Новости партнеров


GEO приглашает

Летний фестиваль комедий «Итальянские истории» — продолжается в новом сезоне. Откроется он премьерой комедийного блокбастера — «Захочу и соскочу. Мастер-класс» Сиднея Сибилии с Эдоардо Лео и Гретой Скарано в главных ролях


GEO рекомендует

Чайник VITEK VT-7051 прозрачный, как вода, поэтому будет гармонично смотреться на любой кухне. Дополнительное преимущество модели — сертифицированный английский контроллер Strix. Благодаря ему чайник проходит не менее 3 000 циклов закипания и может прослужить в пять раз дольше обычного


Новости партнеров

Чудаки из глубины

текст: Кирстен Мильхан
фото: Золвин Цанкл

На 11° 41.21‘ северной широты и 20° 25.13‘ западной долготы, в 250 милях к юго-востоку от островов Зеленого Мыса в Атлантике, научно-исследовательское судно «Полярная звезда» достигает цели. На море штиль, берега не видно. Глубиномер показывает, что в 4883 метрах под килем дно круто обрывается на еще большую глубину. Здесь, вдали от африканского  берега, биолог Питер Вибе решает начать  глубоководный лов.

Он нервничает. Спешно осматривает лежащую на корме металлическую раму, похожую на дверную коробку. Проверяет, правильно ли отрегулированы системы управления, не спутались ли прикрепленные к раме 16-метровые траловые сети. Затем он подает знак боцману на подъемном кране: «Готово!» Научно-исследовательский трал MOCNESS можно опускать в воду.

68-летний Вибе десятки лет кропотливо разрабатывал и доводил до совершенства свое детище – глубоководный зонд с системой открывающихся и закрывающихся пробоотборных сетей и датчиков состояния окружающей среды. 300-килограммовый аппарат стоимостью около 25 000 долларов оборудован пятью тралами на дистанционном управлении, которые можно открывать и закрывать на разных глубинах. Это позволяет за один заход исследовать сразу несколько природных зон океана.

Этот гигантский «сачок» Вибе и собирается запустить в пространство, недоступное для человека, как и глубины космоса, – в таинственный глубоководный мир, где царят тьма, ледяной холод и смертельно высокое давление. Американский океанограф надеется, что на глубине нескольких тысяч метров в сети аппарата попадут неизвестные науке крошечные морские существа. Стальной трос натягивается, под гул крана трал взмывает над палубой и опускается за борт.

Питер Вибе – научный сотрудник Океанографического института в Вудс-Хоул (США). Вместе с двумя тысячами океанографов из 80 стран мира он участвует в глобальном научном проекте — всеобщей «Переписи морской фауны». Впервые в истории ученые пытаются собрать максимально точные данные о видовом составе океанской фауны, об области распространения и численности микроорганизмов, моллюсков, рыб и морских млекопитающих.

На сегодня описаны лишь 230 000 видов морских существ. А по оценке экспертов, участвующих в программе «Переписи», в Мировом океане их насчитывается не меньше миллиона. Начатая в 2000 году, перепись уже близка к завершению. В октябре этого года планируется опубликовать ее результаты.

Конечно, за десять лет физически невозможно отыскать все до одного виды, обитающие на просторах Мирового океана. Но перепись – это только первый шаг. «Мы рассчитываем хотя бы уточнить, сколько всего еще предстоит открыть и в каких направлениях надо продолжать исследования», – говорит Зигрид Шиль, специалистка по гидробиологии из Института Альфреда Вегенера в Бремерхафене (Германия) и руководитель экспедиции «Полярной звезды».

Для морской переписи биологи собирали научные данные в рамках 23 вспомогательных исследовательских проектов: изучали с помощью роботизированных зондов горячие термальные источники на дне морских впадин, определяли эхолотом координаты рыбных косяков размером с Манхэттен, устанавливали на тюленей, альбатросов и черепах спутниковые передатчики для наблюдения за маршрутами их миграции. Полученные данные важны не только для фундаментальных исследований. Они помогут точнее прогнозировать развитие экологических процессов и ответить на ряд вопросов. Как сказываются глобальные изменения климата на жизнь в океане? Как зависит равновесие океанской экосистемы от видового разнообразия мельчайших морских организмов? Каково будущее рыболовства? Как организовывать морские природоохранные зоны для защиты тунца, акул, морских черепах и других видов, находящихся на грани истребления?

В поисках ответов на эти вопросы биологи стараются выяснить, какие животные раньше обитали в океанах и какова доля ответственности человека за их вымирание. Для этого бригады студентов перерывают архивы музеев и институтов, просеивая информацию, накопленную за 2000 лет истории науки.

Главная миссия в программе переписи возложена на морские экспедиции, в которых задействованы международные эксперты и научно-исследовательские суда, оснащенные таким ультрасовременным оборудованием, как глубоководный трал MOCNESS.

Трал с плеском опускается в воду. На прощание сети вздуваются, поднимаясь над водой, и исчезают в волнах. «Полярная звезда» вновь берет курс на зюйд-зюйд-ост, корабельная лебедка виток за витком  отматывает стальной трос, на котором закреплен трал. На борту судна 27 гидробиологов, которым за время плавания вдоль западного побережья Африки предстоит девять раз закидывать сети в морские глубины.

Они занимаются сбором проб зоопланктона – тех крошечных морских организмов, которые, дрейфуя по течению, парят или порхают в толще воды на всем6 6пространстве Мирового океана. Основную массу зоопланктона составляют рачки, улитки, многощетинковые и щетинкочелюстные черви, а также медузы. Некоторые головоногие моллюски и глубоководные рыбы по крайней мере на стадии личинок тоже ведут планктонный образ жизни.

Значение этих микроскопических созданий для экосистемы морей и в конечном счете для жизни человека часто недооценивают. А ведь зоопланктоном питается молодь большинства рыб. «Изменения в его видовом составе чреваты нарушением всей пищевой цепочки, – говорит Зигрид Шиль, координатор вспомогательного проекта по «Переписи морского зоопланктона». Чтобы оценить подобные риски,  нам нужно изучить структуру популяции мельчайших обитателей моря».

На сегодня даже специалисты знают о видовом составе зоопланктона не так уж и много. «Описано всего семь тысяч видов, лишь половина всего видового спектра», – говорит Зигрид Шиль, которой удалось вместе с коллегами открыть 87 ранее неизвестных видов зоопланктона.

На капитанском мостике «Полярной звезды» Питер Вибе напряженно следит на мониторе за тем, как глубоководный трал приближается к океанскому дну. С приборов зонда постоянно передаются его координаты, сейчас он уже на глубине 5000 метров, всего в ста метрах от дна. Щелчком мышки Вибе открывает створки нижней сети и запускает судовую лебедку. Глубоководная охота начинается.

Лебедка медленно тянет трал наверх. Через каждую  тысячу метров Вибе закрывает одну сеть и открывает другую. Благодаря этому биологи будут точно знать, на какой глубине выловлен тот или иной планктонный организм.

Для крупных морских животных этот трал почти не представляет угрозы.  «Рама аппарата гонит перед собой мощную волну давления, – поясняет Вибе. – Подвижных морских животных она распугивает, как грохочущий товарный поезд». А вот малоподвижные планктонные организмы размером всего несколько миллиметров попадают прямиком в раструб гигантского сачка и оседают в закрепленном у него на конце пластиковом контейнере с сетчатым фильтром.

Одиннадцать часов подряд трал прочесывает океан. Когда его поднимают на поверхность, нужно действовать быстро, поскольку пойманные животные, привыкшие к высокому давлению и холоду, могут мгновенно погибнуть. Биологи разбирают пластиковые контейнеры с пробами и бегом несут их в холодильную лабораторию.

На первый взгляд улов не богат – всего горстка крупинок. Но под микроскопом открывается паноптикум планктонных существ: словно ангелы, витают перед глазами крылоногие моллюски, ползут по дну ванночки покрытые щетинками черви, копошатся рачки. Попадаются даже глубоководные рыбы величиной с булавку, но с крошечными клыками.

В пробе воды, взятой зондом у поверхности океана, кажется, вообще нет живности. Но когда ее переливают в контейнер, струя начинает искриться голубыми блестками. Этот эффект создают мириады веслоногих рачков Sapphirina metallina, панцири которых светятся под неоновой лампой.

Чтобы разобраться в хаосе пойманных видов зоопланктона, на борту «Полярной звезды» работают биологи разных специальностей. Специалисты по таксономии, эксперты по отдельным классам живых организмов, определяют видовую принадлежность животных по внешним признакам; генетики исследуют генотип морских организмов, чтобы выявить видовое различие между внешне абсолютно схожими особями. Специалисты по молекулярной биологии составляют индивидуальный генетический штрих-код животного, что-то вроде отпечатка пальцев, который затем заносится в базу данных «Океанской биогеографической информационной системы», доступной в интернете по адресу www.iobis.org.

Биологи уже внесли в этот онлайн-архив более 27 миллионов файлов с наименованиями 113 000 видов и родов морских животных. В ходе переписи были открыты 5600 ранее неизвестных видов зоопланктона. И до сих пор обнаруживаются все новые. «Причем быстрее, чем мы успеваем как следует описать уже найденные виды», – говорит Зигрид Шиль.

На борту «Полярной звезды» при анализе одного улова глубоководного трала исследователи насчитали целых 500 видов зоопланктона, в том числе множество редких и даже несколько ранее неописанных разновидностей: семь видов ракушковых рачков и четыре вида глубоководных рыб. Одиннадцать новых фрагментов мозаики, состоящей из многих тысяч элементов. Впрочем, на самом борту корабля, как это часто бывает, удается полностью проанализировать лишь минимум взятых проб. Только на суше окончательно выяснится, сколько морских организмов попало в сети зонда.

Вечером накануне последнего дня глубоководной охоты  усталые, но довольные члены команды «Полярной звезды», которые провели в море 28 дней, собираются на посту управления лебедками и устраивают прощальный ритуал.

На днях Питер Вибе поставил на своем аппарате новый рекорд: ему удалось погрузить трал на глубину 5100 метров. «Я боялся, что он повредится при всплытии», – говорит он.

Сейчас Вибе, как и все члены экипажа, держит в руке пластиковый стаканчик. Ученые по очереди набивают своими стаканчиками нейлоновый чулок, которым пожертвовала одна из их коллег. Затем чулок крепят на раму трала. При последнем погружении он унесет с собой в глубины океана эту импровизированную сеть и поднимет ее обратно.

На следующее утро в лаборатории уже стоят на просушке 65 раскрашенных миниатюрных шедевров. Под мощным давлением на глубине стаканчики съежились до размеров наперстка. На одном из них еще можно различить синюю надпись, сделанную от руки: I made it down to 5000 Meters – «Я был на глубине 5000 метров».

05.05.2011