Долгие и мучительные поиски партнера, ухаживание, сближение, зачатие, вынашивание плода, рождение и, наконец, воспитание – детенышам многих биологических видов  нужны многие годы, чтобы достичь зрелости. Такой длительный процесс продолжения рода могут позволить себе немногие.

У других животных, наоборот, все по-быстрому: один партнер дает свое семя, а второй откладывает несколько десятков наполненных желтком капсул. И все.

Откуда берутся такие фундаментальные различия? Простого ответа на этот вопрос нет. Потому что в такой области, как размножение, простых правил вообще не бывает.

Например: все ли млекопитающие – живородящие? Вовсе нет! Детеныши утконосов и ехидн, хотя и питаются молоком матери, появляются на свет из яиц. Или другой вопрос: всегда ли потомство вынашивает самка? И снова нет:

у морских коньков потомство вынашивает и рожает самец.

Более того, появлению новой жизни не всегда предшествует оплодотворение. Самки тли из поколения в поколение рожают клонов самих себя, ни с кем не спариваясь. Этот способ продолжения рода биологи называют девственным размножением, или «партеногенезом».

Бесконечно разнообразным может быть

и само рождение. Детеныш протискивается по узкому родовому каналу. Или с помощью специального нароста на верхней челюсти, так называемого яйцевого зуба, разбивает или рассекает яичную скорлупу. Или, завершив стадию развития личинки, превращается в куколку. Или переползает, крошечный, как спичечная головка, из матки в сумку, а там прикрепляется к соску.

Организм может вступить в жизнь голым, слепым и беспомощным – так, например, рождаются мыши. А может, как гремучая змея, с первого вдоха быть готовым к бегству и защите.

Ничто в животном мире не происходит одинаково. Между разными способами появления на свет могут быть целые миры. Или, по крайней мере, разные сроки.

Самка африканского слона, например, вынашивает детеныша почти два года, дольше всех других млекопитающих (известный на сегодня рекорд затянувшейся беременности – 760 дней). А опоссуму хватает

двенадцати дней, чтобы выносить потомство.

Самка мольвы – родственницы трески – откладывает в период икрометания от 20 до

60 миллионов икринок. Самая крупная икра из найденных до сих пор, размером 30 сантиметров, принадлежала китовой акуле, размножающейся яйцеживорождением. Самка тогда потеряла свое потомство преждевременно.

У детенышей некоторых видов летучих мышей вес достигает почти половины веса матери. Зато на долю большого рыжего кенгуренка приходится лишь 0,0003 процента материнского веса. Мышонок за первые пять дней жизни увеличивает свой вес вдвое. А новорожденному кенгуренку надо для этого по меньшей мере четыре месяца.

Разнообразие жизни, о котором так много говорят, коренится в ее истоках. Чтобы систематизировать многоликий мир размножения, за основу удобнее принять не способ продолжения рода, а интенсивность размножения. У каждого живого существа – определенное количество энергии. Одни используют ее, чтобы произвести на свет как можно больше потомства, как, например, самка мольвы. Но сил на заботу о детях уже не остается. Другие же вкладывают свою энергию в защиту и воспитание детенышей, численность которых невелика.

Эти два способа размножения называются «R-стратегия» и «K-стратегия». Впрочем, сам термин «стратегия» отчасти неверен, поскольку подразумевает, что у живого существа есть определенный план – осознанная забота о сохранении своего вида. На самом же деле речь идет лишь о генетически заложенной программе. Животное следует одной из двух стратегий просто потому, что она оказалась успешной для его предков. Так, примитивные мышь или дрозофила – типичные R-стратеги – живут по принципу поскорее созреть, оставить как можно больше потомства и умереть молодым.

Закон типичного К-стратега – слона, к примеру, или обезьяны – напротив, гласит: не торопись с продолжением рода, стань сначала большим и сильным. Не гонись за количеством детенышей, заботься о них долго и тщательно, живи долго.

R-стратегия исходит из того, что многочисленность потомства и быстрая смена поколений обеспечивают высокое разнообразие. Из большого количества случайных генетических вариантов выбираются потом наиболее жизнеспособные. Эта стратегия оправдывает себя, когда нужно быстро занять открывшиеся ниши и приспособиться к новым условиям.

К-стратегия предполагает высокую конкурентоспособность в жесткой борьбе за ограниченные ресурсы. Такой расчет лучше всего срабатывает в стабильном мире, где ниши уже давно заняты, а плотность популяций близка к максимально возможной.

Сегодня, когда мир быстро меняется в условиях климатической нестабильности, биологи предрекают лучшие шансы на выживание R-стратегам.  Это значит, что источником биологического разнообразия в грядущем тысячелетии могут стать мыши, тараканы и сорняки. А нам, К-стратегам, придется бороться за численность своей популяции. geo_icon