Новости партнеров


GEO приглашает

До 2 сентября в «Центральном доме художника» проходит выставка самого загадочного художника современности — Бэнкси. GEO проводит экскурсию по главным объектам экспозиции


GEO рекомендует

Moser Mobile Shaver с легкостью удаляет щетину до 2 мм и обеспечивает суперблизкое чистое бритье, что позволяет найти время на поддержание внешнего вида даже в самом напряженном графике


Новости партнеров

Катна: загадка забытой державы

текст: Юрген Бишоф

Первым на погребальную камеру натыкается сирийский археолог Тарек Беро. Неожиданно его кирка входит в толщу грунтовых отложений тысячелетней давности. Беро сразу догадывается: «Это оно!»

На следующее утро немецкий археолог Петер Пфельцнер из Тюбингенского университета и его жена Хайке светят карманными фонариками в отверстие, ведущее в склеп. Лучи скользят по человеческим костям. Пол погребальной камеры усыпан фрагментами скелетов, черепами мужчин, женщин и детей, живших в поздний период бронзового века. Из россыпи костей, словно гроздья ракушек на дне моря, торчат предметы погребальной утвари: плоские чаши и пузатые сосуды из керамики, многие декорированы росписями с египетскими мотивами. В нише стоит закопченная масляная лампа, перед ней лежит кувшин из алебастра. Под лучом света внутри него что-то поблескивает. Можно различить браслет и цепочку. «Кувшин наполнен золотом, – говорит Хайке Доманн-Пфельцнер, – фантастика!»

Петер осматривает сосуды и чаши. Керамические изделия такой формы хорошо ему знакомы. По его оценке, их возраст – 3400–3600 лет. И к ним еще никто не прикасался.

Середина августа 2009 года. Воскресенье, девять часов утра. Сирийский город Мишриф в 180 километрах к северо-востоку от Дамаска залит солнечным светом. Всего через пару часов столбик термометра перевалит за 40 градусов Цельсия. На пятиметровой глубине под древним царским дворцом в прохладной скальной гробнице перед группой археологов открывается окно в прошлое, позволяющее заглянуть в историю Древнего Востока на три с половиной тысячелетия назад.

Находка проливает свет на историю загадочного царства Катна – канувшей в Лету державы амореев. 3800 лет назад, в эпоху расцвета, Катна была одним из самых могущественных полисов в Средиземноморье. «В те времена, – говорит археолог из итальянского города Удине Даниэла Моранди Бонакосси, – на берегах Нила уже стояли пирамиды, но египтяне еще были далеки от создания мощной державы».

Что касается Катны, то город, население которого едва насчитывало 10 000 человек, десятилетиями расширял сферу своего влияния, окружая себя сетью вассальных и союзных государств. Когда царство Катна находилось в зените своего расцвета, вассалами его властителей были правители царств, занимавших территорию от Палестины и Ливана до северной Сирии. Цари Катны поддерживали контакты с фараонами в Мемфисе и правителями Минойской державы на острове Крит. Они говорили на равных даже с могущественным царем Вавилона – Хаммурапи.

Катна находилась на пересечении главных торговых путей Древнего Востока. Через царство пролегал маршрут, связывавший Междуречье со средиземноморским побережьем, откуда ходили корабли до Эгейского моря, а также путь из Анатолии в Палестину и Египет. Катна занимала ключевое геополитическое положение в регионе. Местная знать носила одежды из шерстяных тканей тонкой вязки, окрашенную дорогим пурпуром. Местные купцы импортировали олово из Азии, древесину из Ливана, золото из Египта. Резиденция царя Катны была самым величественным дворцом на всем Ближнем Востоке. В дворцовых мастерских резчики вытачивали статуэтки из слоновой кости. Цари Катны даже разводили особую породу белых лошадей, которых преподносили в дар правителям дружественных держав.

Но около 1340 года до н. э. Катна погрузилась во тьму забвения. До наших дней дошло лишь несколько загадочных упоминаний о существовании погибшего царства на табличках, обнаруженных в Египте и Анатолии. Казалось, что Катна провалилась сквозь землю.

Лишь в 1924 году один французский ученый обнаружил руины древнего города и откопал часть царского дворца. «Правда, большую его часть он не заметил», – говорит главный сирийский археолог Мишель Аль-Макдиси.

И немудрено. Ведь во времена, когда на территории бывшей Катны проводились первые раскопки, на дворцовом холме еще стояли дома жителей деревни Мишриф. Лишь спустя 60 лет местные жители были переселены с холма в новый город. Это и позволило извлечь из-под земли реликвии бронзового века.

«До недавнего времени историки полагали, что в древности территория Сирии была лишь перевалочным пунктом для хеттских, египетских и вавилонских властителей», – рассказывает Петер Пфельцнер. Подлинные масштабы города Катна открылись только после сноса деревни Мишриф.

С тех пор под руководством сирийского департамента древностей здесь ведут раскопки три группы археологов – из Сирии, Италии и Германии. «Крушение Катны принесло жителям этого города гибель и бедствия. Но для нас это большая удача», – говорит руководительница итальянских археологов Моранди Бонакосси.

«Если бы царский дворец не сгорел, то он бы медленно разрушался, а сокровища в захоронениях были бы разграблены», – поясняет Мишель Аль-Макдиси, глава сирийской археологической миссии. А во время пожара перекрытия дворца обрушились и погребли под собой все, что находилось под ними. Кроме того, в огне закалились глиняные таблички, а деревянные элементы обуглились, что предохранило их от воздействия гнилостных микробов в почве. «Пожар законсервировал Катну», – считают археологи.

Опираясь на все новые и новые находки, они по крупицам восстанавливают картину жизни торгового города. Самые поразительные открытия – на счету у археологической группы из Германии. Еще в 2002 году немецкие исследователи обнаружили предметы в захоронении царей Катны, свидетельствующие о культе предков, прежде известном лишь по древним текстам. Более того, они нашли фрагменты царского архива на клинописных табличках – уникальный источник информации о буднях древнего города и причинах его краха.

История гибели Катны начинается с ультиматума хеттского полководца Ханнутти почти 3350 лет назад правителю города – царю Иданде. В 65 клинописных строках на глиняной табличке вынесен смертный приговор империи амореев. Суть послания: сопротивление бесполезно.

По воле своего господина, великого царя Суппилулиума I, хеттский полководец должен расширить пределы империи Хатти от Анатолии до Сирии и Междуречья. Крепость Алеппо уже пала. Царство Амурру на территории современного Ливана порабощено хеттами. Ханнутти живописует царю Аданде, как союзник Катны, царь города Угульзат, недавно тоже покорился хеттской державе. «Он открыл передо мной крепостные ворота, – пишет Ханнутти, – и припал к краю моей одежды».

Судьба империи Митанни в Северной Месопотамии еще хуже. «Страна Митанни разорена, – напоминает царю Катны Ханнутти и грозится пустить в ход свои боевые колесницы. – Я не стану беречь ваших богов. Поберегите себя!» Мы не знаем, прочел ли царь Иданда это послание вслух перед своими придворными и ответил ли на него. Его ответ не сохранился.

Ясно одно: Иданда не хотел сдаваться без боя. Он велел изготовить в бронзолитейных мастерских Катны

18 600 мечей – арсенал крупной военной державы. До нас не дошли сведения о том, где он планировал взять 40 тонн меди и олова и откуда рассчитывал набрать столько воинов. И, судя по всему, он был уверен, что сможет устоять перед боевыми колесницами хеттов.

Мог ли он не знать, что мастера хеттской империи уже овладели искусством выплавки железа, из которого они выковывали более легкое, острое и прочное оружие?

Наверное, царя ослепил ореол былой славы его некогда могущественной державы. Ко времени его правления небольшое царство Катна уже утратило свое влияние, а сам царь стал вассалом соседей. Тем не менее городская цитадель на протяжении 400 лет с момента ее строительства оставалась непокоренной.

А может, Иданде просто не верилось, что кому-то под силу преодолеть укрепления вокруг его дворца, который защищали земляные валы 25-метровой высоты, окруженные водяным рвом? Это было крупнейшее фортификационное сооружение эпохи, неуязвимое для стенобитных орудий, которые к тому времени уже несколько десятков лет применялись при осаде крепостей.

В самом центре стоял царский дворец. Это строение длиной 150 метров и шириной 110 было одним из величайших архитектурных сооружений своего времени. Столь впечатляющая демонстрация силы могла отпугнуть любого врага. Но только не хеттов.

Немецкие археологи трудятся в недавно обнаруженной погребальной камере от заката до рассвета. В подземелье жарко и душно, но археологи не снимают защитных масок. Кто знает, может быть, воздух здесь насыщен спорами ядовитой плесени или опасными бактериями. Хайке Доманн-Пфельцнер вся в пыли. «Сюда бы антрополога, – вздыхает она. – Нам нужен специалист для исследования костных останков».

Древние кости – кладезь информации. Даже мельчайшие фрагменты скелетов тысячелетней давности могут поведать о том, как жили люди в ту пору. Останки, обнаруженные в захоронениях на территории Катны, говорят о том, что местные жители употребляли в пищу много мяса и не занимались тяжелым физическим трудом. Но, несмотря на материальный достаток, многие дети не доживали до десятилетнего возраста.

Два помещения отделяют захоронение от небольшой камеры, в которой археозоолог из Франции Эммануэль Вила проводит экспертизу костей животных. В эту шахту обитатели дворца выбрасывали кухонные отходы. Здесь лежат разбитые тарелки и кости животных: тут челюсть козы, там копыто быка. «По этим останкам мы можем определить, каких животных местные жители употребляли в пищу, какова была местная фауна и как она изменилась с течением времени», – объясняет ученый. На дне камеры обнаруживаются останки коз, оленей и нескольких быков, а чуть глубже – кости газели и страуса.

Изучением экосистемы бронзового века занимаются и итальянские исследователи. Итальянцы выяснили, что во времена строительства дворца на берегах небольшого местного озера зеленели дубовые и можжевеловые рощи, в которых паслись газели и дикие ослы. «Затем в эту экосистему вмешался человек, – рассказывает руководительница исследовательской группы из Удине. – Из-за возведения земляных валов и развития земледелия произошло иссушение почвы, количество деревьев стало сокращаться». Флора изменилась. Скорее всего, в эпоху правления Иданды на местных лугах паслись в основном козы и овцы. Сегодня трудно представить, что когда-то здесь царила такая идиллия. Там, где когда-то было озеро, окруженное пастбищами, теперь простирается пыльная полупустыня.

Над руинами Катны палит солнце. Петер Пфельцнер сидит на восстановленной стене царского дворца, держа на коленях воссозданный археологами план здания. «Судя по результатам исследований, это монументальное здание было возведено сразу в таком виде, в отличие от других дворцов, которые достраивались поэтапно», – объясняет он. Здесь все поражает помпезностью. Строители этого памятника тщеславия бронзового века явно хотели доказать, что они ничем не хуже соседей.

Пфельцнер указывает на пол перед собой: «Здесь был зал приемов. Площадь этого зала – почти 1300 квадратных метров». Известковое напольное покрытие сохранилось по сей день. «Это был самый грандиозный зал того времени», – продолжает он. Свод крыши над залом поддерживали четыре 12-метровые колонны из кедра. Древесина для них заготавливалась за 50 километров отсюда – на Ливанском нагорье. Пока это единственное подобное сооружение бронзового века, обнаруженное археологами.

У основания дворцовых стен с двух сторон был проложен метровый дренажный слой гравия. По тем временам это тоже было революционным инженерным решением. Благодаря дренажу влага испарялась и не проникала в каменную кладку. «Здание строилось на века», – считает Петер Пфельцнер. «Каждая обглоданная кость, каждый сосуд в гробнице, каждая деталь плана дворцовых покоев – это результат действий людей того времени, – продолжает ученый. – Наша задача – восстановить последовательность событий».

Однажды немецким археологам уже удалось воссоздать по найденным предметам эпизод истории бронзового века – сцену, разыгравшуюся накануне гибели царя Иданды. У царя оставалось совсем мало времени, чтобы воззвать к духам мертвых. Вот уже несколько недель в Катне у всех на устах только ультиматум хеттов. Возможно, царь ведет переговоры с вассалами и обдумывает планы обороны. Одно мы знаем наверняка: в этот критический момент правитель Катны не преминул с помощью предписанных ритуалов задобрить духи предков. В этих обстоятельствах ему больше всего требовалось заступничество мертвых.

Один-два раза в месяц в Катне, по древнему обычаю, проводилась церемония поминовения предков. В этот день члены монаршей семьи собирались вместе, подносили духам умерших ритуальное угощение и совершали с ними совместную трапезу.

Ученые реконструировали ритуал поминовения. Сначала Иданда собирает своих жрецов и членов царской семьи в парадном зале дворца. В руках у них сосуды с кусками говядины и баранины, чаши с молоком и пивом. Затем все направляются по подземному ходу к царской гробнице, освещая себе путь масляными лампами и факелами. Узкий туннель ведет в царство мертвых.

Участники церемонии входят в главную гробницу, вырубленную в скальной породе. Ее площадь – 50 квадратных метров, высота – два с половиной метра. Пол усыпальницы покрывает тростниковая циновка. Повсюду кости: одни лежат в саркофагах и на деревянных носилках, другие – сложены грудой вдоль стены. Впоследствии археологи насчитают здесь останки более 20 человек.

Они рассаживаются по скамьям. Жрец берет деревянный жезл с золотым набалдашником в виде ладони. Этим жезлом он преподносит мертвым чашу с молоком, которую гости после церемонии оставят в гробнице. После этого Иданда в глубине усыпальницы предлагает духам своих предков отведать принесенные угощения. Все присутствующие верят, что духи умерших один за другим слетаются на его зов и опускаются на скамью у задней стенки погребальной камеры, чтобы вкусить подношения и выслушать мольбу о заступничестве.

Вероятно, что в это время хеттское войско уже идет в наступление на Катну. Как только Иданда завершает ритуал, участники трапезы как попало складывают чаши и блюда под скамьи. Обглоданные кости так и остаются лежать на полу вперемешку с дарами, сосудами из алебастра и кальцита, золотыми украшениями и цилиндрическими печатями.

Это была последняя поминальная церемония в гробнице царей Катны. Именно в таком виде предстала царская усыпальница перед археологами, когда они обнаружили ее семь лет назад. Нашли ее случайно – в конце обвалившегося

40-метрового прохода под помещениями царского архива. Поначалу ученые приняли его за потайной ход, ведущий из дворца. Но он привел их в усыпальницу. В этой гробнице были впервые обнаружены сохранившиеся предметы культа мертвых, описанного на клинописных табличках по всему Древнему Востоку. Культ мертвых и его ритуалы были краеугольным камнем общественной жизни людей бронзового века. Они скрепляли семейные узы и узаконивали право на власть. В каждой стране этот культ принимал особые формы.

В Египте пирамиды и скальные гробницы в Долине царей увековечивали обожествляемых фараонов в камне. А вот в столице хеттской империи археологи пока не обнаружили ни одной царской гробницы. Это говорит о том, что у хеттов была другая культура отношения к мертвым.

Что касается Катны, то культ предков играл здесь куда более важную роль, чем где бы то ни было. Даже в жилых кварталах города, где стояли дома ткачей и гончаров, в ходе раскопок обнаружены остатки поминальной трапезы «киспу». Сирийские археологи находили здесь останки людей, которые были погребены прямо под полом, в жилых помещениях. На сегодня сирийцы откопали около 25 захоронений взрослых жителей Катны. Провожая в последний путь покойных, люди клали в могилу немного еды: кусок козьего мяса или баранины и чашу с питьем.

Впрочем, даже останки членов монаршей семьи, захороненные в царской усыпальнице, не навсегда становились предметом поклонения. Вот что говорит по этому поводу Карут Эллер, один из немецких археологов: «Из погребальных камер периодически убирали останки, чтобы освободить место для новых захоронений».

Очень может быть, что царская гробница служила чем-то вроде временного хранилища, которое периодически расчищали и подновляли. В таком случае кости, скорее всего, переносили как раз в ту могилу, которую недавно нашли немецкие археологи. Почти сразу после обнаружения этого захоронения Хайке Доманн-Пфельцнер показалось, что останки тут были сложены в деревянные ящики без особых церемоний. Только некоторые кости лежали отдельно, и по ним было видно, что когда-то они составляли целый скелет.

«Возможно, в этот склеп просто перезахоронены останки из других могил», – считает Петер Пфельцнер. В таком случае гробница служила своего рода костехранилищем, в которое со временем переносили кости из царской усыпальницы. Впрочем, археологам пока нечем подтвердить эту теорию. Для этого нужно найти хотя бы еще одну могилу в скале с аналогичным погребальным инвентарем.

Трудно сказать, как долго воины Иданды сопротивлялись хеттской армии. В любом случае они были обречены с самого начала. Около 1340 года до н.э. хетты взяли город и сровняли его с землей. Торгово-ремесленный квартал они разрушать не стали и даже пощадили его жителей, хотя и отняли у них все, что смогли унести.

Опустошив дворец, хетты подожгли его. Огонь быстро распространялся по коридорам. Фреска с изображением пальм, дельфинов и черепах потрескалась и осыпалась со стены. Обрушились стены жилых покоев и помпезных залов, сгорели огромные колонны из кедра, обуглились балки перекрытий. Их обломки рухнули в колодец. Спустя тысячелетия археологи обнаружили в нижних, еще влажных слоях грунта на дне колодца деревянные штыри, брусья и потолочные балки, самые крупные из которых достигали пяти метров в длину и весили 800 килограммов. Никогда прежде при раскопках на территории Передней Азии археологи не находили столько деревянных изделий бронзового века. На захватчиков дворец Катны не произвел сильного впечатления. В своем рассказе об этом военном походе царь хеттов Суппилулиума I лишь дал краткий перечень угнанных в рабство представителей знати Катны и добавил: «Все население вместе с принадлежащим ему имуществом я тоже повелел увести в страну Хатти». От могущественного полиса Катна осталась лишь одна строка в рассказе его разрушителя.

«Катна хранит много тайн, – говорит Петер Пфельцнер. – Взять хотя бы вот эту камеру». Он указывает на шахту в западном крыле дворца, недалеко от недавно обнаруженной могилы: «Глубина – пять метров, стены оштукатурены, но нет входа». К тому же она совершенно пуста. В ней лежат лишь несколько костей слона. «Непонятно, зачем ее построили? И откуда там кости?»

В древности здесь водились слоны, охота на которых была привилегией царя. Когда-нибудь археологи отыщут и проход в стене этой камеры. Возможно, когда-то там был захоронен какой-то неизвестный правитель Древнего Востока, переселившийся из мира живых в царство мертвых вместе со своими охотничьими трофеями. 

06.05.2011