Семь метров и 20 сантиметров. Ровно настолько вырастет уровень Мирового океана, если в Гренландии растает весь лед. Счет городам, которые в результате уйдут под воду, пойдет на десятки — это дежурный факт в разговоре о глобальном потеплении.

Но оказывается, гибель ледников приближается не только из-за понятного всем «потепления сверху» — под воздействием солнечного света, но и ввиду малозаметного «подогрева снизу» — за счет тепла недр Земли. Этот эффект обнаружила и описала группа немецких геофизиков во главе с Алексеем Петруниным и Ириной Рогожиной из Центра Гельмгольца в Потсдаме.

Как именно тает лед? Воображение рисует что-то вроде сосулек, с которых по капле стекает вода. Добавили жару — то есть выбросили в атмосферу еще CO2 — и капли побежали быстрей. Но на самом деле Гренландия не разменивается на капли и отдает воду порциями в миллиарды тонн. Скажем, в виде айсберга площадью 120 квадратных километров, который откололся в 2012 году от ледника Петермана.

Окончательно исчезнуть айсбергу предстоит в океане, но судьба его решается на суше, когда язык ледника медленно — со скоростью всего километр в год  — сползает ниже и ниже, чтобы в конце концов отломиться и уплыть. Причем темп движения зависит не столько от самого льда, сколько от выступающей в роли смазки тонкой пленки воды между ледником и его каменным ложем. Конькобежцы скользят лишь благодаря неощутимо тонкому слою воды на лезвии конька — и здесь та же история.

Откуда берется вода под километровой толщей льда? Во-первых, просачивается вниз сквозь трещины. Поэтому летом, когда поверхность Гренландии покрыта лужами, движение слегка ускоряется. Но геофизики из Потсдама доказали, что особую роль играет энергия, которая рождается глубоко в недрах планеты.

Между поверхностью Земли и расплавленной магмой (ее можно сравнить с теплоносителем ядерного реактора) — твердая литосфера, которая выступает в качестве стенки термоса, плохо проводящей тепло. Однако в центре северной Гренландии, говорят расчеты, она заметно тоньше среднего — шестьдесят километров против типичных для континентов двухсот. Получается, что здесь квадратный метр льда впитывает снизу ощутимый поток тепла мощностью 0,14 ватта.

На первый взгляд это не так уж и много — как если бы кто-то светил фонариком смартфона с расстояния вытянутой руки. Другое дело, что для полноты картины придется представить многие миллиарды рук со смартфонами, у которых батарейка не садится как минимум 800 тысяч лет подряд. Это делает изнанку ледника на целых восемь градусов теплее, чем окрестности, где со «стенками термоса» все в порядке.

Изнутри планету разогревает естественный распад радиоактивных изотопов. Контролировать его невозможно. «Климатические скептики» любят такие открытия — надо же, раз за таянием ледников стоят мощные подземные силы, то нужно ли так уж печься о дыме из заводских труб? Но можно сказать и так: климат, пригодный для жизни, — результат баланса десятков таких скрытых сил, и баланс этот столь же хрупок, как равновесие конькобежца на кромке айсберга.

Один слабый необдуманный толчок — и он рухнет в воду. geo_icon