Воскресный день 13 августа 1944 года в Хайанис-Порте выдался теплым и солнечным. Семья Кеннеди решает по­обедать на веранде с видом на море. Летняя резиденция клана стоит на берегу Нантакетского залива. После обеда молодежь планирует принять участие в парусной регате.


Глава семейства Джозеф П. Кеннеди придает большое значение спортивным состязаниям. «Нам не нужны неудачники. В нашей семье должны быть только победители», — подзадоривает он сыновей и дочерей.


Сегодня собрались шестеро из девяти детей Джозефа П. Кеннеди и Розы Фитцджеральд. Приехал даже второй по старшинству сын Джон — обаятельный молодой человек с непринужденными манерами. В семье его зовут Джеком. На эти выходные его отпустили из больницы, где врачи пытаются исправить последствия неудачной операции на позвоночнике.


Но сейчас Джозефа П. Кеннеди беспокоит другое. За обеденным столом пустует место старшего сына Джо. Он уже отслужил положенный срок в морской авиации на германском фронте, семья со дня на день ждет его возвращения и надеется, что он продолжит политическую карьеру, которую наметил ему отец.
На него и только на него отец возлагает все свои несбывшиеся надежды. Джозеф П. Кеннеди хочет видеть старшего сына в Белом доме. Его сын должен стать первым американским президентом ирландского происхождения и католического вероисповедания. Это его заветная мечта. Ради этого он зарабатывал все свои миллионы.


После обеда отец поднимается к себе в комнату вздремнуть. Мать семейства Роза читает газету, дети беседуют вполголоса в гостиной.
Вдруг раздается стук в дверь.


Роза идет открывать. На пороге стоят военный капеллан в морской форме и еще один священник. Они обмениваются с Розой парой слов. Она разворачивается и бежит вверх по лестнице. Через несколько мгновений в прихожую торопливо спускается ее муж и удаляется вместе с женой и священниками в соседнюю комнату.


Когда он выходит оттуда, на нем нет лица. Отец сообщает детям ужасную новость: Джо-младший разбился на самолете над Англией. Тем не менее он настаивает на том, чтобы они отправились на регату, как запланировано. А сам, пошатываясь, уходит в свою комнату и запирается на ключ.
Джон единственный решается ослушаться отца. С задумчивым видом он долго бродит по пологому берегу перед верандой.


Чуть позже он замечает вдали убитого горем отца. «Боже мой! Вон идет старик, — говорит он своему другу. — Идет и обдумывает следующую кандидатуру. Вот увидишь, это буду я. Теперь моя очередь выходить на сцену».


На тот момент Джону Фитцджеральду Кеннеди — 27 лет. Он сделал себе имя как политический обозреватель, его ценят за литературный талант, но считают неисправимым донжуаном, человеком ветреным и слабовольным.


Даже отец не знает, насколько он амбициозен. Теперь он станет главной надеждой честолюбивого отца. Это даже не честолюбие, а яростная целеустремленность, истоки которой надо искать в лишениях и унижениях, которые выпали на долю ирландских эмигрантов, ожесточенно боровшихся за кусок хлеба и признание на новой родине — в Америке.


Эта история начинается с эпидемии грибка фитофторы в Ирландии. В 1845—1846 годах грибок распространяется по всей стране, превращая картофельные поля в зловонную черную массу гниющих клубней. За этой напастью следуют три неурожайных года подряд. Почти два миллиона ирландцев покидают родину, спасаясь от голода. Три четверти беженцев отправляются в США.


Они сходят на берег в портовых городах, один из них — Бостон, столица штата Массачусетс и колыбель американской революции. В те времена в этом городе верховодят несколько богатейших семей потомков первых переселенцев — так называемые «бостонские брамины». Эта высшая каста с неприязнью взирает на нищих католиков, наводняющих город.


К 1855 году ирландские эмигранты составляют уже более трети населения города. Они работают уличными разносчиками и докерами в порту. Если, конечно, им вообще удается найти работу — на улицах повсюду висят таблички с надписью: «Ирландцы на работу не принимаются».  Читать дальше >>>