Новости партнеров


GEO приглашает

Бесплатный проезд на городском транспорте и скидки на посещение городских достопримечательностей —  карта Jerusalem City Pass сэкономит вам время и деньги


GEO рекомендует

Бренд Röndell дополнил ассортимент посуды из нержавеющей стали эргономичным набором  Savvy - RDS-940


Новости партнеров

Марш-бросок к новым континентам

60 000 лет назад наши предки отправились на поиски новых земель. Они сумели доказать свое превосходство над остальными видами прямоходящих приматов
текст: Ольга Клячина

Бушмены из племени cан — охотники и собиратели, живущие в пустыне Калахари на юге Африки. Это одна из древнейших народностей в мире: ее возраст может насчитывать 150 000 лет, а история берет начало в эпоху, когда в Африке появился необычный биологический вид: прямоходящий примат с большим головным мозгом и плоским лицом — человек разумный современного анатомического вида. Его называют так потому, что по строению скелета он уже не отличался от современных людей. Чего не скажешь об «архаичных» представителях этого же вида. Телосложение у них было явно грубее, да и возникли они гораздо раньше.

Самые древние кости Homo sapiens современного анатомического типа были найдены в долине реки Омо в Эфиопии. Их возраст — около 200 000 лет. Голосовой аппарат у этих древних людей устроен так же, как у нас, а значит, позволяет издавать множество разнообразных звуков. Полость их черепа достаточно велика, чтобы вместить в себя мозг современной формы. В общем, по анатомическому строению люди из долины Омо, скорее всего, мало чем отличались от нас. Но были ли они способны говорить и мыслить, как мы?

У первых представителей нашего вида, вышедших на арену эволюции около 200 000 лет назад, налицо все анатомические предпосылки для развития полноценной речи и мышления на современном уровне. Но, по всей видимости, они долгое время не находят применения своим природным талантам.

И тем не менее в последующие 80 000 лет древние люди современного анатомического типа расселяются по всей африканской территории. А еще раньше они начинают вторгаться с севера Африки на другой континент — на Ближний Восток. Наверное, эти охотники и собиратели мигрируют на север вслед за стадами животных. На территории современного Израиля они, возможно, впервые сталкиваются с неведомыми людьми — своими дальними родственниками, которые внешне похожи на них, но принадлежат к другому виду. Это неандертальцы.

Физически крепкие, привыкшие к более холодному климату неандертальцы ведут такой же образ жизни, как и Homo sapiens. Несколько тысяч лет, а то и дольше, оба вида живут бок о бок в одном регионе Ближнего Востока. Вероятно, между двумя видами время от времени даже происходит смешение. Во всяком случае, в нашей ДНК обнаружены следы неандертальских генов. Нет никаких оснований предполагать, что наши предки в чем-то превосходят их. Скорее наоборот: неандертальцы изготавливают, пожалуй, даже более совершенные наконечники для копий.

Когда 80 000 лет на Земле начинается похолодание, группы Homo sapiens покидают Ближний Восток. Здесь не сохранилось ни одного скелета представителей этой популяции, относящегося к более позднему времени. Возможно, они перекочевали обратно на юг вслед за стадами диких животных. А может быть, они просто не выдержали конкуренции с неандертальцами — закаленными, сильными и ловкими охотниками.

Но скоро человек возьмет реванш. В Африке уже назревает революция, которая в корне изменит образ жизни наших предков и даст им решающее преимущество над неандертальцами. Люди учатся мыслить более сложными категориями, совершенствуют коммуникацию. У них развивается что-то вроде духа коллективизма.

Наши предки жили группами, но эти группы тысячелетиями оставались сравнительно небольшими. Разрастись им мешал врожденный барьер, заложенный в головном мозге. 20 лет назад, изучая человекоподобных обезьян, британский антрополог Робин Данбар заметил: чем выше в мозге доля «серого вещества», тем больше стая. Обстоятельства вынудили изобретать такие правила совместного существования, которые подчиняют незнакомых людей общему ритму жизни. Грубо говоря, эти искусственные правила и есть культура. Чем больше коллектив, тем сложнее механизмы коммуникации и мышления.

Уже 75 000 лет назад наши предки обладают не только высокоразвитым языком и образным мышлением, но и оружием, которое дает им решающее преимущество перед животными. Мужчины реже погибают на охоте, добывают больше дичи и благодаря этому могут прокормить более многочисленные семьи. Популяция Homo sapiens увеличивается.

Возможно, именно это вызывает волну миграции наших предков с территории Африки — тот великий исход, который изменит весь мир. А может быть, из-за изменения климата учащаются засухи, добывать пропитание становится все труднее, и нужда гонит людей с обжитых мест.

Как бы то ни было, около 60 000 лет назад на востоке африканского континента несколько сотен мужчин, женщин и детей навсегда покидают свою родину и отправляются в самый долгий поход в истории человечества.

Переселенцы выходят на побережье Красного моря, которое манит их изобилием рыбы и моллюсков. Уровень моря в то время на 50 метров ниже, чем сейчас. Поэтому они без труда перебираются на Аравийский полуостров. Но и там остается жить лишь несколько семей. Остальные направляются по берегу полуострова дальше на восток. Возможно, они ищут богатые рыбой отмели.

Они продвигаются вперед медленно — всего на несколько километров в год. Но около 55 000 лет назад потомки первых выходцев из Африки все же достигают крайней оконечности Южной Азии. Континент простирается далеко за Малайский архипелаг, включая острова Суматра, Борнео и Ява. Перед переселенцами расстилается морской пролив, за которым лежит еще один континент, объединяющий современную Австралию, Новую Гвинею и Тасманию.

Здесь Homo sapiens становится мореходом. Наши предки вяжут плоты, переправляются через пролив шириной почти 90 километров и наконец достигают берегов Австралии.

Homo sapiens колонизирует не только Южную Азию и Австралию. Отдельные группы сворачивают в сторону и направляются в глубь Азии, а оттуда — в Европу.

Но в том мире Homo sapiens — это далеко не единственный вид человека. Еще во время своего странствия по Юго-Восточной Азии нашим предкам наверняка не раз приходилось сталкиваться с популяциями другого, очень древнего вида — Homo erectus. Ископаемые кости, обнаруженные на индонезийском острове Ява, свидетельствуют о том, что кое-где эти ранние представители человеческого рода обитали почти два миллиона лет назад.

В горах Алтая людям разумным противостоят не только неандертальцы, но, возможно, и другие дальние родственники — представители недавно открытого вида, носящего название «человек из Денисовой пещеры». В итоге на этой территории остался только Homo sapiens. Выдавив конкурентов, он устоял даже против арктической стужи. 30 000 лет назад наши предки уже заселили берега реки Яна в Северной Сибири, примерно в 500 километрах к северу от полярного круга. До нас дошли наконечники их копий, изготовленные из бивней мамонта и рогов шерстистых носорогов. Возможно, потомки именно этих людей 15 тысяч лет назад добрались до Восточной Сибири и, переправившись через Берингов пролив, высадились в необитаемой Америке.

Гораздо раньше, еще 45 тысяч лет назад, Homo sapiens проникает из Азии в Европу — вотчину неандертальцев, которые расселились в этой части света около 200 000 лет назад. Здесь вновь происходит встреча двух этих видов.

Южную Азию наши предки покорили стремительными темпами. Но в Европе доминируют неандертальцы. Они в совершенстве владеют искусством выживания в суровых климатических условиях и физически сильнее пришельцев.

Более 10 000 лет наши предки борются с неандертальцами на просторах объятой холодом Европы за скудные ресурсы. Со временем Homo sapiens начинает одерживать верх. Границы зоны расселения колонистов год от года расширяются, а владения неандертальцев уменьшаются. В ходе затяжной конкурентной борьбы их оттесняют все дальше на запад. Примерно 27 000 лет назад они окончательно вымирают.

Одному из родственников Homo sapiens все же удается продержаться дольше: на индонезийском острове Флорес еще долгое время обитает особый вид прямоходящих приматов — так называемые «хоббиты», которые выглядят по сравнению с Homo sapiens как реликты глубокой древности. Ростом они около метра, а лоб у них примерно такого же размера, как у шимпанзе. Впрочем, 12 000 лет назад теряются и их следы.

С тех пор в мире существует лишь один вид человека — Homo sapiens. От нескольких сотен переселенцев, покинувших 60 тысяч лет назад Африку, ведут свой род все народы Азии, Австралии, Европы и Америки.

Иначе обстоит дело с современными темнокожими народами Африки: они — потомки первых представителей вида Homo sapiens, которые не принимали участия в великом исходе на север, хотя у них тоже сформировался современный тип мышления.

Среди тех, кто остался на родине, были и предки бушменов из племени сан. Судя по генетическим маркерам, обнаруженным в их ДНК, их генеалогическая ветвь очень рано отделилась от общего родословного древа Homo sapiens. С тех пор племя жило в относительной изоляции. За многие тысячелетия их культура не изменилась. И по сей день некоторые представители этой народности собирают плоды и ягоды, охотятся при помощи простейшего оружия на антилоп и другую дичь. В общем, ведут такой же образ жизни, как и их предки в каменном веке.

Путешествия древних

Мы привыкли думать: чем старше событие, тем туманнее наши знания о нем. Но с доисторическими людьми все наоборот —далекое прошлое понятней недавнего. Кости австралопитека, который жил три-четыре миллиона лет назад, разительно не похожи на скелеты нынешних людей и говорят сами за себя. А вот последние 200 000 лет развития человека были покрыты мраком: чем ближе к современности, тем меньше видимых отличий в устройстве скелета.

Наши предки, которые вышли из Африки, были, как говорят антропологи, «анатомически современными» — ни массивных надбровных дуг, ни непропорционально длинных рук. Еще полвека назад ученым оставалось бы только развести руками — серьезных отличий не разглядеть. Но тут на помощь пришла генетика. Потому что последние 60 000 лет, за которые люди расселились по всему миру, оставили о себе память в ДНК.

Генетикам повезло, что исход из Африки случился относительно недавно. Если ископаемые кости слишком старые, искать ДНК в них бессмысленно. Скажем, скелеты динозавров — это просто камень, который сохранил форму позвонков и челюстей, но вытеснил собой всю органику. Наверное, самый наглядный пример такого превращения — «малахитовая мышь»: грызун, который погиб в богатых медью уральских горах, весь превратился в кусок малахита. Из минерала состоят даже хвост, усы и шерсть — и искать там ДНК бессмысленно.

Поэтому для генетического анализа годятся только останки младше 45 тысяч лет. Примерно тогда вышедшие из Африки группы Homo sapiens перебрались в Среднюю Азию, неандертальцы уверенно кочевали по Европе. Около озера Байкал собирались в путь предки американских индейцев: еще через 30 000 лет около
2000 их потомков пересекут Берингов пролив и заселят новый континент. Откуда такая подробная хроника событий, о которых некому было рассказать в летописях? Восстановить картину помогли и геномы современных людей, и ДНК древних.

Геном Адама

Y-хромосома (один из 46 фрагментов, на которые поделен наш геном) встречается только у мужчин. И поэтому переходит в неизменном виде от отца к сыну, а от того — к внукам, правнукам и праправнукам мужского пола. Она (и только она) одинакова у всех братьев, включая сводных.

В этой хромосоме 60 миллионов «букв» генетического кода. Если распечатать их на бумаге, получится 20 пухлых томов объемом с «Войну и мир» каждый. Организм копирует весь этот текст поколение за поколением, и редкие ошибки — по одной на сто миллионов букв — неизбежны. Одну «букву» может подменить другая. Или две-три подряд скопируются дважды. Значит, есть шанс, что за счет опечаток ваша Y-хромосома будет отличаться от отцовской.

Мутации, как бомбы, не попадают дважды в одну точку — вероятность слишком мала. Поэтому, если какая-нибудь «опечатка» одновременно присутствует в Y-хромосоме у вас и у приятеля, можно смело утверждать: вы ее унаследовали от общего пращура, у которого мутация случилась впервые. Если перевести эту фразу на язык генетики, вы с приятелем принадлежите к одной гаплогруппе.

Раз опечатки возникают в разных местах, поколение за поколением их становится только больше. Дефекты ДНК хорошо справляются с ролью «счетчика поколений»: чем больше мутаций отличают вас от приятеля, тем раньше жил ваш общий предок. Выстроив все гаплогруппы по порядку возникновения мутаций, генетики получили генеалогическое древо человечества, которое восходит к «Y-хромосомному Адаму», общему предку всех живущих людей.

«Адам» жил в Африке между 90 000 и 60 000 лет до н. э. и, разумеется, не был первым человеком на планете. Просто его далеким потомкам по мужской линии посчастливилось дожить до наших дней, а потомкам его современников — нет. Такая живучесть генов отдельного человека — не столько везение, сколько прямой результат исхода из Африки. Эволюция поощряет кочевников. Пока любое племя, даже самое многочисленное, сидит на месте, его могут уничтожить эпидемия или война с соседями. А если племя год за годом продвигается вперед и часть людей оседает на освоенных землях, то убить их всех одновременно может разве что глобальная катастрофа.

Праматери

Родословную по женской линии тоже можно восстановить. Дети наследуют материнские митохондрии — это «клетки внутри клетки», у которых своя ДНК, короткая и замкнутая в кольцо. В ДНК митохондрий всего 16,5 тысячи «букв» (то есть в 3 000 раз меньше, чем в Y-хромосоме), она устойчивее (потому что замкнута) и имеет больше шансов сохраниться в целости в древних костях. Кроме того, на клетку с одним набором хромосом приходится порядка 10 тысяч митохондрий — и это тоже облегчает ученым анализ.

Так генетики и вышли на след «митохондриальной Евы» — нашего общего предка по материнской линии. Она не имела ни малейшего шанса встретиться с «Y-хромосомным Адамом», потому что умерла около ста шестидесяти тысяч лет назад — на многие десятки тысяч лет раньше, чем «Адам» появился на свет. Тот сам мог быть ее потомком и завел детей с кем-то из далеких прапраправнучек «Евы». А другие прапраправнучки «Евы» встречали кочующую семью «Адама» в самых разных углах Африки — и, разумеется, тоже рожали детей.

В 1998 году знаменитый популяционный генетик Луиджи Лука Кавалли-Сфорца обратил внимание, что «мужские» и «женские» генеалогические древа устроены по-разному. Мужчины из одной гаплогруппы в современном мире живут более компактно, чем женщины с одинаковой мутацией в митохондриальной ДНК — и это отголосок древних миграций. Мужчина запросто мог выбрать себе жену из другого племени — и дальше кочевать с ней. С его дочерьми история часто повторялась — они отделялись от семьи и дальше путешествовали с мужьями. Сыновья, напротив, разъезжались не так часто.

Геномы доисторических людей делают понятней и особенности нашего мозга, и предрасположенность к болезням. Самое удивительное, что ответы стоит искать внутри нас самих — в ДНК, которая есть в каждой клетке нашего тела.

Прабабушка папуасов

Иногда ее называют просто — «Денисова», хотя никаких фамилий 40 000 лет назад,  конечно, не было. И это даже не человек, а фаланга мизинца, которую два года назад нашли в пещере на Алтае. Ее хозяйка, как показал генетический анализ, не была ни человеком разумным, ни неандертальцем, но жила одновременно с ними. Значит, полку предков человечества прибыло. Среди европейцев нет ни одного потомка Денисовой — но зато меланезийцы (жители Папуа — Новой Гвинеи и Бугенвиля) унаследовали пять-шесть процентов ее генов.

Своим прозвищем «Денисова» обязана Денисовой пещере в 350 километрах к югу от Барнаула. «Это самая древняя населенная пещера на территории азиатской части России, — с гордостью говорит доктор исторических наук Михаил Шуньков из Института археологии и этнографии Сибирского отделения РАН. — Человек поселился здесь около 300 000 лет назад и жил практически до Средневековья! Палеолит, неолит, бронзовый век, скифское время, сарматское время, появление первых тюрков на Алтае (VI век нашей эры уже). От каждой из этих эпох здесь что-нибудь да сохранилось».

Летом 2008 года в пещере нашли ничем не примечательные зуб и фалангу пальца. Когда их увидели, был самый обычный рабочий день, никто не воскликнул: «Эврика!» и не побежал с костями к свету — так объясняет Михаил. Но все равно находку отправили к генетикам в Лейпциг, в Институт эволюционной антропологии общества Макса Планка. Экспертиза свидетельствовала: кости принадлежат неизвестному прежде виду человека.

Общий предок денисовцев и неандертальцев жил примерно 466 000 лет назад, а общий с нами предок — 1,04 миллиона лет назад. Предположительно, это был Homo erectus, «человек прямоходящий». Среди современных европейцев и американцев потомков «Денисовой» нет. Это значит, что 40 000—60 000 лет назад те не встретились по пути предкам современных людей. Зато перед тем, как отправиться на острова Меланезии, какая-то из групп Homo sapiens все же вступила с ними в контакт. Так гены «Денисовой» появились в ДНК аборигенов Папуа — Новой Гвинеи и острова Бугенвиль и сохранились до нашего времени.

12.05.2011