Теория эволюции с трудом объясняет существование стариков. Естественный отбор по Дарвину закрепляет только те признаки, которые помогают дожить до половой зрелости и размножиться. А гены долголетия вступают в игру, когда детородный возраст (особенно у женщин) давно позади. Новое исследование, вышедшее в журнале Proceedings of the Royal Society B, разрешает этот парадокс.

Какие эволюционные преимущества дает долгая старость? Она позволяет женщине позаботиться о внуках, повышая их шансы выжить. Поэтому и гены такой бабушки, доставшиеся внукам по наследству, получают весомое преимущество в состязании за место в генофонде. В том числе – и ген долголетия.

Питер Ким из университета Сиднея (Австралия) и двое его коллег-антропологов из университета Юты (США) для проверки своей гипотезы создали виртуальный мир, где живет группа протолюдей, во многом похожих на нынешних шимпанзе. Компьютерная симуляция показала: благодаря бабушкам всего за 60 тысяч лет продолжительность жизни наших виртуальных предков выросла вдвое.

Доступные в мире Кима ресурсы позволяют прокормить всего тысячу особей. В результате, хотя каждая женщина в детородном возрасте и производит на свет по ребенку в год, выживает меньшинство. Достигнув возраста в 45 лет, женщины больше не рожают, но зато начинают ухаживать ухаживать за детьми своих детей - и занимаются этим вплоть до наступления старческого бессилия (в модели это 75 лет или удвоенная средняя продолжительность жизни). Матери передают внука бабушке в два года, когда тот больше не нуждается в грудном вскармливании.

Если не принимать в расчет бабушек, средняя продолжительность жизни в такой популяции будет около 25 лет. Ученые взяли эту цифру за стартовую точку и посмотрели, что произойдет, если забота о внуках все-таки имеет место. По самому оптимистичному из трех сценариев, предложенных программой, уже 24 тысячи лет спустя протолюди добиваются средней продолжительности жизни в 43 года, и в конце концов эта величина вырастает до 50 лет.

Когда практически каждая женщина успевает увидеть внуков, продолжительность жизни больше не растет: ген долголетия теперь есть у всех. Прабабушки ситуацию не меняют: в первобытных условиях у них слишком много правнуков, чтобы уделять каждому достаточное внимание. А современный цивилизованный мир, где преобладают нуклеарные семьи (то есть молодые мамы и папы с детьми, которые живут отдельно от свои родителей) снова отодвинул бабушек на задний план - потому что их внуки  больше не рискуют умереть во младенчестве. geo_icon