Американцы любят дольше литовцев, россияне ценят секс выше американцев, и все три культуры сходятся в том, что самое главное для влюбленных – «быть вместе». Чтобы разобраться с механизмами влюбленности в разных культурах, социологи из московского РГГУ и частного университета в Нью-Йорке опросили 1157 человек из Литвы, России и США, а свои выводы опубликовали в журнале Cross Cultural Research.

 Для начала каждому респонденту предложили опросник на его родном языке, составленный из 14 расхожих банальностей о любви, позаимствованнх из сборника крылатых выражений  («Любовь слепа», «Любовь правит миром без правил» и т.д.) Несогласные с утверждением должны были выставить ему один балл, согласные – четыре, колеблющиеся – два или три.

Так обнаружилось всего пять пунктов, по которым литовцы, американцы и россияне сходятся («Без сексуального влечения любви нет», «Ради любимого я готов на все», «Я постоянно думаю о том, в кого влюблен», «Любовь – высшее счастье в жизни» и «Моя любовь сделает партнера сильнее и лучше»). Поэтому для большей ясности опрошенным предложили записать ассоциации, которые вызывает у них слово «влюбленность».

Среди поэтических образов, упомянутых опрошенными из России, авторы отмечают такие: «тратить деньги с космической скоростью» и «прекратить пить пиво по вечерам». У литовцев картина влюбленности радикально иная: «влажные звезды», «полная противоположность механической жизни», «тайна цветов», «переходить вброд лужи под теплым дождем» и даже «фото возлюбленного заменяет порно».

Наконец, у американцев авторы ничего особенно поэтического не нашли – в числе самых популярных формулировок «теплое расплывчатое чувство», «священный союз», «ставить интересы партнера выше своих» и «терять над собой контроль (в хорошем смысле)».

Однако, не сговариваясь,  на первое место все поставили «быть вместе». "Секс" оказался на втором месте у россиян, на девятом у литовцев и на седьмом у американцев.

«Взаимность», «доверие» и «дружба» встречались у американцев с рекордной частотой, а у литовцев и русских не попали даже в двадцатку. Авторы считают эти слова маркерами альтруизма – и получается, что альтруизм в любви восточным европейцам чужд. Зато и литовцы, и россияне одинаково называли влюбленность «временной», «мимолетной» и «первой стадией отношений». На вопрос «сколько длится ваша влюбленность» 39,1 процента литовцев ответили «считанные дни», а еще 28,8 процентов – «считанные недели». Для сравнения, 58 процентов американцев выбрали вариант «от двух месяцев до года».

Авторское объяснение «литовско-русского непостоянства» выглядит так. Восточные европейцы – литовцы и русские – чаще живут с родителями и испытывают на себе неизбежное давление семьи, которая принуждает к браку. Поэтому «влюбленность» здесь принято связывать только с недолгими отношениями, и роману не позволяют слишком затянуться, если не уверены, что готовы к свадьбе. Напротив, молодые американцы, которые не так привязаны к родительскому дому и мобильнее во всех смыслах, могут позволить себе романы в полгода и в год длиной без опасений, что их заставят жениться. geo_icon