лучшего места для этого не найти. Обычные погружения с аквалангом слишком ограничены по времени. А со станции «Аквариус» акванавты могут совершать «выход в космос» в любое время — плавать под водой до девяти часов без перерыва. И круглые сутки наблюдать за жизнью рифа через иллюминаторы.

Уже в античности люди мечтали о длительных погружениях в глубины. В IV веке до н. э. греческие рыбаки изобрели водолазный колокол для сбора губки со дна Средиземного моря. Он представлял собой обмазанную воском деревянную бочку, которую опускали в воду вверх дном. В ней оставался воздух, которым мог дышать сидящий внутри водолаз. По легенде, на таком «батискафе» совершил погружение сам Александр Македонский.

«Аквариус» устроен по такому же принципу. Его стальная капсула — как огромный баллон с воздухом. Входных шлюзов на станции нет. Вход и выход осуществляются через открытый люк в днище.

Воздух в капсуле давит на воду и не дает ей проникнуть внутрь.

До люка, отделяющего станцию от моря, уже рукой подать. Снизу он похож на огромную каплю ртути. Наружу периодически вырываются струи пены — «выхлопы» отработанного воздуха из бортового кондиционера.

Два сопровождающих водолаза помогают нам забраться внутрь. Когда выныриваешь, кажется, что над головой лопается серебристая пленка. Мы с опаской снимаем водолазные маски. Осторожно вдыхаем. Странное ощущение: воздух сжатый, плотный, с металлическим привкусом. Такое чувство, словно пьешь его мелкими глотками. Тембр голоса немного повышается.

Первым делом бортинженер Джеймс Таласек зачитывает нам правила техники безопасности: тщательно смыть с себя соленую воду в душе, чтобы ее испарения не повредили электронику в сухом отсеке. Не трогать переключатели. И главное — покинуть станцию в положенное время.

«В вашем распоряжении, — Таласек смотрит на часы, — ровно 65 минут!»

Зачем такая пунктуальность, ведь он сам находится здесь безвылазно уже несколько дней?

Все дело в повышенном давлении. Толща воды не только давит на тело, но и сжимает воздух в капсуле «Аквариуса». Здесь, на глубине двадцать метров, он почти в два раза плотнее, чем на суше.Читать дальше >>>