Медвежонок Кнут родился в Берлинском зоопарке в декабре 2006 года и сразу привлек к себе внимание: новорожденного детеныша бросила мать, и его выходил один из сотрудников зоопарка. Красавец-медвежонок стал настоящей знаменитостью и своеобразным символом столицы Германии.

В 2011 году четырехлетний Кнут прямо на глазах у публики и перед телекамерами неожиданно упал в бассейн и утонул. Как заявляли представители зоопарка, медведь, у которого случился судорожный приступ, до этого не демонстрировал никаких симптомов и выглядел абсолютно здоровым и спокойным.

В январе 2014-го Научно-исследовательский институт зоопарков и дикой природы в Берлине представил официальный отчет по итогам, вероятно, самого детального патологоанатомического исследования, когда-либо проведенного на животном. Тогда эксперты заключили, что Кнут страдал от тяжелого вирусного энцефалита, который убил бы его, даже если бы медведь не захлебнулся в бассейне. Однако обнаружить инфекцию, которая могла бы вызвать воспаление, так и не удалось.

Теперь авторы статьи в журнале Scientific Reports заключают: никакого вируса и не было. Загадочный энцефалит Кнута очень похож на так называемый анти-NMDA-рецептoрный энцефалит — у людей эту распространенную форму неинфекционного воспаления головного мозга выделили только в 2007-2008 годах.

Анти-NMDA-рецептoрный энцефалит ежегодно выявляется примерно у одного из 200 тысяч человек, в основном это молодые женщины, у которых он часто сопровождает опухоли яичников. Ученые пишут, что до открытия этой формы энцефалита, при которой иммунная система пациента по ошибке атакует NMDA-рецепторы клеток мозга, пациентам ставился точно такой же, как у Кнута, диагноз — «энцефалит неизвестной этиологии». Это и навело их на мысль о том, что, возможно, такой энцефалит встречается не только у человека, но и у других млекопитающих.

В спинномозговой жидкости Кнута исследователи нашли очень большое количество антител, характерных для этого заболевания. Затем они продемонстрировали, что и другие диагностические критерии, которые обычно используются для людей, в случае Кнута тоже указывают на такую форму энцефалита.

Авторы исследования считают, что их открытие должно привлечь внимание к целой области ветеринарии, которая пока остается плохо изученной. Энцефалит неизвестной этиологии встречается, помимо людей и белых медведей, и у других млекопитающих: по данным ученых, для обитателей зоопарков причина воспаления остается неизвестной примерно в трети случаев.

По словам одного из соавторов статьи, Алекса Гринвуда, диагностировать такое заболевание у животного — особенно у хищника, склонного скрывать любое недомогание, — гораздо сложнее, чем у человека. Ведь в отличие от людей, животные не могут пожаловаться на плохое самочувствие или начать демонстрировать психиатрические симптомы вроде паранойи или нарушений памяти, которые возникают на ранней стадии заболевания.

Анти-NMDA-рецепторный энцефалит, если он вовремя диагностирован, можно лечить стероидами и плазмаферезом для очистки крови от антител, атакующих клетки. При правильной дозировке стероиды можно использовать и для лечения животных в зоопарках.

Ученые не связывают болезнь Кнута с тем, что он родился и вырос в неволе: по их мнению, в данном случае пребывание медведя в зоопарке повлияло только на то, что заболевание все же удалось диагностировать, пусть и посмертно.

«Это важная точка в публичной истории жизни Кнута, от самого рождения до смерти. Она открывает новые возможности для других животных. Кнут запустил процесс исследований, который может помочь не только другим белым медведям, но и вообще животным в неволе и дикой природе», — заявил Алекс Гринвуд. geo_icon