Сайты партнеров




GEO приглашает

26 октября в самом сердце Москвы, в доме Пашкова, журнал Forbes отметил 100-летний юбилей. Мероприятие стало финальным в череде торжеств, посвященных юбилею легендарного бизнес-издания по всему миру


GEO рекомендует

В расписании авиакомпании Lufthansa на лето 2018 появилось пять новых маршрутов. Они свяжут Франкфурт с Глазго, Кишиневом, Санторини и Меноркой, а Фуншал на Мадейре с Мюнхеном. Билеты уже в продаже


115 — и все

Ученые нашли естественный предел человеческой жизни: шансов прожить дольше 115 лет практически нет
текст: Семен Кваша
REUTERS/Francois Lenoir / Старейшие в мире близнецы, Паулюс и Питер Лангерок из Бельгии накануне статрехлетия

Фото: REUTERS/Francois Lenoir

Ученые из медицинского колледжа Альберта Энштейна в Нью-Йорке выяснили, что несмотря на то, что ожидаемая продолжительность жизни человека выросла в последнее столетие в два раза, максимальный возраст человека не меняется. Генетики Ян Вейг, Брэндон Милхолланд и Сяо Донг работали с Базой данных человеческой смертности (Human mortality database) и обнаружили период полураспада человека.

По их исследованиям получается, что максимальный человеческий возраст не растет с начала девяностых годов, хотя средняя продолжительности жизни в развитых странах продолжает расти, как и качество человеческой жизни в пожилом возрасте.

Ожидаемая продолжительность жизни росла весь двадцатый век (по крайней мере, если вычесть из демографических расчетов пару мировых войн), прежде всего за счет уменьшения детской смертности. В последние десятилетия она росла и за счет среднего возраста смерти — все больше и больше людей доживали до 70, 80, 90 и даже 100 лет. В Японии, например, правительство было недавно вынуждено отменить традицию дарить дорогие подарки, в частности, серебряную чашку для сакэ, каждому гражданину, достигшему 100-летнего возраста. Таких людей просто стало слишком много. 

А вот дальше начинается ровное плато. Количество людей, умерших после 110 лет не меняется с конца шестидесятых годов. Самый старый человек в истории наблюдений — француженка Жанн Калмент — умерла в 1997 году в возрасте 122 лет, но это исключение. Ян Вейг считает, что шанс, что в этом или любом другом году хоть кто-нибудь доживет до 125 лет составляет 1 к 10000.

Медицина тут, видимо, ни при чем. Медицина в состоянии увеличить качество жизни в преклонном возрасте, и, допустим, сократить смертность от сердечных болезней между 70 и 80 годами, но после 100 — 110 изнашиваются все системы организма и лечить уже нечего. Это и есть период полураспада, продлить который почти невозможно.

Противники этой концепции — в первую очередь ученые, работающие в калифорнийских стартапах над «таблетками бессмертия», считают, что методами генной инженерии можно продлить жизнь на неопределенный срок. Биомедик Обри де Грей уже больше десяти лет утверждает, что человек сможет жить до тысячи лет, причем речь идет о ком-то, кто уже сейчас достиг зрелости. Де Грей считает, что авторы работы о 115-летнем возрасте как пределе жизни учитывают только достижения медицины вчерашнего и, допустим, сегодняшнего дня, но не думает о будущем.

Другие оппоненты Вейга и его команды говорят, что все еще можно работать со старением на клеточном уровне. Старение — это процесс, которым управляет накопление ошибок и повреждений в клетках и органах, и этот процесс можно до некоторой степени притормозить и компенсировать. Том Кирквуд из университета Ньюкасла считает, что старение — это процесс, которым управляет накопление ошибок и повреждений в клетках и органах, и этот процесс можно до некоторой степени притормозить и компенсировать. Речь, впрочем, идет о незначительном превышении срока максимальных сроков жизни.

07.10.2016
Связанные по тегам статьи: