Сайты партнеров




GEO приглашает

26 октября в самом сердце Москвы, в доме Пашкова, журнал Forbes отметил 100-летний юбилей. Мероприятие стало финальным в череде торжеств, посвященных юбилею легендарного бизнес-издания по всему миру


GEO рекомендует

В расписании авиакомпании Lufthansa на лето 2018 появилось пять новых маршрутов. Они свяжут Франкфурт с Глазго, Кишиневом, Санторини и Меноркой, а Фуншал на Мадейре с Мюнхеном. Билеты уже в продаже


Игры, в которые играют птицы

Чайки не отличаются особым умом, но прекрасно приспособлены к жизни. Почему? Орнитологи из МГУ исследовали их способности к познанию на Командорских островах
текст: Оксана Орлова
фото: Татьяна Обозова

От птиц рябит в глазах. Чайки заполняют собой весь берег, сливаются с посеревшим от непогоды океаном. На первый взгляд может показаться, что птицы сидят на земле в произвольном порядке. На самом же деле каждый кусок земли на острове поделен, распределен и защищен в отчаянных спорах с соседями. Каждая птичья пара охраняет свой участок, площадь которого колеблется от одного до десяти квадратных метров. Стоит кому-то из чаек зайти «в чужой огород», как хозяева со скандалом прогоняют незваного гостя.

Границы участка чайки определяют по предметам и особенностям рельефа, например по камням. Достаточно случайно сдвинуть камень, как между чайками начинается скандал. Каждая птица отстаивает свою территорию, доказывая соседу правоту с помощью отрывистых скрипучих звуков и специальных поз. Хотя разговор часто идет на повышенных тонах, до драки никогда не доходит — выяснив отношения, спорщики расходятся.

Такие сцены можно наблюдать каждый день. Надо только сначала сюда добраться.

Остров Топорков — это необитамый клочок суши в Тихом океане, один из четырех островов Командорского архипелага в 200 километрах от Камчатки. На острове нет пресной воды и не обитают хищные млекопитающие. Благодаря этому птицы и облюбовали этот остров, а вместе с ними и орнитологи. Ведь пернатые не боятся людей и подпускают их к себе чуть ли не на расстояние вытянутой руки. В общем, отличный полигон для научных экспериментов.

На календаре июнь, но «летом» назвать это время года можно очень условно. С океана дует холодный ветер, на островах сыро, температура редко поднимается выше плюс десяти. В воздухе полудождь, полу- туман. Если повезет, то за три месяца выдастся несколько дней, когда можно будет остаться в одной футболке.

До ближайшего очага цивилизации, села Никольское на острове Беринга, двадцать минут на моторной лодке. В деревню, где живут живут 580 человек, два раза в неделю прилетает крохотный самолетик из Петропавловска-Камчатского, если позволяет погода. Это единственная постоянная связь Командорских островов с внешним миром.

Русский мореплаватель Витус Беринг впервые ступил на берег этого пустынного острова в ноябре 1741 года. Участники его Второй Камчатской экспедиции, продолжавшейся десять лет, были измучены долгим плаванием. В начале декабря 1741-го капитан-командор Беринг умер. Остров и весь архипелаг назвали в его честь.

В 1826 году Российско-Американская компания, созданная для освоения Русской Америки, привезла на Командорские острова алеутов с островов Атту и Атхи. Планировалось, что алеуты будут добывать здесь пушных зверей. Но в 1867 году Алеутские острова вместе с Аляской были проданы США; на Командорах осталась лишь их маленькая группа.

Чтобы попасть сюда, нужно потратить много времени и немало нер вов. Девять часов на самолете из Москвы в Петропавловск-Камчатский. Потом — три часа на маленьком самолетике с двумя пропеллерами, который в народе называется «чебурашкой». По расписанию он летает два раза в неделю; но в реальности — не по расписанию, а «по погоде». Его маршрут проходит вдоль побережья Камчатки на север до поселка Усть-Камчатский. После промежуточной посадки «чебурашка» берет курс на восток, в село Никольское на острове Беринга. После посадки остается лишь переправить провиант и грузы на лодках на необитаемый остров Топорков.

Здесь нет ни водопровода, ни магазинов, ни электричества. Единственное, что работает на островке площадью в половину квадратного километра, это мобильная связь. Все остальное надо везти с собой.Именно из-за этой оторванности от цивилизации и стремятся сюда ученые-орнитологи. Птицы на острове не боятся людей. Их здесь столько, что иногда трудно сделать шаг, чтобы ни на кого не наступить. Поэтому ходить надо все время по одной и той же тропинке. Стоит лишь отклониться в сторону — и уже можно нарушить чьи-то границы.

Летом сюда прилетают тысячи серокрылых чаек, с мая по август они выводят на острове свое потомство. Популяция этих птиц на Командорах считается самой большой в России. Еще в 2007 году Всемирный фонд дикой природы (WWF) начал проект по исследованию чаек на Командорских островах — ученые вели учет птиц, пересчет гнезд и отложенных в них яиц, а также уже повзрослевших птенцов.

Выяснилось, что популяция сок­ращалась. Алеуты с острова Беринга в начале июня отправлялись на другие острова архипелага собирать яйца чаек. Для коренного населения островов это традиционный промысел. Орнитологи пытались запретить сбор яиц, но выяснилось, что и алеутов было немного, их численность тоже сокращалась.

В багаже у Татьяны Обозовой было больше шестидесяти килограммов груза. Кроме спального мешка, солнечных батарей, фотоаппарата и видеокамеры она везла с собой целый магазин канцтоваров — цветную бумагу и картон, ножницы и клей, пластиковые кубики и картонные коробки, фломастеры и карандаши. Все это нужно было для экспериментов с чайками.

Ученые жили в палатке с печкой и нарами — все-таки три месяца подряд спать на них удобнее, чем на простом коврике. От генератора они отказались, чтобы не пугать птиц, а пользовались для зарядки аккумуляторов солнечными батареями.

В палатке топили печку, но внутри часто было холодно и сыро. Палатку, бензин, продукты на остров Беринга доставили по морю за месяц до начала экспедиции, а воду привозили оттуда же — по надобности.

Легко ли переносится такой дискофморт? «Да я его вообще не замечаю! — признается Татьяна. — Некоторым это нравится, и они остаются, а другие бегут через пару дней».

Печку топили деревьями, которые прибивало к берегу. Мыться и стирать вещи ездили в «столицу» — село Никольское на острове Беринга, единственный населенный пункт архипелага.

По уровню интеллекта ученые разделяют птиц на несколько групп. Интеллектуальная элита — попугаи и птицы семейства врановых (вороны, сороки); на другом конце шкалы — голуби.

У чаек такой же низкий уровень развития мозга, как и у голубей, но по способности адаптироваться к быстроменяющимся условиям жизни они больше напоминают высокоразвитых врановых птиц, которые запросто могут добыть еду из какой-нибудь хитрой помойки. Или даже выхватить на лету у зазевавшихся прохожих мороженое. Все это примеры способности птиц к адаптации.

Что лежит в основе их «таланта» быстро подстраиваться под изменения в природе, в городе, находить новые источники пищи, использовать новые корма, эффективно избегать разных опасностей? Раньше этот вопрос ученые изучали только в лабораториях и только на птицах, живущих в неволе. Татьяна Обозова с коллегами решила провести эксперименты в природе — благо что добровольных подопытных на островах предостаточно.

Тут-то и пригодились картон, бумага и фломастеры. Чтобы выяснить, насколько чайки умны и сообразительны, с ними проводили такой опыт: птиц учили выбирать всегда либо больший, либо меньший предмет из пары. А после этого выясняли, смогут ли чайки использовать выученное правило выбора в новых ситуациях. Птиц обучали с помощью нескольких пар самодельных картонных коробок, пряча куски рыбы всякий раз в ту коробку, которую птицы должны были научиться распознавать по размеру.

Чтобы провести эксперимент, ученые буквально вторгались «в гости» к паре чаек — самцу и самке, охранявших свою гнездовую территорию. Самка всегда терпеливо стояла в сторонке, пока ее спутник отправлялся навстречу незваным гостям из Москвы, вспрыгивал на пенек и доставал рыбу из коробки. Если он ошибался, то коробка оказывалась пустой.

Однако экспериментатор всегда давал возможность чайке «исправиться». Он дожидался, пока она не сообразит, что ошиблась, и заглянет в другую коробку. Обучение занимало несколько дней. После того как чайки легко выбирали правильную коробку из пары, их ставили в новую ситуацию — предлагали для выбора коробки разного размера, но нового цвета и формы. А приманку клали в обе коробки, чтобы птицы не могли ориентироваться по запаху. Большинство чаек справились с задачей, хотя и часто ошибались.

В следующем тесте чайкам предлагали применить правило не к одиночным предметам, а к множествам и выбрать большее либо меньшее множество из пары, состоящие, например, из двух и четырех кубиков. Задача оказалась слишком сложной, ни одна птица правильные решения не показала.

В результате этих опытов орнитологи выяснили: чайки решают задачи на сообразительность намного хуже ворон и попугаев, примерно так же, как и глупые голуби. Но что тогда позволяет им успешно выживать и в природе, и в городах? Исследователи предположили, что своим уловкам чайки учатся друг у друга, наблюдая за действиями сородичей. Это было доказано в ходе экспериментов в лаборатории. Но есть ли такая способность у птиц в природе, до начала этой работы известно не было.

В ходе второго эксперимента чаек учили находить рыбу в красном кубике, всегда выбирая его из четырех разноцветных кубиков. Это было нелегко, птице требовалось до трех дней, чтобы научиться. При этом соседи внимательно следили за действиями самца, на территории которого шел эксперимент. И когда ученые приходили к ним, те решительно шли к красному кубику, копируя действия соседей.

Второй аналогичный опыт проводили по-другому. Много раз подряд Татьяна клала рыбу в коробку, предварительно показав ее чайкам, — так она обучала их находить приманку, которая исчезала из поля зрения. Птицы и другие животные с примитивно организованным мозгом не понимают, что спрятанный предмет не исчез совсем. Например, если перед носом у голубя зерно накрыть рукой, он не станет его искать, будучи уверенным в том, что оно перестало существовать. У чаек, так же как и у голубей, нет представления о «неисчезаемости» предметов. Поэтому они долго учились искать приманку, положенную в коробку. Иногда требовалось до тридцати раз подряд делать одно и то же, пока чайка сама делала попытку найти «исчезнувший» предмет. Однако их соседи по гнездовым территориям внимательно смотрели. Их не надо было учить, они уже знали, как добыть еду: так же, как это делал их сосед.

Таким образом, впервые в дикой природе экспериментально было доказано, что чайки учатся на примере сородичей. Результаты исследований опубликовал в 2011 году американский International Journal of Comparative Psychologу.

Вывод ученых: лучший учитель для птицы — другая птица, а не человек, знающий тонкости птичьей психологии.

Свое следующее исследование Татьяна Обозова планирует посвятить большеклювым воронам на курильском острове Шикотан. Вороны ведут себя совсем как бродячие собаки: могут выхватить из рук бутерброд, собрать клубнику с грядки, стащить рыбу с удочки или даже украсть у домашнего пса еду, пока одна из ворон его отвлекает. Почему вороны ведут себя, как бродячие собаки? И как распределяются роли в этой игре? Осталось только снарядить экспедицию.

17.02.2012