Эмбрионы, полученные от трех родителей, появились в лаборатории Университета здоровья и науки в штате Орегон. Их предназначение: помочь в отработке совершенно нового метода генетической терапии и погибнуть. Но не исключено, что уже в ближайшие годы в мире появятся сотни людей с тремя родителями – а с ними и принципиально новые этические вопросы.

Об этом эксперименте пишут в журнале Nature профессор Шухрат Миталипов с коллегами. Миталипову 51 год, он родился в Алма-Ате, учился в Москве и в 1995 году эмигрировал в США.

Из ста донорских яйцеклеток ученые произвольно выбрали 64, составили из них 32 пары и рокировали в них все хромосомы путем попарного обмена. Остальные 36 яйцеклеток остались нетронутыми, образовав контрольную группу. Затем ученые оплодотворили все яйцеклетки спермой одного донора. Почти все клетки в обеих группах выжили и стали делиться: в этот момент впервые в истории в чашке Петри жили человеческие эмбрионы с тремя родителями.

Всего через несколько дней формирование человеческих эмбрионов было прервано - законы запрещают создание людей в результате генетических манипуляций. Образовавшиеся клетки превращены в так называемые «эмбриональные стволовые клетки», которые можно бесконечно растить, размножать и подвергать любым анализам – поскольку это уже не человеческие эмбрионы, а бесформенный и вечно юный клеточный материал.

Впрочем, и эти опыты профессора Миталипова оплачивались исключительно за счет частных спонсоров; суд в США из этических соображений запретил государству финансировать исследования, в ходе которых гибнут человеческие эмбрионы.

Изощренные манипуляторы позволяют ученому двигать тонкие трубки на доли миллиметра

20 процентов яйцеклеток, подвергшихся обмену хромосом, развивались нормально. Эти 20 процентов – и есть подлинное чудо. Потому что если бы их подсадили в матку, то у будущих младенцев действительно были бы гены двух матерей. Как говорит профессор Миталипов, клинические исследования с реальным созданием людей «с тремя родителями» могут начаться уже в следующем году. Вопрос о продолжении этих исследований сейчас рассматривает правительство США. У Миталипова уже есть макаки, полученные аналогичным способом.

Откуда может быть две матери у эмбриона, если ученые поменяли местами все хромосомы? Если из яйцеклетки первой матери забрали все ее хромосомы и подселили хромосомы от второй матери – какие гены могли остаться в ней от первой матери?

Действительно: гены родителей «перемешиваются» в ядре самой первой клетки, появляющейся в результате оплодотворения. Но есть еще ДНК, которая передается только от матери. В яйцеклетке плавает около полумиллиона митохондрий – именно они обеспечивают впоследствии эмбрион всей нужной ему энергией. У митохондрий есть собственная ДНК; ее генетический код содержит информацию о том, как должна работать митохондрия. При делении клетки митохондрии тоже делятся и раздаются по наследству двум получившимся клеткам.

Так происходит при всех делениях клеток на протяжении всей жизни нового организма; и в частности – при производстве яйцеклеток (если это женщина). Именно через яйцеклетки митохондрии снова передаются следующему поколению. Митохондриальная ДНК называется еще ДНК Евы, потому что передается в неизменном виде от праматерей.

Впрочем, не совсем в неизменном: легко возникают случайные мутации. У любого человека часть митохондрий несет поврежденную ДНК, и из-за этого они плохо работают. Это компенсируется хорошей работой остальных митохондрий. Набор из плохих и хороших митохондрий передается по наследству; их соотношение может колебаться от человека к человеку и даже от органа к органу; но если их не очень много – это не страшно.

Беда в том, что при делении клетки в одну дочернюю клетку может попасть больше «хороших», а в другую – «плохих» митохондрий. Если не повезет (а эта вероятность возрастает с возрастом – женщины рожают все позже), в яичниках заводится целое «гнездо» клеток с преобладанием плохих митохондрий – и оно дает начало линии производства дефектных яйцеклеток. Назовем такую женщину «мать номер один».Читать дальше >>>