В том самом 2006 году, когда космический аппарат New Horizons стартовал к Плутону, в магазинах появились футболки с надписью «Плутон. 1930-2006», «Плутон. Никогда не забудем» и «Окей, Плутон, я тоже не планета». Так совпало, что Международный астрономический союз лишил Плутон звания девятой планеты спустя считанные месяцы после того, как NASA запустила к нему первый в истории зонд.

Причина была даже не в том, что Плутон слишком маленький (он меньше восьми остальных планет Солнечной системы и даже Луны, которая не планета, а спутник). Просто на окраине Солнечной системы, за орбитой Нептуна, таких небесных тел — они называются «транснептуновые объекты» — слишком много. Все вместе они составляют так называемый [пояс Койпера], он же второй астероидный пояс. До 1992 года астрономы не знали ни одного объекта оттуда, кроме Плутона, а сейчас известны несколько сотен. Особенно крупные — Эрида (2003 UB313), Макемаке, Хаумеа и Седна, которые открыли в начале нулевых — поначалу тоже претендовали на право называться планетами, но в 2006 году вместе с судьбой Плутона автоматически решилась и их судьба.

Почему их все-таки важно изучать? Ледяные транснептуновые объекты из пояса Койпера не менялись последние четыре миллиарда лет. Так когда-то могли выглядеть «заготовки» для больших небесных тел, которые со временем выросли в размерах и превратились в Землю и другие небесные тела. Разглядеть как следует Плутон — значит выяснить, что у Земли глубоко внутри. Или какие ископаемые смогут в будущем добывать в космосе.

Поэтому и задача экспедиции New Horizons — не столько пофотографировать одну разжалованную планету Плутон, сколько понять, что такое пояс Койпера, огромная область солнечной системы, на примере одного ее представителя, Плутона. Какие здесь ландшафты (это многое говорит о геохимии)? Есть ли у карликовой планеты атмосфера? Согласно теоретическим расчетам, она, если и есть, ведет себя не как земная: во время наибольшего удаления от Солнца оседает на поверхности планеты в виде льда, а потом испаряется обратно.

Чтобы ответить на главные вопросы, у аппарата стоимостью 700 миллионов долларов было чуть больше суток.

Все свои наблюдения New Horizons должен был сделать в «режиме пролета». Другие космические зонды — например, Cassini, который Европейское космическое агентство (ESA) отправило к Сатурну в 1997 году и который работает там до сих пор — выходят на орбиту планеты, нарезают круг за кругом рядом с интересующим ученых небесным телом и годами собирают информацию о спутниках, составе атмосферы или изменениях на поверхности. А New Horizons всего один раз пролетел над поверхностью Плутона со скоростью 50 тысяч километров в час — в 60 раз быстрее «Боинга-787». И второго шанса у него не будет.

Максимальное сближение произошло еще 14 июля, до полуночи по московскому времени, но астрономы получили первую порцию фотографий и данных только около четырех часов утра: радиосигнал (и свет) проделывает путь от Плутона до Земли за 4,5 часа, поэтому с зондом невозможно поддерживать связь интерактивно: между командой и ответом на нее проходит девять часов. А поскольку канал связи узкий, то данные, собранные за несколько часов пролета, New Horizons будет посылать на Землю все следующие 16 месяцев.

На борту у космического аппарата есть несколько грузов, которые формального  отношения к исследовательским задачам не имеют. Это два флага США, почтовая марка с надписью «Плутон: все еще не исследован», фрагмент первого частного суборбитального космического корабля SpaceShipOne и капсула с прахом Клайда Томбо — астронома, который 85 лет назад, в 1930-м, открыл Плутон.Читать дальше >>>