Давайте вернемся в 1969 год — год открытия кометы 67Р. Как это было?

Начиная с 1966 года, Киевский университет организовывал регулярные поездки в южные высокогорные районы для наблюдения и поиска комет. Первый раз мы были в Душанбе, затем в Ашхабаде, где сняли много интересных комет, но новых не открыли. Экспедиция в Алма-Ату была третьей в моей карьере.

Там мы наблюдали за небом через светосильный телескоп Максутова диаметром 50 метров. Фотографировали известные нам периодические кометы, координаты которых знали точно. Пока однажды я не решил подняться на Высокогорную Алма-Атинскую станцию. Там был небольшой телескоп Шмидт с диаметром всего 17 сантиметров. 11 сентября с его помощью я сделал несколько кадров. Моя коллега, аспирантка Светлана Герасименко, которая осталась внизу, в этот день тоже сняла пластинку — по тем же координатам. Когда она ее проявляла, ей не хватило проявителя. Она уже собралась выбросить недозакрепленную пластинку со светлым пятном в центре, но профессор Рожковский остановил ее: «Даже если она плохо проявлена, все равно надо посмотреть. Можно найти что-то новое, тем более снимали вы комету». В центре, действительно, была комета. Мы как раз наблюдали за Комас Сола и подумали сначала, что это она.

Обстоятельно обработать полученный материал мы смогли только в Киеве — 22-23 сентября. Тогда-то и выяснилось, что комета в центре того снимка — вовсе не Комас Сола. По координатам мы нашли ее на краю кадра, а в центре была новая комета с небольшим хвостиком. Другие пять пластинок подтвердили: перед нами движущийся объект. Мы определили ее координаты и послали телеграмму в Центральное бюро астрономических телеграмм (CBAT) при Международном астрономическом cоюзе (IAU). Волнуемся, ждем. И вот 5 октября 1969 года приходит сообщение: «Вы открыли новую комету, которой дается обозначение 1969Н и присваиваются имена открывателей — Чурюмова-Герасименко». Открытие было совместным: мы оба заметили, оба снимали. Почему фамилии именно в таком порядке? Потому что буква C в английском, с которой начинает моя фамилия, идет раньше, чем G.

Что собой представляет комета Чурюмова-Герасименко?

Это короткопериодическая комета с периодом обращения вокруг солнца 6,5 лет.

А почему комета сменила название с 1969Н на 67P?

Раньше кометы называли по году открытию, буква в конце обозначала порядковый номер в году. Первая комета, открытая в 1969, была А, потом — В, С, D. Наша была восьмая, поэтому H. Но в 1985 году кометную номенклатуру поменяли. Сейчас она уже стабильна — в порядке открытия. Комета Галлея — первая — 1P, комета Энке — 2P, а наша — 67P. Под этим именем ее можно найти в любом каталоге.

Как можно открыть новую комету по фотографии?

Очень просто. Снимается одна и та же область неба с интервалом 20 минут или полчаса. Можно даже и час, главное — ту же область снять. Потом ежедневно, еженощно необходимо повторять эти наблюдения. Но уже в первую ночь — снять две пластинки и сравнить их на стереокомпараторе, или блинк-компараторе. На нем пластинки блинкуются, то есть переключаются с одного изображения на другое. Картинка вроде одна и та же, но если там есть движущийся объект, то он начинает «прыгать». Звезды при этом находятся на своих местах. Дело остается за малым — определить координаты объекта. Любители таким же способом открывают астероиды: они очень часто попадают на пластинки. Их обнаружить значительно легче.

Могли ли вы в 1969 году подумать о том, что именно открытая вами комета станет первой, на которую люди отправят спускаемый аппарат?

Проект «Розетта» задумывался в 90-х годах, сразу после исследований кометы Галлея в 1996 году. И сначала экспедицию хотели отправить именно на нее. Но затем планы поменялись. На тот момент было известно около сотни периодических комет. В списке кандидатов оказалась и наша 67P. В 2003 году были попытки запустить аппарат на Виртанену, но возникли какие-то неполадки на космодроме. Почему после этого выбрали именно нашу комету? Потому что у нее небольшой наклон к плоскости эклиптики — семь градусов. Это очень удобно: аппарат может легко приблизиться к комете и сесть на нее без особых проблем. Впервые мы увидим с близкого расстояния — 25 километров — все ядро со всех сторон.Читать дальше >>>