Первым на погребальную камеру натыкается сирийский археолог Тарек Беро. Неожиданно его кирка входит в толщу грунтовых отложений тысячелетней давности. Беро сразу догадывается: «Это оно!»

На следующее утро немецкий археолог Петер Пфельцнер из Тюбингенского университета и его жена Хайке светят карманными фонариками в отверстие, ведущее в склеп. Лучи скользят по человеческим костям. Пол погребальной камеры усыпан фрагментами скелетов, черепами мужчин, женщин и детей, живших в поздний период бронзового века. Из россыпи костей, словно гроздья ракушек на дне моря, торчат предметы погребальной утвари: плоские чаши и пузатые сосуды из керамики, многие декорированы росписями с египетскими мотивами. В нише стоит закопченная масляная лампа, перед ней лежит кувшин из алебастра. Под лучом света внутри него что-то поблескивает. Можно различить браслет и цепочку. «Кувшин наполнен золотом, – говорит Хайке Доманн-Пфельцнер, – фантастика!»

Петер осматривает сосуды и чаши. Керамические изделия такой формы хорошо ему знакомы. По его оценке, их возраст – 3400–3600 лет. И к ним еще никто не прикасался.

Середина августа 2009 года. Воскресенье, девять часов утра. Сирийский город Мишриф в 180 километрах к северо-востоку от Дамаска залит солнечным светом. Всего через пару часов столбик термометра перевалит за 40 градусов Цельсия. На пятиметровой глубине под древним царским дворцом в прохладной скальной гробнице перед группой археологов открывается окно в прошлое, позволяющее заглянуть в историю Древнего Востока на три с половиной тысячелетия назад.

Находка проливает свет на историю загадочного царства Катна – канувшей в Лету державы амореев. 3800 лет назад, в эпоху расцвета, Катна была одним из самых могущественных полисов в Средиземноморье. «В те времена, – говорит археолог из итальянского города Удине Даниэла Моранди Бонакосси, – на берегах Нила уже стояли пирамиды, но египтяне еще были далеки от создания мощной державы».

Что касается Катны, то город, население которого едва насчитывало 10 000 человек, десятилетиями расширял сферу своего влияния, окружая себя сетью вассальных и союзных государств. Когда царство Катна находилось в зените своего расцвета, вассалами его властителей были правители царств, занимавших территорию от Палестины и Ливана до северной Сирии. Цари Катны поддерживали контакты с фараонами в Мемфисе и правителями Минойской державы на острове Крит. Они говорили на равных даже с могущественным царем Вавилона – Хаммурапи.

Катна находилась на пересечении главных торговых путей Древнего Востока. Через царство пролегал маршрут, связывавший Междуречье со средиземноморским побережьем, откуда ходили корабли до Эгейского моря, а также путь из Анатолии в Палестину и Египет. Катна занимала ключевое геополитическое положение в регионе. Местная знать носила одежды из шерстяных тканей тонкой вязки, окрашенную дорогим пурпуром. Местные купцы импортировали олово из Азии, древесину из Ливана, золото из Египта. Резиденция царя Катны была самым величественным дворцом на всем Ближнем Востоке. В дворцовых мастерских резчики вытачивали статуэтки из слоновой кости. Цари Катны даже разводили особую породу белых лошадей, которых преподносили в дар правителям дружественных держав.

Но около 1340 года до н. э. Катна погрузилась во тьму забвения. До наших дней дошло лишь несколько загадочных упоминаний о существовании погибшего царства на табличках, обнаруженных в Египте и Анатолии. Казалось, что Катна провалилась сквозь землю.

Лишь в 1924 году один французский ученый обнаружил руины древнего города и откопал часть царского дворца. «Правда, большую его часть он не заметил», – говорит главный сирийский археолог Мишель Аль-Макдиси.

И немудрено. Ведь во времена, когда на территории бывшей Катны проводились первые раскопки, на дворцовом холме еще стояли дома жителей деревни Мишриф. Лишь спустя 60 лет местные жители были переселены с холма в новый город. Это и позволило извлечь из-под земли реликвии бронзового века.

«До недавнего времени историки полагали, что в древности территория Сирии была лишь перевалочным пунктом для хеттских, египетских и вавилонских властителей», – рассказывает Петер Пфельцнер. Подлинные масштабы города Катна открылись только после сноса деревни Мишриф.Читать дальше >>>