В шведской реке Фирюс окуни не боятся щук. Что делает их смелыми? Человеческие антидепрессанты, например оксазепам. Психиатры часто прописывают его ветеранам войн, страдающим от посттравматического стрессового синдрома. А также горожанам, измученным стрессом и бессонницей. В реку лекарство попадает из канализации: молекулы легко проскакивают сквозь все очистные сооружения. И накапливаются в теле окуня — анализ показал, что концентрация антидепрессанта в рыбах в шесть раз выше, чем в речной воде.

В жизни рыб тоже есть место стрессу. Что плохого, если и они снизят свою тревожность за счет шведов? Человека антидепрессанты делают спокойным и даже слегка вялым — но с окунями все ровно наоборот. Без лекарства те предпочитают держаться хорошо знакомых мест и избегать опасностей. А оксазепам, притупляющий чувство страха, превращает их в безрассудных рейнджеров. В лабораторном эксперименте рыбы решительно заплывали в новый аквариум, не имея ни малейшего представления о том, кто еще там находится. В природе такая чрезмерная тяга к риску грозит преждевременной смертью.

Автор исследования, биолог Томас Бродин из университета Умео (Швеция), признает: лекарства губят рыб не только в тихой шведской реке, но и по всему миру. Причем на оксазепаме свет клином не сошелся: было доказано, что наравне с ним рыб сбивают с толку прозак, противозачаточные пилюли и ибупрофен, который принято глотать пачками при головной боли, — словом, набор таблеток, имеющихся в каждой домашней аптечке. Но если люди принимают их сознательно и по доброй воле, то окуни не выбирают, когда получить дозу противозачаточного, а когда — порцию прозака.

Почему для опытов взяли рыб? Потому что их достаточно много, чтобы набралась убедительная статистика. Однако в пригородных водах живут — и получают свою дозу лекарств всех сортов — самые разные существа: от морских котиков залива Сан-Франциско до дельфинов Мраморного моря. Представьте, что жизнь или смерть кого-нибудь из них прямо зависит от вашего настроения. Застряли в пробке, получили выволочку от шефа, съели таблетку — и сняли стресс. А заодно убили морского котика. Пусть этот сценарий и отдает экоалармизмом, зато отражает связь вещей: благополучие рыб и дельфинов — а также всех звеньев пищевых цепочек, куда они входят, — связано с уровнем стресса в мегаполисах.

Эту мысль полезно держать в голове, когда хочется начать новую жизнь в гармонии с природой. Границы окружающей среды вовсе не проходят за стенами квартиры, где раз в год полезно для очистки совести закопать в землю саженец. Мы сами, со всеми нашими эмоциями и пилюлями для их подавления — часть экосистемы. Напоминает увещевания восточных гуру? Но у самих гуру — похожие проблемы.

Парсы-зороастрийцы в индийском штате Гуджарат своих мертвых не хоронят, а оставляют в «башнях молчания» на съедение стервятникам. Те оказались на грани вымирания из-за противовоспалительного препарата диклофенака, который выписывают при болях в спине. Для стервятников это вещество — яд. Поэтому парсам еще труднее: нужно озаботиться и тем, чтобы не создавать проблем окружающей среде даже после собственной смерти. geo_icon