Где больше всего живых существ? Не в джунглях и даже не в морской воде — а там, где никому не пришло бы в голову искать: в толще камней под океаническим дном. Об открытии неизвестной прежде гигантской экосистемы микробов сообщает статья в журнале Science, опубликованная биологом Марком Левером из университета Северной Каролины и 12 его коллегами.

Бактерии, которые живут на сотни метров глубже дна, надежно изолированы ото всей прочей жизни на планете. Для роста им не нужны ни солнечный свет, ни чужая биомасса. Всю энергию они черпают из химических реакций между минералами и морской водой, которая проникает в толщу камня через сеть трещин.

В 2004 году экспедиция бурильщиков направилась к подводному хребту Хуан-де-Фука у западного побережья США. Они высверлили и подняли на поверхность куски застывшей древней лавы, которые лежали на глубине от 351 до 583 метра. Возраст этих камней — больше трех с половиной миллионов лет, и биологических сюрпризов от них не ждали: кто столько вытерпит взаперти под чудовищным давлением?

Теперь ведущий автор статьи в Science вместе со своей командой заявил: образцы были буквально нашпигованы микроорганизмами, которые перерабатывают серу и метан, известный как болотный газ. Эти вещества заменяют им сахар и белок, пищу обычных микробов, или углекислоту, сырье для зеленой массы растений. Доказать это помог анализ ДНК донных существ: здесь нашлась целая коллекция генов, ответственных за экзотические химические реакции.

Авторы рассуждают: океаническая кора — это слой базальта толщиной в несколько километров, который охватывает большая часть твердой поверхности планеты. В статье ее называют «самой большой по объему экосистемой». Если нашлись микробы, которые приспособились к такой негостеприимной среде, то их количество должно зашкаливать. Почему их не замечали раньше? Потому что ближе к поверхности все питательные минералы большей частью съедены — и микробам приходится вгрызаться все глубже и глубже.

Экосистемы, отрезанные от всего мира, особенно интересны астробиологам. Микробы из камней помогают понять, какую жизнь можно встретить где-нибудь на пустынных планетах, и что за вещества способны эту жизнь поддерживать. Поэтому открытие Левина может значить даже больше, чем обнаружение бактерий в подледном озере Восток — тем более что микробы из Антарктиды, разрекламированные российскими учеными, кажется, оказались уткойgeo_icon