Коралл — фантастическое существо. Это наполовину животное, наполовину растение — симбиоз кораллового полипа и микроскопической водоросли. В нормальных условиях оба организма мирно уживаются. Но в ситуации стресса, при долгой и сильной нагрузке, между ними происходит разлад, и партнеры становятся врагами. Коралловый полип отторгает водоросль, обрекая тем самым себя на гибель. Коралл бледнеет, от него остается лишь матово-белый известковый скелет. «Белая чума» — так называют эту болезнь кораллов.

Когда речь заходит об изменении климата, большинство из нас первым делом думает об опустынивании земель и таянии ледников. Но вполне возможно, что растущие температуры сильнее всего угрожают не наземным растениям и животных, а обитателям в верхних слоев Мирового океана.

Обесцвечивание кораллов, зарегистрированное в некоторых районах Мирового океана — предвестник приближающейся катастрофы, считает часть ученых. Они предрекают гибель Большого барьерного рифа. «Апокалиптические бредни, — отвечают им оппонеты, — кораллы живучи как тараканы, а Большой барьерный риф находится в отличном состоянии».

Кто прав?

Таунсвилл, северное побережье Астралии. Здесь, во втором по величине портовом городе штата Квинсленд, находится штаб-квартира Администрации морского заповедника «Большой барьерный риф» (сокращенно — GBRMPA).

У Пола Маршалла маленький кабинет, но высокая должность. «Директор по климатическим изменениям» — значится на его визитке. Это звучит так, словно он в силах лично влиять на глобальное потепления. В чем состоит его работа?

Маршалл берет лист бумаги и чертит на нем слева направо нисходящую линию — кривую изменения состояния Большого барьерного рифа. Еще 40 лет назад кораллы покрывали половину территории рифа, сейчас — только четверть. Чуть ниже кривой он проводит толстую черту и пишет: «Худший вариант». «Моя задача состоит состоит в том, чтобы не допустить худшего», — говорит он. Другими словами, остановить вымирание кораллов и попытаться стабилизировать ситуацию на сегодняшнем уровне.

На бумаге это выглядит вполне просто.

Как спасти Большой барьерный риф? Маршалл считает, что единственного верного способа нет. Зато есть способ быстро и гарантированно уничтожить это чудо природы. Рецепт прост: повышение средней температуры воздуха в летом на два градуса Цельсия. Меньше рыб. Больше органических веществ в воде, больше туристов. Конечно, он не в силах остановить гллобальное потепление. Но ему по плечу исключить менее масштабные факторы. А дальше начнется чудо.

Имя этому чуду — самовосстановление. Любая экосистема обладает способностью восстанавливать нарушенный баланс. Как кукла-неваляшка она возвращается в исходное положение после нагрузок. Вот только к Большому барьерному рифу это сравнение не совсем подходит — его экосистема настолько расшатана, что вряд ли сможет когда-либо вернуться в исходное положение.

Способность к самовосстановлению — естественное свойство живой материи, вот чтобы запустить этот механизм природе требуется прежде всего время. Пол Маршалл хочет дать Большому барьерному рифу как можно больше времени на самовосстановление. А что, если времени не хватит?

Вилер-риф. Большое видится на расстоянии. Чтобы охватить взглядом чудо природы, судьба которого стоит на кону, нужно взглянуть на Австралию из космоса. Вдоль восточного побережья материка на 2300 километров тянется величайшее в мире сооружение, созданное живыми организмами. Большой барьерный риф фактически представляет собой мозаику из множества отдельных рифов. Около 2900 рифов усеивают здесь пространство в 350 000 квадратных километров — территорию, равную по площади Германии. Читать дальше >>>