Окраина всех океанов, середина ноября. Вид сказочный: льдины, которые разбиваются у основания Черепашьей скалы о горную породу Антарктического континента, образуют гигантский лабиринт. На глубине 15 метров он возвышается над черными острыми скалами, словно замороженный подводный замок — с галереями, арками, изогнутыми стенами из голубого льда. Лишь считанные лучи света проникают сквозь своды ледяных катакомб. Безмолвие нарушают только далекие крики тюленей, похожие на голоса сирен.

Фотограф Джон Веллер начинает погружение.

Залив Мак-Мердо в море Росса притягивает его словно магнитом. Это самый дальний берег Мирового океана, расположенный примерно на 78 градусе южной широты: ближе к Южному полюсу подплыть уже невозможно.

Охваченный восторгом Веллер скользит над мириадами пурпурно-красных морских ежей, гребешков, морских пауков и розовато-лиловых морских звезд, скопившихся на дне. Ассистент, погрузившийся вместе с фотографом, останавливается у входа в подводную пещеру и ждет там, пока Веллер осторожно пробирается под изогнутым крылом льдины, стараясь не взбаламутить ластами осадок на грунте и не потерять из виду ориентир.

Проплыв еще несколько метров, он попадает в следующую «комнату» и устанавливает штатив.

Там-то его и настигает страшной силы удар.

Боль пульсирует в затылке, по телу пробегает шоковая волна, мышцы сводит спазмом. Веллер  больше ничего не чувствует и не слышит. А затем проваливается в темноту.

Страшно фотографу становится, лишь когда он приходит в себя посреди черной ледяной мути на полу пещеры: прямо над ним нависает самец тюленя Уэдделла. Крупный, больше двух метров в длину.

Зверь смотрит на Веллера.

Еще не стряхнувший с себя оцепенение фотограф кое-как отползает назад. Жадно втягивает в себя воздух из баллона, пытаясь справиться с паникой. Не отводя взгляда от тюленя, ощупью движется вдоль ледяной стены в сторону входа и наконец без помех поднимается на поверхность: тюлень остается в своем замороженном замке.

Потом ученые объяснят Веллеру, что с ним произошло: оказывается, тюлени Уэдделла издают звуковые импульсы силой более 190 децибел — настолько громкие, что человек воспринимает их как физическую боль, а некоторых животных эта «звуковая бомба» парализует.

Для чего тюленям такое акустическое оружие, непонятно. Возможно, оно им нужно для общения на глубинах в несколько километров. А может, для того чтобы оглушить добычу — например, антарктического клыкача. По всей видимости, иногда тюлени Уэддел­ла используют звуковые удары для защиты дыхательных отверстий во льду (продухов) и охраны своей территории в брачный период.

До Джона Веллера ни одному человеку не доводилось испытать на себе действие этого акустического оружия. Можно было бы сказать, что ему «повезло», но сам фотограф считает то происшествие «предупреждением». Веллер впервые понял, как далеко он зашел и как сильно рискует, снимая море Росса — неизведанный водный мир Антарктиды, находящийся под угрозой.

Ледовое путешествие Веллера началось осенью 2004 года в Боулдере (США), когда он узнал о научном исследовании Дэвида Эйнли, американского эксперта по пингвинам. Речь в нем шла о том же море Росса. Это огромное пространст­во шельфовых вод простирается от берегов Антарктиды в сторону Новой Зеландии и образует гигант­скую морскую бухту в заливе Мак-Мердо — размером с Испанию и глубиной до 3000 метров.

Дэвид Эйнли утверждал, что «это последнее здоровое море на планете». Веллер был поражен: неужели море Росса — действительно последний сегмент нетронутой природы в открытом море?

Эйнли писал, что через море Росса проходят пути отступления многих обитателей вод Антарк­тики: здесь находят приют двенадцать видов китов, около трети мировой популяции пингвинов Адели и императорских пингвинов, почти половина всех тюленей Уэдделла. В холодной воде, богатой питательными веществами, процветают сотни видов разноцветных губок, мягких кораллов и актиний. И нигде в Южном Ледовитом океане весной не растет так много фито­планктона — основы для пищевой цепочки, в которой могут вдоволь кормиться криль, мидии, мшанки, а также рыбы. В тех местах, где нет льда, это зеленое «облако» фито­планктона видно даже из космоса.Читать дальше >>>