Сайты партнеров




GEO приглашает

26 октября в самом сердце Москвы, в доме Пашкова, журнал Forbes отметил 100-летний юбилей. Мероприятие стало финальным в череде торжеств, посвященных юбилею легендарного бизнес-издания по всему миру


GEO рекомендует

В расписании авиакомпании Lufthansa на лето 2018 появилось пять новых маршрутов. Они свяжут Франкфурт с Глазго, Кишиневом, Санторини и Меноркой, а Фуншал на Мадейре с Мюнхеном. Билеты уже в продаже


Поезд будущего

Инженер-конструктор Йоахим Винтер из Германского центра авиации и космонавтики — о поездах нового поколения и «ренессансе» железных дорог
текст: Алия Бегишева
DLR, CC-BY 3.0

Господин Винтер, какое отношение Центр авиации и космонавтики имеет к поездам?

Это исследовательский центр, в который входят 32 института. Мы проводим прикладные исследования в области авиации, космонавтики, энергетики, транспорта и безопасности. То есть все, что здесь делается, делается для промышленности, мы сотрудничаем с производителями во всем мире. Финансирует нас министерство экономики, а решение о выделении средств на тот или иной проект принимает германское научно-исследовательское Объединение имени Гельмгольца. Цель — сохранить ведущую роль немецких технологий. В 2006 году в нашем центре при Институте развития средств транспорта был запущен проект по созданию так называемого поезда нового поколения NGT (Next Generation Train). Мы работаем системно, используя наработанные технологии нашего центра из других областей — авиации, космонавтики и энергетики. Над NGT совместно работают 11 институтов. Проект признан не имеющим аналогов в мире, поэтому число сотрудников у нас с каждым годом растет: с 22-х в 2007 году до 38-ми на сегодняшний день.

Так что же делает NGT поездом будущего?

Взять, например, токоприемники: на большой скорости это один их основных источников шума. Поэтому у поезда будущего их нет вообще, передача тока осуществляется методом магнитной индукции — от рельсов...

Применяется ли эта технология сегодня?

В Германии в городе Аугсбург таким образом приводят в движение трамваи. Конечно, они ходят на маленькой скорости. Задача науки — найти способ использования идуктивной энергии на большой скорости.

Каких радикальных изменений следует ожидать в ближайшем будущем?

Колеса больше не будут соединены друг с другом центральной осью, поскольку каждое из них снабдят отдельным мотором. Это позволит сводить их износ до минимума, а поезду — более плавно передвигаться на поворотах. Огромную роль играет экономия энергии: мы предусматриваем электрические моторы, которые при торможении работают как генераторы. Переизбыток энергии будет сохраняться для собственного использования, а также подаваться обратно в сеть — как у ветряной энергетики. Тормозные приводы тоже станут электрическими, а не пневматическими, что позволит экономить энергию. За счет более легких материалов этот поезд будет на 25 процентов легче, чем последняя модель скоростного поезда «Сименса», ICE 3. На скорости четыреста километров в час потребление энергии уменьшается вдвое.

А что изменится в салоне поезда?

Хотя это скоростной поезд, он рассчитан на 800 пассажиров. Длина поезда остается как у ICE 3 — 200 метров. Поэтому сиденья мы разместили на двух уровнях. При этом предполагается, что пассажиры будут заходить в поезд с двухуровнего перрона. Причем по обеим сторонам поезда. Таким образом, за 90 секунд смогут войти и выйти 400 пассажиров одновременно. Подобная экономия времени возможна и за счет того, что багаж в поезд будет поступать через автоматизированную ленту по принципу самолетов.

Что еще вы заимствовали из авиаиндустрии?

В NGT нет переходов от одной части поезда к другой — это одна сплошная конструкция. Мы также хотим свести количество каких-либо внешних надстроек до минимума: чтобы избежать каких-либо помех на большой скорости, поверхность поезда должна быть максимально гладкой — а также грунт, по которому движется поезд. Нос поезда еще более удлиненный, с небольшим изгибом, для уменьшения сопротивления воздуха при въезде в тоннель.

Этот поезд действительно запустят?

Мы строим не поезда, а всего лишь модели. Поэтому точно такого поезда пассажиры не увидят, но появятся поезда с элементами NGT. Результаты наших исследований и методов измерения уже используются производителями. Например, элементы для улучшения аэродинамики уже есть в поездах нового поколения фирмы Boмbardier, с которой мы заключили договор о сотрудничестве. Раньше железнодорожная техника совершенствовалась пробным методом: то есть поезда строили и проверяли результаты в действии. Формул, которые мы применяем сегодня, раньше вообще не существовало! Сейчас мы проводим гораздо больше предварительных измерений и даже симулируем фронтальные столкновения в масштабе один к одному.

То есть получается, что раньше государство не уделяло внимания развитию технологий в области железных дорог?

После Второй мировой войны этот вид транспорта стал терять свое былое значение. Это раньше вокзал был главным зданием города. Посмотрите, какое лобби у производителей машин: строительство автодорог — вот приоритет для государства. За послевоенное время автомобильная инфраструктура уже несколько раз обновлялась. За путями же следят сами железнодорожные компании. Здесь изменений было мало: вплоть до 1980-х скорость поездов не менялась. Поэтому политики до сих любят фотографироваться на фоне автомобилей гораздо больше, чем на фоне поездов. И студенты тоже больше хотят стажироваться у «Порше», а не у нас.

Каким вы видите будущее железных дорог?

Сейчас я предвижу «ренессанс» железных дорог. Европейское сообщество преследует стратегическую цель: пересадить пассажиров внутри Европы с самолетов на скоростные поезда. Увеличить загруженность железных дорог на 30 процентов по сравнению с самолетами и автомобилями. Мы считаем, что возможно даже 34 процента. Исследования показывают, что расстояния до 120 километров люди предпочитают преодолевать на автомобилях. Если отрезок пути превышает 800 километров, они выбирают самолет. Чтобы поезда могли составить конкуренцию самолетам, мы должны повысить их скорость. Так исторически сложилось, что в разных странах Европы строились разные железнодорожные трассы — из соображений военной безопасности. Поэтому сейчас идет развитие трасс. Планируется продлить базовый участок Париж—Вена до Лондона на севере и через Братиславу до Стамбула на юге. Скоростной поезд будет двигаться по марш­руту с наименьшим количеством остановок, к ним другие поезда будут подвозить пассажиров для пересадки.

А какова роль России в этой концепции?

Мы видим в России партнера и открыты для сотрудничества.

Читайте также на тему железных дорог. Статьи о десяти самых роскошных поездах мира и о путешествии по Англии на старинном экспрессе «Бритиш Пульман»

12.08.2015