В 2009 году докторант университета Ратгерса (США) Джереми Файнберг услышал на нью-йоркском Стэйтен-Айленде странное квакание. Оно напомнило ему звук, издаваемый южными леопардовыми лягушками для привлечения внимания партнера в период спаривания. Необычным было то, что обычно звук повторяется несколько раз, а Джереми услышал лишь единичный «квак». Три года напряженных исследований ушло на то, чтобы доказать: квакал новый, неизвестный науке вид амфибии. В последние годы зоологи, чтобы найти новый вид, месяцами прочесывают джунгли, окружающие Меконг или Амазонку. Поэтому сделать открытие в прудах мегаполиса, окруженных небоскребами, никто не рассчитывал.

Исследование Файнберга и его команды вышло в журнале Molecular Phylogenetics and Evolution. Биологи рассматривали несколько версий. Либо лягушка принадлежит к одному из двух уже известных видов, которые обитают в штатах Нью-Йорк, Нью-Джерси и Коннектикут (то есть к числу северных или южных леопардовых лягушек), либо им попался на глаза гибрид. Либо, наконец, это совершенно отдельная группа амфибий, не известная науке и далекая от северных и южных товарищей.

Леопардовыми таких лягушек назвали за темные пятна, рассеянные по оливковому (или желтоватому) телу. Они довольно распространены в США (до сегодняшнего дня биологи насчитывали 14 видов), и считаются важным индикатором состояния окружающей среды. Если в воздухе слишком много химических примесей, то леопардовая лягушка, как канарейка в шахте, своей гибелью предупреждает людей об опасности.

Официального названия новому виду пока не придумали. Но журналисты The New York Times решили помочь ученым и заодно привлечь публику к делам зоологов. На сайте газеты читатели предлагают свои варианты: от воинственного «леопардовые янки» до внезапного «Рапунцель – Летающая лягушка». geo_icon